Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Влашич
8
Влашич
Полузащитник
12
Чалов
9
Чалов
Нападающий
8
Сигурдссон
17
Сигурдссон
Полузащитник
4
Ахметов
7
Ахметов
Полузащитник
4

Приключения Ван Дамма в России

ветеран.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ Ван ДАММА В РОССИИ

Элвер РАХИМИЧ

В сегодняшнем звездном составе ЦСКА, где при всех громких успехах на старте сезона пока продолжается "притирка", боснийский полузащитник - чуть ли не ветеран. До нынешнего взлета он успел познать с армейцами прошлогодние беды. А еще раньше - на всю Россию заявить о себе, играя за махачкалинский "Анжи".

ВОПРОСЫ, ВОПРОСЫ

Было это, если память не изменяет, года три назад. А может, четыре. Не важно. Всей Москве на диво махачкалинская команда "Анжи", за сезон до того едва не ухнувшая лигой ниже, вдруг стала подниматься. Да так, что и понять никто не мог - как? Почему? Да и может ли такое быть, чтоб вчерашний выходец из турниров КФК оказался на пороге самой что ни на есть высшей российской лиги?

Казалось, не может. И команду эту, если темп удержит, тормознут где-то на ближнем подходе. Искусственно. В том, что не быть Дагестану в высшем дивизионе, не сомневался никто. Что, впрочем, не мешало рождаться все новым вопросам. Как Гаджи Гаджиев, "кабинетный" специалист, 18 лет ведавший на Лужнецкой сборными, оказался действующим тренером? Как играть в футбол, когда на трибунах люди с автоматами? Как перенесла эта команда гибель своего лидера Гасанбекова?

Вопросов был миллион. Ответ нашелся универсальный: югославы. Причем так взлет "Анжи" объясняли люди, в футболе не последние.

Югославы у нас тогда уже были не в диковину, но в Махачкале, по слухам, играли особенные какие-то. Способные вытащить команду наверх то ли вдвоем, то ли втроем - никто в точности не знал, сколько ж их там.

ОШИБКА САЛЬКОВА

Сразила меня Махачкала, помню, с порога - и просторами своими, и столетними чабанами на футболе, и Расулом Гамзатовым в гостевой ложе, и выброшенными ночным прибоем осетрами на ракушках безлюдного пляжа... И югославами.

Огромный красавец Лазо Липоски чуть растерянно бродил по гостиничному холлу. Уж чего-чего, а собственного вылета из основного состава он не ждал: сезоном раньше лишь благодаря его вратарским талантам "Анжи" зацепился за место в первой лиге. Да еще и квартиру его махачкалинскую обчистил кто-то. "Один ботинок взяли, другой оставили... Почему, Юра, объясни?" - недоумевал македонец. Объяснить я не мог.

Второй легионер, Предраг Ранджелович, за полгода в России освоился настолько, что, казалось, по-русски говорит лучше местных. Третий, босниец Элвер Рахимич, наоборот, казался потерянным - и язык ему давался куда тяжелее, и по родным краям тосковал жутко. Да и место в составе "Анжи", выяснилось, ему не гарантировано - так стоило ли ехать в Дагестан? Выстрелов-то Элвер наслушался и в своей Боснии.

На первом сборе ассистировавший Гаджиеву Владимир Сальков высказался о боснийце: "Это не игрок, только деньги на ветер пустим!"

После недоумевал уже Гаджиев, оставивший-таки Рахимича в команде: "У Максимыча нюх на игроков уникальный, а смотри-ка - ошибся..."

МИЛЛИОН

В тот мой приезд играл "Анжи" против лужниковского "Торпедо" - кажется, кубковый четвертьфинал. И не просто выиграл, а сделал это шутя. Сирхаев, Агаларов, Будунов временами над столичными звездами словно издевались. Но такого впечатления, как Рахимич, помню, не оставил никто: играл он, страшно сказать, как Онопко году в 92-м. Ни одного проигранного единоборства. Ни одного неточного паса - при том, что мяч отдавал вовсе не ближнему...

Ладно, думаю. Даст Аллах - доберется "Анжи" до высшей лиги, и уж там боснийца обломают.

Не обломали. И через год обрывали Рахимичу телефон едва ли не все столичные клубы. Он переадресовывал звонивших в клубный офис: "Решайте там..."Дальше события развивались по одному потешному сценарию: многочисленные вице-президенты и директора "Анжи" ответствовали потенциальным покупателям: "Рахимич? Да, продается. Сколько стоит? Миллион!" Москва предлагала дагестанцам взять себя в руки. Перезванивала другому вице-президенту и слышала: "Продается Рахимич, да. Два миллиона..."

Короткие гудки. А вся Махачкала цитировала Гаджиева - "У нашего Элвера каждая нога стоит миллион. Долларов, разумеется!" Сам Рахимич только посмеивался - неужели я стал настолько классным футболистом?

...Потом он обыграет "Локомотив". Конечно, вся команда обыграет, но Элвер в том матче будет бесподобен. И сил у него, полулежащего в холле "Приморской", на интервью не хватит. Хватит только на короткое: "Это правда, что мы обыграли очень сильную команду?"

Очень, отвечу. Рахимич благодарно кивнет в ответ. "Очень сильных" он еще не обыгрывал. "А интервью... Завтра, ладно? Я сам к тебе загляну".

В 9 утра - стук в дверь: "Я готов, давай говорить". Вот так звезда, думаю...

ПОДАРОК

Уж от чего Бог Рахимича миловал - это от "звездняка". Хоть тогдашняя дагестанская популярность, по глазам видно было, тешила. Ни в Боснии, ни в Австрии, где играл до "Анжи", такой любви народной он не видел.

Как-то отыскал в Махачкале лучшего ювелира, заказал кольцо: "Подарю первому тренеру..." После какого-то матча получил в подарок от спонсоров ключи от новенькой "девяносто девятой". И прямо там, в раздевалке, ключи те и оставил: "Пусть команда решает, кому машина нужнее". Присудила ее команда Мураду Рамазанову - а то парень уже за российскую "молодежку" играл, а машины своей не имел...

Спросить сегодня армейца Рахимича, тоскует ли по "Анжи" - знаю, что ответит. Конечно, тоскует. По стадиону, по ревущей толпе, по встречающим его у поля махачкалинским пацанятам: "Смотры, Рахымыч!" По ресторану "Кавказ", где отмечались победы "Анжи".

Наверняка скучает по Гаджиеву: никогда Элвер не скрывал, кому благодарен за то, что сделал из него игрока. А поначалу Рахимич всего-навсего - еще одна цитата из Гаджиева - "не делал на поле глупостей". Потому в команде и остался. Потому и отыскали в клубной кассе 300 тысяч марок - именно столько просили австрийцы. По европейским меркам, сумма почти смешная.

ПРОЗВИЩЕ

Уж не знаю, в чести ли у нынешнего ЦСКА прозвища - а в Махачкале окрестили Рахимича Ван Даммом. Приятель Ранджелович на Пейджера не сердился - даже нравилось. Как и Арсен Акаев на Саву. А вот Рахимич бунтовал, на прозвище не отзывался. Не помогло - звали за глаза только так. Ван Дамм. Точка.

Как-то я поинтересовался: почему? Уж на кого Элвер меньше всего смахивает, так это на голливудского товарища.

- Ааа, - поморщился, - даже говорить не хочется...

Ладно, отвечаю. Можешь не рассказывать. Вон, за соседним столиком Будунов сидит - сейчас у него спрошу. Некуда деваться боснийцу - рассказал.

- С Нальчиком, кажется, играли в гостях... Выскакиваю один на один, момент - супер! Защитник где-то за спиной, я мячик грудью укрыл - и тут по ногам получаю. Заваливаюсь, пенальти жду - нет свистка. На судью оглядываюсь и вижу, что защитник тот не только меня срубил, но и вратаря собственного. Мне после синяк на ноге залечивать пришлось, а вратаря прямо с поля унесли - и в "скорую". Вот после того матча меня Ван Даммом и прозвали - будто это я его зашиб!

ПОПУЛЯРНОСТЬ

Чего я понять не мог долго - почему Рахимич в сборной своей боснийской не играет? Оказалось, все просто. Не хочет - вот и не играет. Как-то вместе взялись считать, сколько возможные отлучки времени съедят: "Смотри, из Махачкалы в Москву, оттуда в Боснию, потом обратно..."

Выходило, что за разъездами недолго и места в составе "Анжи" лишиться. Гаджиев на сей счет комплексами не страдал - мог отправить на лавку любого. Играй потом на стадионе "Труд" с мальчишками за дубль. Доказывай.

На "Труд" Рахимичу не хотелось. Приходилось терпеть. Терпеть, когда после матча разъезжалась команда - кто в Киев, кто в Пермь... Рахимич с Ранджеловичем сидели понурые на базе, по сотому разу слушали югославские диски. Изредка в город высовывались, но Махачкала не Париж, особо не разгуляешься. И возвращались на базу - грустить. До следующего матча.

Но все же это было интереснее, чем маяться в хорошей стране Австрии, где в Рахимиче толкового игрока не разглядели. Или в Боснии, где есть дом, зато нет стоящего футбола.

Рассказал мне однажды Рахимич, как приехал в Махачкалу, приложил по совету Липоски линеечку к карте - и в миллиметрах каких-то оказался город Грозный. Начал в панике паковать чемоданы - прочь отсюда! Распаковывать помогал тот же Липоски: убедил, что Грозный из гостиничного окна не виден. Что тренер стоящий. Что деньги платят - только играй.

- А сейчас у меня такая популярность, какой в жизни не было. И в футбол такой хороший я никогда не играл...

Про заработки говорил чуть смущенно - да, платят в Махачкале хорошо, с Боснией не сравнить: "У нас футболист, как ни напрягайся, больше полутора тысяч марок в месяц не заработает".

ЦСКА

Прошло не так много времени, и узнал Рахимич, что можно действительно зарабатывать много, играя в футбол. Что есть клубы, для которых цель одна - Лига чемпионов. Что в Москве жить куда интереснее, чем в Махачкале.

Москву, переехав, оценил сразу - может, даже не столько сам, сколько жена. А ее слово при переходе, дело понятное, было главным. В Махачкале до сих пор уверены, что в этом и есть причина перехода Рахимича. Раньше он из "Анжи" на сторону не рвался - а тут вдруг...

Впрочем, увидев, что такое ЦСКА, наверняка Рахимич понял - угадал. Гуляли они по вечерней Москве с приятелем Предрагом Ранджеловичем - выяснили, что махачкалинского "Кавказа" здесь нет, но "Макдональдс" на проспекте Мира тоже неплох...

Он долго искал себя в "Анжи" - и нашел. Нашел, как сегодня кажется, и в ЦСКА. Решающий штрафной "Зениту" - уронили Рахимича. Важнейший гол "Алании" - он же. Пока притираются друг к другу нападающие, пока наигрываются связи в звездной этой компании, Рахимич успевает и подчищать сзади, и забивать сам. Да как!

Вот только досадно - отбыл из ЦСКА в Питер друг Ранджелович. И на невских берегах у него не заладилось. Но Элвер балканского товарища не забывает - ему, кажется, первому прозвонился после победы над Владикавказом...

Не сомневаюсь, что многие тренеры завидуют нынче Газзаеву. Не потому даже, что играют в его команде Гусев с Семаком. А потому, что есть в ЦСКА двужильный босниец Рахимич. Многие из них, тренеров, говорили еще Гаджиеву: "Нам бы такого игрока цементирующего..."

И представить сложно, как заиграют армейцы, когда закончится период "притирки". Для Рахимича он уже прошел - в концовке прошлого сезона. Далась она ему тяжело. Таким убитым, как после тогдашних поражений ЦСКА, я его не видел. Даже после поражений махачкалинских.

Кто-кто, а уж он-то заслужил нынешний взлет ЦСКА. Смешно говорить, но в этой команде он, по сути, ветеран: пробыл-то в ней подольше многих. И пережил с ней прошлогодние беды.

Работать с Газзаевым ему нравится: интересно, весело. Нравится, когда говорят люди о великом прошлом и светлом будущем ЦСКА. Напрямую это самое будущее с его именем связывая.

А главное - обнаружил Рахимич, что настоящая его карьера в большом футболе только начинается. Что можно выигрывать в каждом матче - и не слишком удивляться.

Что не мешает вспоминать прошлое: как вместе с первым своим клубом "Босна" вырвал такую нужную ничью у "Сараева" и стал чемпионом. Как бомбили ночами его город. Как приезжал в Махачкалу и долго понять не мог - ошибся или нет?

Как обыгрывал "Локомотив" и "Динамо". Как упускал со своей командой на третьей добавленной минуте бронзу.

А я вспоминаю, как однажды в "Приморской" подсел ко мне Предраг Ранджелович:

- Напиши обязательно, что мы с Элвером уезжаем в Баку. Поступаем в мореходное училище. Принимаем гражданство. Так решили. Будем иногда в футбол играть - в свободное время. А в "Манчестер Юнайтед" не поедем - туда тоже звали недавно...

Это здорово, что забивает Элвер теперь за ЦСКА. Не за "Манчестер" и не за сборную бакинской мореходки.

Источник: "Спорт-экспресс", 05.04.2002

Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить