Абонементы-2019/20 в продаже. Телефон касс: +7 495 540-89-99

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Виктор Гончаренко: «Предложили защитника из Бразилии. Сказал везти не глядя: у меня 12 человек»

Большое интервью главного тренера ЦСКА — о победах над «Реалом», лидерстве Влашича, чуде Ахметова и готовности возглавить «МЮ».
«Реал», провал с «Викторией», худшая игра сезона

— 13 декабря, Мадрид. Сигурдссон забивает «Реалу» третий гол, и в те же минуты «Виктория» во второй раз повела в матче с «Ромой». Неужели вы узнали счет параллельной игры только в добавленное время?
— Конечно. Даже если ведешь у «Реала» со счетом 3:0, находишься в постоянном напряжении. Уровень игроков «Мадрида» — даже учитывая молодежь в центре защиты — точно высокий. Нельзя терять концентрацию и отвлекаться от хода игры.

Только в компенсированное время, когда я подозвал Такуму для замены, спросил [начальника команды] Якунчикова, что происходит в Чехии. В тренерском штабе наверняка кто-то следил, но я ни у кого не спрашивал и мне никто не говорил. Руководствуюсь принципом «делай, что должно, и будь, что будет». Мы понимали: не все от нас зависит.

— Вы узнаете про победу «Виктории», звучит финальный свисток. Ваши чувства?
— Противоречивые. С одной стороны, победа над «Реалом» на «Сантьяго Бернабеу» — кто бы что ни говорил — это история. С другой стороны, последнее место в группе. С третьей, разница забитых и пропущенных мячей у нас намного лучше, чем у «Виктории», — должны были выходить в евровесну. Потом приходит мысль, что нужно качественнее готовить команду к весне.

— Влашич, узнав о победе «Виктории», отшвырнул бутылку с водой. В раздевалке что-то летало?
— Там что-то кинуть могу только я. У нас амбициозные ребята, но большинство, думаю, выплеснули эмоции еще на поле. В раздевалке, мне показалось, все были счастливы, но вместе с тем огорчены. Кто-то вспоминал, что могли бы лучше сыграть с «Викторией».

— Объясните еще раз, что там пошло не так.
— Мне не хочется пенять на молодость, но только к ноябрю мы изучили нашу команду. Могли бы сыграть лучше: и минимальная победа, и ничья нас устраивали. Но всю первую половину сезона нас бросало то в жар, то в холод. Стабильно добиваться результата с молодыми командами тяжело, для этого нужны опытные игроки. Молодежи нравится играть в атаку, а иногда нужно придержать мяч, сбавить темп, просто сыграть прагматичнее.

— Самая слабая игра ЦСКА в сезоне? Кроме «Виктории».
— Были очень плохие отрезки: концовки матчей с «Краснодаром» и «Локомотивом», вторые таймы домашних игр против «Енисея» и «Виктории». Это провалы. Еще не понравились августовские игры, например, с «Енисеем» на выезде фактически ни разу нормально не вышли в атаку. С «Крыльями» в Самаре, дома с «Ростовом» — тоже неудачные матчи.

— Эти провалы — следствие ваших ошибок?
— Лучше стоило среагировать в домашней игре с «Викторией». Например, в Пльзене мы перешли на игру в четыре защитника, и стало лучше. Возможно, стоило предпринять нечто похожее — снизилось бы давление на защиту.

С «Краснодаром» могли сыграть лучше. Когда мы вели в счете, вместо Дзагоева и Чалова на замену вышли Хосонов и Бийол, которые думали только об обороне. Футболисты с такой психологией не должны играть против сильных соперников. Защищаться можно, но при этом думать и об атаке. Так что дело не в замене Феди, а в том, что мы стали только отбиваться.

— Знали, что после первой победы над «Реалом» у ЦСКА наступит психологическая яма?
— От нее никуда не деться. Кто-то выходит из нее раньше, кто-то позже. Надо понимать: после таких побед к тебе и соперники относятся по-новому. Уровень сопротивления возрастает, мотивации — тоже.

— Теперь про лучший матч. Декабрьский с «Реалом», конечно?
— Скорее, наиболее яркий, он войдет в историю. И московский, и в Мадриде. С точки зрения обороны это отличные матчи. С позиции силы мы лучше всего провели игры против «Урала», «Арсенала» и «Зенита».

Как Гончаренко так быстро сделал ЦСКА сильным

— «В ЦСКА новая команда, совсем молодая, строится с нуля». Это оправдание больше не работает?
— Я могу найти в этом оправдание, вы — за это меня критиковать. И то, и другое правильно. Мы проверяли всех новичков в боевых условиях, а на австрийских сборах работали всего с 12-ю полевыми игроками. Только к сентябрю фактически собрали состав.

Благодаря молодым футболистам мы могли выдавать яркие отрезки. Но не стоит ждать подобного на постоянной основе. Это объективная ситуация. Оценку нынешнему ЦСКА нужно будет дать по окончании сезона.

Тем не менее, я всегда смеюсь, когда тренер говорит: «Чтобы построить команду, нужно три года». Максимум в современном футболе дают три месяца.

— Вы приезжаете на сбор, у вас 12 футболистов, Головин стоит на продажу. Не возникало мыслей: «Куда я попал?!»
— Это не повод для паники. ЦСКА — топ-клуб, в котором десять лет назад собрались топ-футболисты. Они (Березуцкие и Игнашевич), по сути, пришли вместе и уйти должны были тоже вместе. Поэтому летом мы оказались в ситуации, когда нужно найти сразу десяток новичков: помоложе и подешевле.

Мы провели серьезную, кропотливую работу. [Скауты] Дюков и Мовсесьян постоянно присылали видео: «Посмотри этого, посмотри того». В какой-то момент говорят: «Есть центральный защитник из Бразилии» — «Вези, даже смотреть не буду!» Так в ЦСКА оказался Бекао.

— Вы шутите?
— Нет, абсолютно. Макс [Дюков] дал по нему характеристику. Я согласился: «Давай, прям на сборе и посмотрю». А какая разница, если у меня всего 12 футболистов? Приезжает на второй сбор, выходит на поле. Как будто с песков забрали: ни кроссовок, ни бутс нет.

После первой, втягивающей тренировки Родриго подходит ко мне: «Тренер, как-то мало мы сегодня позанимались» — «Давай поговорим на следующий день». Через три дня он выползает с поля — и к доктору, мол, колено болит. Я понял, что Бекао из категории футболистов, которые могут много тренироваться, но по своей натуре лентяи. Говорю ему: «Иди сюда! … [Блин], ты же меня сам просил побольше тренироваться!»

Знаю я таких футболистов, которые будут качественно тренироваться, только если их постоянно «душить». А недавно мне Родриго говорит: «Тренер, ты крэйзи! Как ты можешь нас грузить тренировкой после того, как мы 90 минут отбегали?» — «А ты лучше играть не стал? Прогресс чувствуешь?» — «Чувствую». — «Тренироваться будешь?» — «Буду!» Короче, с Бекао всегда можно договориться.

— Как его можно было откопать в запасе 11-й команды чемпионата Бразилии?
— Родриго можно сравнить с Васиным. Если в ЦСКА играли Игнашевич и Березуцкие, это не значит, что Витя — плохой защитник. Бекао тоже сидел под такими, только в Бразилии.

— Как в таком режиме удалось построить команду?
— У нас много теоретических занятий. Почти перед каждой тренировкой объясняем футболистам, что надо делать в рамках тактики. Теория у флипчарта (офисного мольберта. — Sport24), затем видео. Иногда мне кажется, что ребята могут побить меня вместе с оператором — предыгровая теория длится от 35 минут до часа. Представляя себя на их месте, понимаю: это реально тяжело.

— Индивидуально много общаетесь с игроками?
— Моя работа начинается за час до каждой тренировки. Приезжаю, общаюсь с каждым: спрашиваю, как дела, объясняю задачу на флипчарте, показываю видео, поднимаю настроение или пихаю. За это время ты узнаешь футболиста: амбиции, характер. Когда приехал Влашич, по первым пяти минутам было понятно, что это лидер.

— Кто еще взял на себя лидерство?
— В защите — Бекао. Федя [Чалов] взвалил на себя большую роль. И повторю: Влашич очень важен. Во-первых, в тяжелой ситуации ему можно отдать пас и ждать — он что-нибудь придумает. Во-вторых, Нико способен решить исход поединка. В-третьих, всегда поможет партнеру. В-четвертых, Влашич знает, что нужно сказать в том или ином моменте.

— Влашич говорил, что он играет лучше, если его хвалить.
— Наоборот, его можно критиковать. Дзагу, Магнуссона тоже — никаких проблем. Но я никогда ничего не говорю про Марио, никогда. Знаю, что он всегда играет на максимуме своих возможностей. И если ошибается, то сам знает, где. Бекао тоже больно воспринимает критику.

— Есть футболисты, на которых нужно орать, как на Мусу?
— Такие ситуации нельзя режиссировать. В перерыве матча в Пльзене, когда проигрывали 0:2, я подумал, что полкоманды может сцепиться друг с другом. Нужно было, как в боксе, растолкать людей по разным углам. Но никакой стычки не было: все ждали, что скажет тренер. Разговор шел на повышенных тонах, но все быстро угомонились, [когда я сказал]: «Заткнулись!»

Головин, Ахметов, Сигурдссон

— Кого тяжелее всего было заменить в ЦСКА этим летом?
— Так ставить вопрос неправильно. У каждого из ушедших были сильные качества. Еще нескоро появится игрок с таким же первым пасом, как у Игнашевича. У Васи Березуцкого — лидерские качества. Когда он заходит в помещение, заполняет собой все пространство — кричит, шумит. У Лехи, наоборот, спокойствие и уверенность.

Головин — наша энергия. Сердцем команды был Понтус. Он знал, когда ее надо завести, когда осадить соперника. Натхо — дирижер, был очень полезен в матчах, где нужно регулировать темп. У Мусы — скорость, и ее не хватало первое время. Витиньо забил много важных голов, несмотря на критику.

Витиньо больше всех в РПЛ бил по воротам соперника. Мне было смешно, когда все говорили, что он лупит из песочной ямы. Окей, давайте тогда и Овечкина критиковать, который больше всех бросает в НХЛ. Но у него из 20 бросков три шайбы залетит точно. У Витиньо хорошо поставлен удар с обеих ног, и я не мог запрещать ему бить. В любой момент его удар мог привести к голу.

— Вы ценили Головина за то, что «даже когда он до конца не восстановился после предыдущей игры, ходит и облизывается вокруг поля». В ЦСКА остались такие игроки?
— Те же Ахметов, Обляков, Сигурдссон. Кстати, и Лассана, и японец. Просто дайте им мяч. Даже если поле уже слабого качества, снег пошел, холодно — [будут играть]. У Чалова тоже сохраняется юношеский задор, никуда не уходит.

Нисимура привез из Японии многое, чему нам стоит поучиться. Он мне сказал: «Я так понял, что после тренировки у вас надо уходить». Ответил: «Необязательно. Можно остаться. В зале тоже есть работа. Давай согласуем». Такума работает очень много.

— Вы на связи с Головиным? Каково ему сейчас в «Монако»?
— Как он себя чувствует, лучше пусть сам расскажет. Саше надо просто пройти через эту ситуацию. Хороший футболист, внедренный в не очень хорошую систему, — плохой футболист. А средний, внедренный в отличную систему, — хороший. «Монако» надо наладить игру, тогда и Головин выйдет на уровень, можно не сомневаться. Он бьется, старается, делает то же, что и у нас. И играет, считаю, лучше всех. К сожалению, нет поддержки из команды.

Наверное, вина Саши в этом такая же, как у всех. Но согласен со Слуцким: у Головина неограниченный потенциал — даже не знаю, до какого уровня он может дорасти.

— Звали Головина обратно в ЦСКА?
— Да мы с удовольствием. Но только в бесплатную аренду, ха-ха!

— Кто из новичков вас удивил больше остальных?
— Ильзат. Раньше в нем все видели исключительно атакующего футболиста. Но впереди нам было кого поставить: Сигурдссон, Влашич, Чалов. Нам нужен был футболист, который будет вести игру в центре поля. На тренировках Ахметов хорошо вступал в отбор, не стеснялся черновой работы.

Мне нравится, что в сложных моментах он принимает правильное решение — неудобное для соперника, обостряющее ситуацию. При нем не было такого, что мяч «сквозит» и попадает сразу в линию защиты. Для нас стало большой неожиданностью, что Ахметов может так обороняться. Ну а в его атакующих навыках мы и не сомневались.

— Сигурдссон стал самым дорогим летним приобретением ЦСКА. Это не риск?
— Когда мы вели Арнора, он в «Норрчепинге» смотрелся просто здорово. Сигурдссон сразу согласился перейти к нам, чтобы играть в Лиге чемпионов. Но шведы его не отпускали. И в этот момент у Арнора случился спад в игре. Макс Дюков тогда сказал: «Может, не будем его брать?» Но мы уже договорились и решили, что у него есть перспективы.

У Арнора есть очень ценное для меня качество: он почти не теряет мячи под давлением соперника. Статистика у него сумасшедшая. А по характеру Сигурдссон, кстати, сильно отличается от Магнуссона. Хердур всегда позитивный, а Арнора я все время спрашиваю: «Ты вообще когда-нибудь улыбаешься?»

Обляков, любимчики

— Какова ваша роль при селекции и продлении контрактов?
— Продление зависит от того, нужен ли мне футболист или я не вижу его перспектив в команде. Здесь моя позиция принципиальна. Что касается покупок — всегда прошу найти игрока сильнее, чем есть в команде. Но не даю конкретных заданий: дайте мне левоногого и атакующего.

Это совместная работа: сначала футболиста находит селекционный отдел, затем мне его показывает Бабаев, потом мы все вместе обсуждаем целесообразность приобретения и последнее слово — за Гинером.

— У Дзагоева контракт заканчивается уже летом. Попросите оставить его?
— Мне очень нравятся человеческие и игровые качества Алана. Он всегда тренируется с улыбкой, и это не может не заводить. С ним в команде совсем другая динамика. У нас доверительные отношения — Алан всегда может подойти и сказать, если не готов на сто процентов.

Понятно, что есть контрактные обязательства и нюансы со здоровьем. Но Дзагоев мне, конечно же, нужен. У него сейчас самый золотой возраст.

— Обляков — тоже ваш любимчик?
— Давайте назовем тогда еще десяток футболистов. Акинфеев, Фернандес, Бекао, Сигурдссон…

— Вы же понимаете, откуда такое мнение. Вы знакомы с Обляковым по «Уфе», а в этом сезоне при не самой стабильной игре он пропустил только два матча: из-за травмы руки с «Зенитом» и из-за дисквалификации с «Енисеем».
— У нас выбыли Бистрович и Дзагоев — два игрока центральной зоны. Плюс не восстановился Кучаев, плюс получил травму Ахметов. В последних играх у меня просто не было альтернативы Облякову. Может, он бы и при их конкуренции играл, не знаю.

Насчет любимчиков. Дзагоев, Ахметов, Обляков — все счастливы, когда тренируются. ЦСКА, кстати, следил за Ваней, когда еще мы вместе работали в «Уфе». Этим летом, еще в июле, у меня спросили, нужен ли ЦСКА Обляков, я согласился.

Позвонил Газизову, он сказал: «Если тебе, то Ваню отдам». Но клубам нужно было еще сойтись по цене, которая устраивала и ЦСКА, и «Уфу».

— Как прошел разговор с самим Обляковым?
— «Вань, если договариваемся, ты должен собрать сумку и быть здесь». Все.

— Видели, как ЦСКА анонсировал трансфер Облякова?
— «Обля»? Конечно! По-моему, забавно.

— Да, где у вас усы, как у Якубовича.
— Нет, как у Черчесова, ха-ха!

«Нисимура отравился японской кухней. Пришлось посоветовать ресторан»

— По трансферу Эрнандеса сомнений не было, учитывая его травматичность?
— По игровым качествам Абель — топ-форвард. Здесь мы рискнули. Невозможно попадать с трансферами на десять из десяти. Причем футболист может не прижиться в команде по самым разным причинам — от игровых до семейных.

Мы много общались по Эрнандесу со Слуцким, он зарекомендовал Абеля как топ-нападающего. Это лучшая оценка, которую я мог получить: доверяю Леониду Викторовичу на сто процентов. Когда он так говорит, я понимаю, что имеет ввиду: в свое время мы обсуждали многих игроков.

— Была ситуация, когда вы сказали селекционному отделу «нет»?
— Не хочу называть фамилию, но у меня было сомнение по одному из игроков, достаточно дорогому и известному. У него есть хорошие качества, но не все подходят под наш чемпионат России.

— Что за качества?
— В России много единоборств. Если футболист не умеет бороться, лучше с ним не связываться. Многие скауты не следят за нападающими из Голландии. Там много забивают, потому что футбол слишком открытый.

У нас другая ситуация — футбол силовой. Поэтому мы можем позволить одного футболиста типажа Сигурдссона, но трех-четырех — нет. Еще в «Уфе» я забраковал полузащитника из Дании, он в «Амкар» потом перешел (речь об Изунне Узочукву. — Sport24). В Перми он пробыл два месяца и покинул команду.

— Зачем вам Нисимура?
— Такума — хорошая японская машина. Его настроение не зависит от того, играет ли он в основе, выходит ли на 30 секунд или сидит на скамейке. Нисимура всегда приходит за час до тренировки, а после занятия без вопросов выполняет все необходимые задания. Покажешь ему несколько позиций на поле, скажешь, как действовать, — и он все выполнит, причем без единой ошибки. Подкупает, что у Такумы огромнейшее желание стать лучше.

— То есть он может вырасти в качественного нападающего?
— А почему нет? Мы верим во всех ребят. С учетом восстанавливающихся в команде будет хорошая конкуренция. С учетом Тикнизяна и Жиронкина получается качественная обойма.

— В какой ресторан вы водили Нисимуру?
— Сейчас вам расскажу, а мне скидку в следующий раз сделают, ха-ха. Kinki, хороший японский ресторан. Все было так. Во время перерыва на матчи сборных мы в Ватутинках играли против тульского «Арсенала». В первом тайме Такума, держась за живот, попросил замену. Сказал, что отравился какой-то японской кухней с доставкой. Через пару дней пришлось сводить его в нормальный ресторан. Теперь он мне посоветовал знакомого шефа из Японии, который работает в Москве.

— Что ждать от Лассаны Н’Диайе? До трансфера в ЦСКА его якобы вели «Барса» и «Реал».
— Не люблю много хвалить молодых. Лассана сейчас — брошенный ребенок: его забрали у родителей и привезли в огромный мегаполис. Может, через год он придет к руководству и скажет, что устал и хочет домой. Но у него есть суперкачества. Если нам удастся их развить, Лассана станет хорошим нападающим.

Мы предполагали, что работать Н’Диайе будет с ленцой. На удивление он выкладывается по полной. Зимой Лассана поедет с нами в Испанию. Может быть, его время придет в следующем сезоне.

— Кто из молодежи точно останется в ЦСКА, а кто уйдет в аренду?
— Хосонову, Макарову и Гордюшенко нужна игровая практика, будем искать варианты с арендой. Жамалетдинов остается с нами.

Чалов, Акинфеев, Набабкин, Щенников

— Акинфеев в интервью Sport24 отметил, как возмужал Чалов и как спокойнее стал разбираться в эпизодах. Заметили, что у Федора пропали сомнения?
— Федя стал зрелым, опытным футболистом. Теперь он понимает, когда следует придержать мяч, а когда — отдать. Стал правильно открываться, отрабатывать в защите. Вот посмотрите на Влашича: ему 21, а по игровому интеллекту — все 26. Федя же поначалу был юношей, а сейчас повзрослел.

В ЦСКА мы подстроили Чалова под свою систему, а в сборной есть своя. Некоторые его качества мы принимаем и стараемся улучшить, а другой тренер может воспринимать их по-другому. Даже если футболист — лучший бомбардир, не факт, что впишется в систему Черчесова.

— Как работали над уверенностью Федора?
— В Мадриде Чалов отдал передачу пяткой Фернандесу перед голом Щенникова. Помните же?

Все потому, что после «Енисея» я сказал Феде: «Если будешь завершать каждую атаку ударом непонятно откуда, то не станешь лучшим бомбардиром. Им можно стать только играя в команде и на команду. Если партнер находится в лучшей позиции — отдай мяч. Не надо бить из-за уха. Такое мог позволить себе Витиньо, но у него удар поставлен с двух ног».

Федя правильно воспринял эту критику.

— Акинфеев завершил карьеру в сборной. От этого есть польза для него и ЦСКА?
— По-моему, да. Игорь стал менее напряжен. Подходит к играм с более свежей головой. Раньше шла сплошная череда игр, почти без перерыва. А теперь он даже улыбается чаще, проще восстанавливается.

— Набабкину в этом сезоне исполнилось 32. Как вы раскрыли его по-новому? Он даже вернулся в сборную.
— Наба очень хорош для нас. Стержень в защите. Злой, агрессивный. Готов пахать все 90 минут, причем на нужной в конкретный момент позиции: помогает справа, слева, в центре. Кирилл правильно понимает свою роль и при начале атакующих действий. Причем как и Васин, Кирилл прежде сидел за спинами сильнейших защитников. Мы не могли рассмотреть его лучших качеств. Слава богу, они все еще при нем.

— Семь из восьми голов в ЦСКА Щенников забил при вас. Что вы с ним сделали?
— В определенных моментах ему надо оказываться в нужном месте, вот и все. Если бы он еще и «Виктории» забил или «Роме» — в совершенно таких же моментах, [как с «Реалом»] — вообще бы цены ему не было.

Все зависит от того, как в наших схемах — 3-5-2, 3-4-3, 5-4-1, 5-3-2 — мы нацеливаем крайних защитников: больше на атаку или на оборону. Почему Жора столько забил? Потому что Марио сквозит на правом фланге. В таких случаях атаки мы завершаем слева.

Васин, Березуцкие, Игнашевич

— Весной ЦСКА продолжит лихорадить?
— Если восстановятся Васин, Эрнандес и Дзагоев, у нас будет баланс между молодостью и опытом. На всех рассчитываю. Витя будет тренироваться полноценно с 10 января. С Абелем мы близки к заключению договоренности о том, что он остается в команде. Алану мы дали паузу, чтобы он преодолел эту полосу травм: то ахилл, то спина болит, то задняя поверхность бедра. Но его качества нам очень нужны. Если эта тройка будет в строю, зимой трансферы нам не нужны. Если с Абелем что-то не получается — ищем нападающего.

— Что пошло не так в восстановлении Васина?
— Витя и после прошлой травмы тяжело возвращался. Такова физиология: нужно больше времени на восстановление. Мне Васина очень не хватает, все его поддерживают. Даже когда Витю все критиковали, я называл его лучшим центральным защитником. И это не какая-то прихоть, а реальный критерий. По отборам, по перехватам и по единоборствам все так и было.

Еще лучше я понимаю Витю из-за того, что сам через все свои травмы прошел. Когда у тебя что-то болит, сосредотачиваешься на этой боли. И это не отпускает. Вроде Витя хочет играть, работать — а болевой синдром сдавливает. После отпуска, надеемся, Витя вернется к тренировкам.

— Ожидали, что закончите год в четырех очках от первого места?
— Еще в августе легко было предсказать, как сложится сезон. Задачей было скомплектовать команду и посмотреть, что получится. Только об этом и шла речь, о месте не говорили. Старт вышел тяжелым. Два очка за первые три тура — это могло вылиться во что угодно. Когда усилились, взглянули на себя по-другому.

— Что нужно поменять, чтобы финишировать еще выше?
— Вместе потренироваться два месяца, как следует определиться со схемой, найти ее вариации. Улучшить выход из обороны в атаку, стандартные положения — они хромают.

— Гендиректор ЦСКА Роман Бабаев сказал, что вылет из еврокубков может быть полезен для ЦСКА весной.
— Во всем, конечно, нужно искать позитив. Правда, не могу сказать, что мы испытывали дискомфорт прошлой зимой, когда готовились к «Црвене Звезде». Но сборы были более спрессованы по сравнению с обычным нашим графиком. Сейчас все будет качественно.

— Как ваш английский?
— Тем, подойди, — Гончаренко подзывает своего сына к нашему столу. — Как твой папа знает английский по пятибалльной шкале? Ты же знаешь, как я «прекрасно» общаюсь.
— На четыре, — смущается Артем. — Ну, на четыре с минусом.
— Ты сейчас папе льстишь, — улыбается отец. — Тема учится в английской школе, язык у него каждый день.

— Команда стала более интернациональной. Вам это не помогает усовершенствовать английский?
— Если бы не Макс [Головлев, переводчик ЦСКА], то Марио уже разговаривал бы по-русски, а я — на нескольких языках. Но пока он или Руслан Зубик рядом, я разговариваю с их помощью. А когда выезжаю заграницу, то со мной жена или сын.

— Фернандес уже оставил попытки говорить на русском?
— Марио — скромный парень. Один на один отлично говорит по-русски. Но на людях боится сморозить глупость, поэтому общается через переводчика. Если я леплю все подряд на другом языке, не думая, то Марио стесняется.

— Братья Березуцкие уехали к Леониду Слуцкому в «Витесс».
— Они коммуникабельны, легки на подъем. Готовы к новой стране, новому языку. Хотели чего-то другого. Считаю, сделали правильный шаг. А в ЦСКА они всегда могут вернуться.

— Игнашевичем уже интересуются в ФНЛ. Его приглашать к себе не планировали?
— У нас уже есть штаб. Сразу говорили Сергею: надо попробовать себя хотя бы в молодежной команде, чтобы набраться опыта. Нужно сперва понять, как управлять людьми.

Капский

— Вы побеждали «Баварию» с БАТЭ и «Реал» с ЦСКА. Когда было больше поздравлений?
— После «Баварии» их было очень много, да и сейчас тоже. Но в этот раз мне очень не хватало сообщения Капского. Он всегда писал одним из первых.

— Анатолий Капский — глава БАТЭ, где вы начали тренерскую карьеру, — скончался 22 сентября. 23-го у ЦСКА игра со «Спартаком». Как вы пережили этот день?
— Доктор таблеток надавал, так что состояние было суперспокойным. Но из головы этого не выкинешь. Не было сил даже покричать — в груди сперло.

— Во время матча отвлеклись?
— В любую паузу приходили мысли об этом. Чуть что — мысли возвращались. Что интересно: было легко, когда мы стояли у гроба. Сначала дома у Капского собрались, потом — в храм, на стадион и только потом — кладбище. Знаете, воспринималось, что он вот, рядом. Ну да, лежит — но ведь все еще с нами.

Но с каждым днем ты понимаешь, что это не так. Сейчас мне даже тяжелее, чем тогда. Более того, не могу удалить из телефона переписку, фото. Рука не поворачивается. Он всегда в моей памяти.

— Капский для вас был как второй отец?
— Я написал несколько глав для книги про Капского — когда выйдет, поймете, что это был за человек. Если вкратце — он умел разглядеть в человеке какие-то качества и подобрать должность, где он раскрывался. Я вот не понимаю, зачем в 2007-м он взял молодого парня, который закончил с футболом, и назначил главным.

И впредь искренне поддерживал, волновался за меня, гнал вперед. К нему нельзя было не прислушиваться. Я и сам ему звонил, когда слышал о предложениях, в том числе из России, и спрашивал совета. Он отговаривал: «Туда не иди, время твое придет». Но когда Капскому сделали операцию (а потом и другую), уже я не имел права уйти.

— Что вас особенно восхищало в Капском?
— Умение задавать вопросы. Вроде ты не в настроении, он звонит — и вытаскивает у тебя из глубины подсознания что угодно. Жена мне потом говорит: «Ты мне никогда этого не рассказывал». А как, если не задашь вопрос правильно?

Я взял на работу в БАТЭ повара. Хороший, нам с ребятам нравился, готовил нужную пищу профессионально, в отличие от того, что раньше был. Однажды повар накосячил, что-то там хреново сделал. Я пытался от Капского это скрыть, но знал: все равно всплывет. Потому что он умеет задавать вопросы. Утаить что-то — бессмысленно. Капский не любит шестерок, они ему не нужны. Позвонит другим, составит в голове картину, потом снова ко мне — и бьет фактами.

Еще одно качество, важное для руководителя, — сочетание жесткости управленческих решений с внутренней добротой. Ко мне он хоть и относился как к сыну, ругался, блин, так, что искры летели. Но какими бы оскорблениями Капский ни сыпал, на него никто не обижался. Все понимали: он первый, кто придет на помощь.

Достоевский, Галыгин, стэндап

— Следуете совету Байдачного, который говорил вам каждый день уделять хотя бы 45 минут специализированной литературе?
— Байдачному это посоветовал еще Лобановский, так не помешает делать всем тренерам. Можно даже разнообразить: в плюс пойдет и просмотр видео. Но лучше всего — чтение: оно идеально восполняет пробелы и всегда помогает. На русскоязычном рынке не так много необходимой литературы. Надо покупать, переводить. Трое моих знакомых могут перевести с итальянского, испанского и английского. Беззастенчиво пользуюсь их трудом. Нахожу какое-то пособие, отправляю одному из них и жду перевода. Если назову конкретные книги, это будет странно: взламываем же их по сути!

— Жена советовала вам дневники Толстого. Что из последнего зацепило?
— Сейчас читаю «Бесов» Достоевского. Тяжело дается. За месяца четыре только полкниги осилил.

— На что еще остается время?
— Только на прогулки. У меня рядом с домом Мещерский парк. Хотя бы час в день стараюсь выбираться туда с женой. Игры часто поздние, и если следующий день выходной — это обязательно надо делать. Чтобы разгрузить голову — идеально.

— Телевизор, ютуб?
— Это табу. Ограничиваю себя десятью-пятнадцатью минутами интернета в день. А то иначе…

— Смотрите «Камеди клаб», стэндап?
— У меня дружеские отношения с Вадиком Галыгиным. Может что-то скинуть: «На, посмотри, интересно».

— Слышали о комике Славе Комиссаренко?
— Только имя.

— За два дня до игры с «Реалом» в Мадриде все обсуждали его выступление об игре вашего БАТЭ с «Ювентусом». Диалог с футболистом во время аута — правда?
— Чтобы ко мне кто-то подбежал и такое спросил? Нет, этого точно не было. Я бы дал по башке и сказал: «Иди в атаку!»

Знаете, мне нравится фраза Ремарка: «Забвение — тайна вечной молодости. Мы стареем только из-за памяти». Все самое яркое всегда с тобой останется, но и хорошее, и плохое лучше забыть. А вспоминать постоянно… Мы от этого изнашиваемся, получаем стресс. Да, вести 2:0 у «Ювентуса», у «Баварии» (в 2012-м БАТЭ обыграл будущих победителей ЛЧ «Баварию» 3:1. — Sport24) и тем более сейчас у «Реала» — всегда неожиданно. Но было ли что-то похожее… С Бордачевым, на самом деле, возможно!

Помню эпизод, который в матче с «Юве» точно был — и который меня расстроил. Саня Юревич побежал вбрасывать аут. Они подобрали и гол забили. Не побежал бы — закончили бы тайм 2:1, а так — 2:2. Вот что значит нехватка опыта.

— Когда вы повели в Москве у «Реала», к вам не подбегали с вопросом, что делать дальше?
— Нет, конечно. Когда мы в Минске играли с «Баварией», «Ювентусом» и «Реалом» (тогда единственный мяч нам забил Рауль), была ситуация чуть иная. А тут испанцы были недостаточно энергичны, чтобы переломить ход матча. Иско, Бензема, Асенсио, Винисиус хотели себя проявить, но сил не хватало. Теперь все было спокойнее.

Готов ли Гончаренко возглавить «МЮ»?

— Вы часто ездите на зарубежные стажировки. Когда была последняя?
— Как раз в декабре два дня провел с «Ромой». Эусебио [Ди Франческо], кстати, очень расстроен, что не смог помочь нам. Сказал: «Сами сейчас играем так себе». У нас с «Ромой» вообще тесные отношения.

— Может, обиделись из-за трансфера Думбия?
— У нас тоже такая версия!

В «Роме» я был при Лучано Спаллетти, Клаудио Раньери и вот сейчас третий раз. Могу задавать любые вопросы, наблюдать за тренировками. Ни один тренер не может знать всего, поэтому такие стажировки заполняют пробелы.

К тому же, мне нравится римская атмосфера. Погулять, покушать — полдня провожу на базе «Ромы», полдня в городе. Обязательная программа: фонтан Треви, площадь Испании, Ватикан. Очень красиво.

— Какой пробел вы заполнили в эту поездку?
— Наблюдаю за нюансами: как игроки располагаются при атаке и защите, что происходит во время стандартных положений, насколько агрессивно команда восстанавливается за три дня между матчами. Понравилось, как Ди Франческо просит нападающих открываться. Смотрю за этим всем и рассуждаю, стоит ли брать что-то для работы со своей командой.

Кроме того, итальянский футбол намного более тактический. Ди Франческо спросил: «Как у наших игроков с тактикой?» — «В России футболисты не очень ее любят». — «Каррера мне говорил то же самое! А здесь если два дня игрокам не давать тактику, они сами подходят и просят объяснений».

— На каком языке говорили в Италии?
— Нашел в Улан-Удэ переводчика, оттуда притащил. Единственный бурят, который говорит по-итальянски, ха-ха.

— Михаил Сиваков рассказывал, что в «Кальяри» записывал упражнения Массимилиано Аллегри в ежедневник, а потом передал эти конспекты вам. Вы якобы их забрали и обратно не отдали.
— Эти конспекты у меня, лежат дома в Минске. Читал их, конечно, тоже закрыл некоторые пробелы. Но надо понимать, что футболисты специфично воспринимают упражнения, поэтому в их описании еще надо разобраться. Врачи, например, когда пишут о лекарствах — тоже посторонним ничего непонятно. Так и здесь.

— Много зарубежный футбол смотрите?
— Все, что попадается на глаза. Франция, Германия в меньшей степени, в большей — Премьер-лига и Примера.

— Вы болельщик «Манчестер Юнайтед». Моуринью себя исчерпал?
— «МЮ» при нем играл менее интенсивно, чем «Сити», «Ливерпуль», «Арсенал» и «Челси». У остальных — выше скорости, больше креатива. Потому и идут выше. А вообще-то Жозе говорил правильные вещи. Нельзя забывать, сколько он выиграл. Да, конкуренты сейчас стали сильнее, чем раньше. Но к себе Моуринью относится профессионально. Да, эмоционально он выжигает. Себя в том числе. Многое требует от футболистов и себя самого.

— Вы готовы возглавить «Манчестер Юнайтед»?
— А почему нет? Уай нот?

— Есть стремление уехать в Англию, как у Слуцкого?
— У Слуцкого такой характер, захотел повернуть карьеру. А я хочу улучшать ситуацию в том клубе, где нахожусь. Сейчас я очень доволен работой в ЦСКА. Идем вверх. Когда пойдем вниз — придет пора честно сказать руководству, что пора на выход.

— Топ-три тренера мира?
— Нельзя не любить Клоппа. Я столько смеялся c его пресс-конференции, где он говорил одной мимикой! Не видели? Или когда в «Боруссии» выпали пять защитников, и они взяли 35-летнего защитника. Клоппа спросили, зачем, а он ответил: «Ну он хотя бы лучше меня». Выступления Юргена вдохновляют. Я ведь еще ездил на тренировки «Боруссии» в Испании: очень понравилась работа Клоппа.

Второй — Сарри. Так поставить игру — топ. Моуринью будет банальным, так что назову еще Кике Сетьена. Его «Бетис» обыграл «Барселону» и идет сейчас пятым.

Хоккей, сын

— Играете в хоккей?
— Надеюсь, сейчас получится поиграть. У нас есть своя футбольная тусовка, создали команду. И в Минске тоже есть.

— А смотрите?
— Может быть, с сыном сходим в ближайшее время, он просил. А так нет времени. Только если обзоры НХЛ, очень их люблю. Каждое утро смотрю, сколько забил Овечкин, сыграл Кучеров и в этом духе.

— За кого болеете?
— За всех русских хоккеистов. Любимцев нет. Но вживую видел на чемпионате мира в Минске, как играет Малкин. Уровень мышления, катания впечатляет. Причем он все исполняет на огромной скорости.

— Почему вы не ходите на тренировки сына в ЦСКА?
— Зачем оказывать на тренера лишнее давление? Пускай Тема карабкается сам. Его как медвежонка надо бросить в снег и следить.

— На какой позиции он выступает?
— Блуждающего форварда! А вообще на любой.

— Вы с ним играете в футбол?
— Я в детстве в футбол наигрался. Тренировать могу, а вот играть уже нет. Мяч футболистам введу, если надо, а все остальное — не хочу.

Александр Муйжнек, Данила Игнатов, Павел Гуревич
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить