Top.Mail.Ru
Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Чалов
9
Чалов
Нападающий
16
Заболотный
91
Заболотный
Нападающий
12
Давила
7
Давила
Полузащитник
5
Файзуллаев
21
Файзуллаев
Полузащитник
5

Евгений Варламов: есть плюсы в любом минусе

ноги.

Евгений Варламов: Есть плюсы в любом минусе

 

“Попытка вернуться в большой футбол после тяжелой травмы – сущий кошмар”, - говорил Юрий Тишков (пусть ему земля будет пухом), который так и не сумел восстановиться после страшного перелома ноги. “Это постоянная боль, работа через боль, отчаяние, когда боль не проходит, и злость на самого себя, что ничего тут поделать не можешь”, - вспоминал Юрий.

Защитник ЦСКА Евгений Варламов прошел через все те испытания, что и Тишков. С тоц лишь разницей, что вернуться ему удалось. Или, скажем так, почти удалось. Болячки отступили, Варламов в прошлом году уже несколько раз выходил на поле, главный тренер ЦСКА Валерий Газзаев на него расчитывает (а доверие Газзаева сейчас вкупе с хорошей собственной игрой почти гарантирует прямую дорогу в сборную). На двух предсезонных сборах, что успел провести ЦСКА, Варламов рассматривается как один из возможных игроков “основы”. Теперь дело за игрой. Варламову предстоит во второй раз войти в ту же реку. Почти после двухлетнего перерыва …

 

— Евгений, как себя чувствуете сейчас?

— Нормально чувствую. Полностью восстановился.

— На сборах все нормально складывается?

— Да, все хорошо. Сыграл в трех матчах по тайму, ощущаю себя все лучше и лучше. Вернулась техника, все прежние навыки при мне. Предстоит еще серьезно поработать в тактическом плане, все-таки два года не играл, и какие-то моменты упущены, кое-что подзабыто... Но ничего - наверстаем.

— Вините врачей за длительный простой? Все-таки, наверное, где-то они недосмотрели...

— Не хочу об этом думать. Главное, что сейчас все в порядке. Скажу одно: всех этих операций могло бы не быть, обратись я вовремя к мануальщику. Когда восстанавливался после операций, у меня было несколько срывов. Вроде все нормально, но, как только ногу начинаешь “нагружать”, сразу боль появляется. И тогда мы обратились к мануальному терапевту здесь, в Москве. После восьми сеансов у Бориса Бакировича Праздникова, как бы я колено и ноги ни нагружал, — никакой боли. Я восстановился и приступил к серьезной работе. А так как был уже конец сезона, в команде решили с выходом на поле не спешить, дали мне время полностью восстановиться.

— Какие ощущения у человека, который два года лечится?

— Ничего хорошего — это точно. Сначала я чувствовал себя достаточно уверенно, да и врачи меня убеждали, что все операции прошли успешно, по плану и что я вернусь в строй в кратчайшие сроки. Я про травму колена говорю, потому что с пяткой все было более или менее ясно. Сделали операцию, а потом сразу взялись резать колено. Пятка зажила, а все основное восстановительное время у меня уходило на колено. Я из-за него по большому счету все это время и не играл. В общем, после июльской операции (2001-го. — Прим. А. Т.) врачи сказали, что уже через четыре месяца я буду играть в футбол, а через полгода стану как новый... Никаких упражнений по реабилитации не дали, понадеялись на высокий уровень реабилитации здесь, в России. Но у нас нет пока таких высококлассных центров, как в Европе. Есть специалисты по восстановлению, но их мало, жизнь разбросала их по разным местам - не найдешь. В ЦСКА тогда работал тренер по физ-подготовке и реабилитации, он-то за мной и присматривал. Да и я был согласен с его планом реабилитации. Все делали вроде правильно, консультировались с хирургом, но я чувствовал, что состояние колена не улучшается. Обратился опять в Германию, к тому же врачу. Он посмотрел и сказал, что нужна еще одна маленькая операция. И вот после этой операции я уже стал сильно сомневаться, что скоро восстановлюсь. Если вообще восстановлюсь. Шло время, в Москве ходил в диспансер, а перед самым Новым годом произошел очередной срыв - опять опухоль. В конце января 2001 года поехал на месяц в реабилитационный центр в Германию. В конце этой поездки - еще один срыв, колено снова опухло, а врачи только руками разводят: ничем помочь не можем. И вот тогда я впал не в панику даже, а в такое состояние ступора; с футболом можно прощаться. Если уж хирурги, которые мое колено “наизусть” знают, разводят руками, то это серьезно.

Приехав в Москву, я пообщался с Евгением Ленноровичем Гинером, и он, сделав свои выводы из разговора, дал мне шанс - отправил к Праздникову. Я попал в хорошие руки, в прямом смысле этого слова. Оказалось, что у меня небольшое защемление седалищного нерва в области поясницы. Борис Бакирович мне все вправил в нужное русло, и я начал восстанавливаться в ускоренном режиме. В июле уже мог работать с мячом, а в сентябре с основной группой стал полноценно участвовать в тренировочном процессе. После визитов к Праздникову я почувствовал, что смогу вернуться. А то уже мысли в голову ненужные лезли: “Как быть? Что делать? Что я умею?..” Когда начал тренироваться с ребятами, понял, что рановато о конце карьеры задумался. Пусть не сейчас, не в этом сезоне, поскольку некая футбольная, игровая нить была утеряна, но в следующем — обязательно. Сыграл оставшиеся матчи за дубль, штук семь или восемь мячей там набралось, а в некоторых играх был задействован и в основном составе. Мне дали понять, что в следующем сезоне на меня рассчитывают и все в моих руках, ногах и голове.

— Долгое время вы выходили на поле недолеченным...

— Я не один такой. Очень много профессиональных спортсменов выходят на работу больными. К нашему общему российскому сожалению.

— Футболисты, поигравшие за границей, рассказывают, что там тренер никогда не поставит на игру нездорового футболиста. Это так?

— Да и сам игрок никогда не выйдет. Последнее слово всегда за футболистом. Тренер не сможет его заставить играть с травмой.

— А у нас как-то этот момент регулируется? Выходит футболист на поле не до конца здоровым по велению тренера — и получает травму?

— Страховка-то есть, но опять-таки, ее размер зависит от уровня клуба. В ЦСКА, я знаю, приличные страховые премии, в “Локомотиве”. Эти клубы реально выплачивают футболистам компенсации, если что случается. А насчет остальных клубов я очень сильно сомневаюсь.

— В процессе такого вот длительного лечения не возникало мысли, что футбол больше у вас берет, чем дает?

— Все было так долго и нудно, что без раздумий не обошлось. Но через это надо пройти. Если ты хочешь что-то получать, то надо и отдавать. Я от футбола получил многое, я доволен своей судьбой. Мне двадцать семь, еще можно что-то получить. Главное, чтобы травмы отпустили.

— Поддержка болельщиков на протяжении последних лет ощущалась?

— Они сыграли большую роль в моей реабилитации. Я всегда чувствовал, что в меня верят, меня ждут.

— С Газзаевым по ходу прошлого сезона разговоры имели?

— Я же был с командой на сборах в Железноводске перед сезоном. Вроде как готовился к чемпионату, но ничего не вышло. И Валерий Георгиевич сказал, что сначала я должен окончательно восстановиться и только потом приступить к тренировкам в основной команде. Потом нужно пройти через дубль. А вот когда почувствую себя уверенно в игровых ситуациях, тогда и вернусь в главную команду.

— Вы в ЦСКА достаточно давно. Можете сказать, что организация дела в клубе с приходом Гинера изменилась в лучшую сторону?

— Конечно. Какие тут сомнения? Полей вон сколько сделали! Стадион, правда, пока не начали, но планируют построить. Я хорошо понимаю наше руководство. ЦСКА принадлежит к армии, что бы там ни говорили. Все эти бумажные дела, бюрократические законы... Но делают ведь! Школа на Песчанке за короткий срок изменилась в лучшую сторону, база появилась в Ватутинках, куда, наверное, из Архангельского будем перебираться.

И в финансовом плане ребята “приподнялись” - по зарплате, премиальным. Так что я только одни плюсы вижу. Есть, конечно, и минусы, но это от того, что много новых людей пришло в клуб и им нужно время, чтобы полностью адаптироваться.

— Растет уровень клубов, растет и уровень чемпионата, да?

— Растет прежде всего финансовый уровень клубов. Стали возвращаться ребята - не на те пока деньги, что в Европе, но уже на сопоставимые.

— А в игровом плане?

— Здесь все в промежуточной стадии. Сборная хорошо начала отборочный турнир чемпионата Европы, чемпионат страны получился интересным, “Локомотив” в Лиге чемпионов выступил здорово... Успехи-то есть, но сейчас главное, чтобы клубы развивались. “Локомотив” уже построил базу и великолепный стадион, у “Спартака” что-то определяется. Растем, растем... Но нынешний год, надеюсь, будет годом ЦСКА.

— Летом прошлого года вы радовались, что получили возможность отдохнуть с семьей. Отдых затянулся на год... Не кажется, что сглазили?

— Я суеверный человек, но в “хронику” у меня это не переходит. Во всяких “черных кошек” не верю, это уже слишком. И в сглазы тоже не верю. А что касается отдыха... Понимаете, в любой жизненной ситуации есть свои плюсы и свои минусы. Выпал я из “обоймы”, из футбольной жизни — ну что тут поделаешь? Зато появилось время на семью. Появилась возможность чаще бывать дома, ездить куда-то с близкими. Семейные отношения нужно укреплять. Вот такой вот плюс в моем минусе.

— Часто во время болезни появлялись на тренировках, с народом пообщаться?

— Старался почаще бывать. Когда появлялась возможность, когда тренировки команды не совпадали с моими личными, ехал к ребятам. Скучал по работе, по коллективу. И хотя команда по большому счету новая, моя душа все равно в клубе. Какие бы ребята ни пришли, они все равно свои.

— С теми, кто в ЦСКА раньше играл, отношения поддерживаете?

— Обязательно. Созваниваемся, общаемся. После отпуска встречались. Просто так эти годы не прошли, тем более был коллектив, был результат. И не могла дружба просто взять и улетучиться.

— А с Долматовым?

— Скажем так: все реже и реже. Но, когда встречаемся, общаемся с удовольствием. Приятные отношения, приятные разговоры.

— В одном из давнишних интервью вы говорили, что предпочитаете “линейную” систему построения защиты, какую использовал в ЦСКА Долматов. Сейчас ваши пристрастия не изменились?

— Нет, не изменились, но изменился футбол. Мы играли строго в “линию”, а сейчас в этой модели возможны варианты. Это видно у Газзаева. Кто-то скажет, что у него крайние защитники играют персонально, но, не углубляясь в тему “во что играет Газзаев”, прогресс футбола он в своей работе учитывает. Это видно и по ЦСКА, и по сборной. Мне это импонирует.

— Наверное, часто смотрите зарубежный футбол, отмечаете новшества?

— Мне интересен не только результат, но и стиль игры, тактика, понимание того, как команда добилась этого результата. Мало внимания уделяю личностям и фамилиям, в основном - командам.

— Исходя из всего вышесказанного можно сделать вывод, что по окончании карьеры вы намерены стать тренером?

— Когда травмы совсем замучили, обдумывал и этот вариант. Всякие мысли были о будущем. Я не исключаю для себя такого поворота судьбы.

— На Западе футболисты часто открывают свое дело, вкладывают деньги в бизнес. И по окончании карьеры живут на проценты. Так, кстати, некоторые российские футболисты поступили, поигравшие за рубежом. На этот счет мыслей не возникало?

— У меня было много времени подумать. Я даже консультировался с людьми, разбирающимися в ресторанном бизнесе. Вы знаете, это отнимает очень много времени именно на начальной стадии. Когда ты что-то создал, открыл, в этом месте чуть ли не ночевать нужно. Опять же, сам ты все сделать не сможешь - ты человек новый. Нужны друзья, свои люди, которые тебе бы помогли. Ведь кругом все друг друга “кидают”. Играющему футболисту, действующему спортсмену на все просто времени не хватит. А на Западе, я узнавал, футболисты чаще всего выполняют представительские функции. Пришел в ресторан, посидел, пораздавал автографы и получил за это денежку. В прямом смысле бизнесом они не занимаются. Для этого есть юристы, менеджеры. В России же действующему футболисту заниматься бизнесом нереально, хотя и есть такие люди. Мало, но есть.

— А реально по нынешним заработкам футболисту премьер-лиги к концу карьеры скопить денег на будущее?

— Если ты играешь на высоком уровне и твоя команда выполняет задачи (деньги ведь чаще всего даются под конкретную цель), то можно скопить какой-то капитал. А уже по окончании карьеры открыть свое дело.

— Многие игроки ЦСКА хотят уехать за границу? Я даже не о конкретных предложениях говорю, а именно о желании играть на Западе...

— Ну что значит - уехать за границу? Менять шило на мыло? Ехать нужно в хороший клуб, а кто думает иначе - явно не прав. Если уезжать, то на очень серьезный контракт. С большим плюсом, так как там большие налоги. Необходимо детально все обдумывать. А желание уехать, думаю, есть у всех почти, каждый футболист хочет поиграть в сильном европейском клубе, заработать побольше денег, чтобы обеспечить будущее себе и своей семье.

Но дело не только в деньгах. Дело еще и в любви к футболу. Это вполне естественное желание - играть в сильнейших чемпионатах, против лучших игроков мира. И потом спокойно жить и приумножать то, что у тебя есть. Это было бы супер, и я думаю, к этому многие стремятся.

— Я это почему спросил... Многие футболисты после октябрьского теракта в Москве говорили, что хотят уехать. Даже не в хороший клуб и на хороший контракт, а просто уехать. Не в “Милан”, так в Грецию или Турцию. Страшно ведь в России жить...

— Каждый хочет, чтобы его семья жила в покое. Как бы это объяснить... У всякой личности есть своя таблица приоритетов, что ли. Чаще всего главное - это семья и работа, родители, друзья... Это я перечислил основы основ. Кто-то считает, что лучше здесь, в России,создать, образно выражаясь, свою крепость, а кто-то не хочет здесь строить крепость только потому, что ее могут разрушить. Я предпочитаю жить в России. Работать, да, можно и за границей, но корни должны оставаться. У кого-то, может быть, другое мнение.

— Часто говорят, что в футбольной России — беда с защитниками. Согласны?

— Беда с защитниками, с нападающими тоже беда... Скажем так: у нас вообще с футболом — беда. С детским футболом, юношеским. “Кожаный мяч” пропал. Я на этом турнире вырос, два года туда ездил. Именно за счет таких турниров у мальчишек появляется заинтересованность, любовь к футболу. А ребенка, который колеблется, пойти ему во двор или в спортивную секцию, нужно привлечь, заинтересовать его. Вот такими турнирами, как “Кожаный мяч”, любовь к спорту и прививалась. Не скажу, что именно поэтому пропали защитники, хотя взаимосвязь очевидна. Пропадает будущее.

— Великий борец Александр Карелин сказал как-то: “Для меня в спорте есть только одно место — первое. А второе или двадцатое — уже не важно, это поражение”. К футболу, к командному виду спорта, применимы такие слова?

— Жестко сказано. Но справедливо. К этому нужно стремиться - к тому, чтобы выигрывать каждую игру. Просто выйти и победить независимо от ранга турнира и силы соперника. Самолюбие должно быть. Не обязательно говорить: мол, первое место, и все! Чтобы занять первое место, можно и проиграть где-то в стратегических целях. А когда выходишь выигрывать при любом раскладе, задача усложняется.

— И тем не менее частенько приходится после проигранного матча слышать от футболистов, что неудачно сыграли, дескать, потому, что не настроились должным образом...

— Бывает. В футболе нет мелочей. Если проскальзывает шапкозакидательское настроение, за это можно на ровном месте поплатиться.

— Непрофессионализм?

— Здесь очень многое от результата зависит. Если выиграли, скажут: “Этот парень сегодня плохо сыграл, но мы, пожалуй, его простим пока”. А вот если и результата нет, то тебя уже по полной программе пропесочат. Когда в команде 12-14 футболистов, трудно настроить их на игру, а вот когда двадцать примерно одинаковых игроков - уже никого и настраивать не надо. Человек будет знать, что, если он плохо сыграет, в следующем матче может не выйти. На лавке есть парень, который такой слабины не даст.

— Как считаете, исход прошлого чемпионата справедлив?

— Как получилось, так получилось. Был “золотой матч”, и мы его проиграли. Вот если бы мы стали чемпионами, тогда, думаю, разговоров было бы много. Атак... Провели черту, и все. Это футбол: чемпионат вроде как выиграли, а “золотой матч” проиграли. Я армеец, поэтому буду говорить за ЦСКА. Считаю, что чемпиона нужно определять по итогам тридцати туров. У игроков “Локомотива”, думаю, иное мнение. Причем совсем не исключаю, что, поменяйся мы с “Локомотивом” местами, я мог бы думать иначе... Думаю, итоги чемпионата все же справедливы. Вообще, симпатичный такой турнир получился, очень интересный.

— Газзаев с Семиным после игры общаться не стал, а вы, я знаю, на следующий день виделись с Сенниковым, Пименовым. Обсуждали “золотой матч”?

— Нет. Мы не смотрим друг на друга искоса после матчей. У нас как сложились хорошие отношения, такими они и останутся. Ухудшиться отношения могут только из-за личной неприязни к человеку. Вот Евсеев в прошлом году в интервью резко высказывался в адрес ЦСКА. Мол, выскочки, “команда-однодневка”. Я бы так не сказал. Хотя, может быть, он имел в виду совсем другое, а напечатали то, что напечатали? Так тоже нередко бывает. Но ведь напечатали же. Разные люди, разные мнения - это понятно. Но что значит — выскочки? Это про 1998 год, когда мы шли на последнем месте, а потом все выиграли и стали вторыми, можно, наверное, так сказать. А когда команда весь сезон идет в лидирующей группе - она “выскочка”? Отношение к Евсееву у меня после этого интервью изменилось. С Димой Сенниковым я давно знаком, мы вместе в одной команде играли. Я знаю, что такого он никогда не скажет. И после “золотого матча” мы вполне нормально общались. На другие темы в основном, не касаясь футбола.

— На поле дружеские отношения сказываются?

— Там ты, если и не видишь, почти всегда чувствуешь, кто рядом бежит. И даже если человека хорошо знаешь, разбираться особо не будешь: никаких дружеских чувств, никаких симпатий и антипатий, Соперник - он и есть соперник. Не враг, а именно соперник. Выигрывает сильнейший.

— После матча приходится извиняться перед знакомыми, если по ноге попали? Или и так все понятно: мужская борьба, единоборства?..

— Чаще всего еще в процессе игры успеваешь сказать: “Извини”. В пылу борьбы ведь всякое может случиться. Бывает, что и не заметишь, как кого-то зацепил. Потом, когда опять на поле столкнемся, извиняемся. И все друг друга, как правило, прощают. Если ты не простил, значит, ты просто не понял, куда попал.

"Мой футбол"

Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить
Продолжая использовать наш сайт, вы подтверждаете согласие на сбор и обработку файлов cookie. Отключить их для нашего сайта можно в настройках браузера
Политика конфиденциальности