Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Евгений Гинер: Разговоры об освобожденном тренере сборной -

произошла "бархатная революция".
Евгений Гинер: Разговоры об освобожденном тренере сборной – глупость

 

Леонид Эдлин

 

В прошлом году в футбольном клубе ЦСКА произошла "бархатная революция". Полностью сменились хозяева клуба, у руля встал новый президент, затем новый главный тренер. В межсезонье команда укрепилась группой высококлассных футболистов и теперь по праву является одним из главных претендентов на чемпионский титул. Дальше – больше. ЦСКА победил в Кубке страны. Валерий Газзаев стал новым тренером сборной России. И все за неполные полтора года. А самое приятное для журналистов изменение – команда стала совершенно открытой для прессы, а значит и для широкой публики. Президент ФК ЦСКА Евгений Гинер проговорил со мной полтора часа. А мог бы и три и больше. Готовность руководства команды отвечать на все вопросы – это ли не признак того, что дела в клубе обстоят хорошо?

 

 

- Евгений Леннорович, кто реально владеет клубом?

 


- Информация об акционерах ФК ЦСКА является полностью открытой. Тут нет такой ситуации, когда существуют какие-то подставные лица, а за ними торчат чьи-то уши. Контрольный процент акций принадлежит голландскому холдингу Macasyng Holding B.V. Поскольку налоговое бремя в Голландии достаточно велико, хозяева холдинга создали в Великобритании компанию Blue Castle, которая и занимается спортивным бизнесом. Именно представители Blue Castle приобрели 51% акций клуба. Остальные акции примерно поровну поделены между Министерством обороны и российской компании "Аква Кэпитал". Изменения среди хозяев ЦСКА произошли в феврале прошлого года, когда были выкуплены акции у прошлых владельцев – нескольких компаний. Кстати, тогда Министерство обороны обладало лишь 0,6% акций клуба. Какова была сумма выплат, я ответить не готов: на том этапе я в переговорах не участвовал. Только после того, как произошло первое собрание совета директоров, мне было предложено занять пост президента ФК ЦСКА.

 

 

- Как происходит управление клубом?

 


- Прежде всего, существует ежегодное собрание акционеров, которое принимает стратегические решения по работе клуба. Более оперативное управление осуществляет Совет директоров в составе пяти человек: представители акционеров и я как президент клуба. В течение сезона – с марта по ноябрь я решаю все вопросы, связанные с деятельностью клуба. Исключением может быть ситуация, когда мы должны потратить очень большие трансферные суммы – на это требуется решение совета директоров. Но пока такой ситуации не возникало. Речь в данном случае идет о внебюджетных тратах. А деньги на покупку игроков заложены в годовой бюджет клуба. Вот если возникнет ситуация, когда мы захотим приобрести, предположим, Роналдо, тогда уже придется оговаривать эти траты с учредителями. Другой вопрос, целесообразно ли будет тратить такие деньги.

 

 

- А как же поиски левого полузащитника?

 


- Пока на трансферном рынке не появился левый хавбек такого уровня, который подошел бы команде. Лактионов? Да, переговоры идут, но у него действующий контракт с корейским клубом. Он хороший игрок и, возможно, вполне подошел бы нам. Но пока говорить о его переходе рано. А вдруг, к тому времени, когда мы договоримся, у нас появится 16-17-летний воспитанник нашей футбольной школы, который заблистает ярче Лактионова?

 

 

- Значит, ЦСКА на данный момент укомплектован полностью?

 


- Да, мы с Валерием Георгиевичем уверены, что клуб сейчас укомплектован хорошо. Все могли заметить, что при этом мы отдаем предпочтение игрокам из постсоветского пространства и, в первую очередь, россиянам. Очень важно при этом, что у футболистов нет языкового барьера. А вообще, наша позиция такова: если на рынке появится игрок, превосходящий кого-то из основного состава ЦСКА, то есть смысл разговаривать о его приобретении. А сейчас в нашей команде порядка 12-13 игроков различных сборных: России, Литвы, Латвии, Украины, молодежной сборной России.

 

 

- Кому принадлежит рынок, расположенный на территории ФЛК ЦСКА?

 


- С клубом он никак не связан. Как и со многими другими фирмами, с хозяевами рынка у нас заключен небольшой спонсорский контракт. Это нормальные люди, которые любят футбол и готовы помогать клубу.

 

 

- Каким образом новые хозяева ЦСКА намерены получить прибыль от своих вложений в клуб?

 


- Прежде всего, надо иметь в виду, что в любом бизнесе существует степень риска. Ее можно просчитать, но обойтись без нее невозможно. А модель прибыльности в целом такова. Необходимо создать клуб европейского класса. Одна из главных черт такого клуба – финансовая открытость. Будут проводиться аудиты самых серьезных аудиторских компаний. А после трех лет ежегодного аудита любая фирма может выйти на биржу. То есть первая статья дохода – капитализация клуба в результате акционирования. Второй пункт – это сам футбол. Любой европейский клуб зарабатывает деньги за счет своей игры. Чем лучше спортивные результаты, тем больше поступает доходов от рекламодателей, спонсоров, продажи прав на телетрансляции, продажи атрибутики и, что главное, от успешных выступлений на европейской арене.

 

 

- Какова ситуация со стадионом?

 


- Строительство пока не началось. Сейчас идет процесс передачи земли от города клубу. Как только все бумаги официально будут оформлены, можно будет "воткнуть лопаты в землю". Одновременно идет отбор лучшего архитектурного проекта. Сроки начала работ определить сложно: может это будет два месяца, может – четыре, но я уверен, что на годы это не затянется. Как только будут улажены формальности с Москомземом, а также будет выбран и подписан архитектурный проект, строительство тут же начнется. Проект, кстати, будет выбран в результате тендера – это требование мэрии. Правда, фаворит уже есть: нашим учредителям понравился проект стадиона, который будет построен в немецком Менхенгладбахе. Мы просмотрели много стадионов в разных странах, но выбрали именно немецкий проект. Его вместимость будет в пределах 35-40 тысяч зрителей. Этого мало, чтобы проводить финал чемпионата мира или Европы, но для любых других матчей зрительских мест будет вполне достаточно.

 

 

- Кстати, по поводу чемпионата Европы. Как вы думаете, есть ли шансы у России его получить?

 


- Мне сложно рассуждать о наших шансах, но могу сослаться на Вячеслава Ивановича Колоскова, который говорил, что вероятность проведения чемпионата-2008 в России равна 70%. Действительно, а почему нет? Стадионы мы точно можем обеспечить. Такие города, как Москва и Питер уже сегодня готовы предоставить гостиницы и все остальное. Требования УЕФА по обеспечению безопасности и транспорту мы также готовы выполнить уже сейчас. Волгоград, Ростов, Ярославль или Владикавказ почти готовы принимать матчи европейского первенства. Да, потребуются большие вложения. Но какую-то часть должно дать государство. Остальное дадут люди, бизнесмены, особенно если им дадут гарантии, что вложенные деньги принесут потом прибыль. По большому счету, проведение чемпионата Европы – это толчок к развитию самого государства, это большие заработки, подъем инфраструктуры губерний. Ведь ни одна из стран-хозяек чемпионатов мира, Европы или Олимпиады не заявляла, что проведение мероприятия принесло убытки. Наоборот, декларировались огромные прибыли. Я сам могу сказать как бизнесмен: я бы вложил деньги в создание инфраструктуры для проведения чемпионата Европы, будь у меня такая возможность. Кроме того, не надо забывать про иностранный капитал. Его представители не раз говорили о том, что они готовы вкладывать деньги в российский рынок, если им будут даны определенные законные гарантии. Российский рынок для них – непаханое поле, которое может принести огромные прибыли.

 

 

- Расскажите немного о себе: где учились, чем занимались до прихода в ЦСКА.

 


- Учился, как и все, в школе, закончил десять классов. Потом поступил в Харьковский институт инженеров коммунального строительства, но не закончил его. Тогда высшее образование не значило ровно ничего. Вот теперь иногда пожинаю плоды нехватки знаний, которые тогда упустил. После распада СССР стал заниматься бизнесом – всем чем только можно. В основном, автомобильными перевозками. С начала 90-х годов, помимо этого, работал с различными российскими сборными в качестве менеджера. Сначала это была сборная ветеранов, потом молодежные сборные – у Пискарева, Гершковича. И вот в 2001 году мне предложили пост президента ЦСКА. Футболом увлекаюсь с детства, играл в спортивных школах, но больших успехов на этом поприще не добился.

 

 

- Ваше отношение к искусственным полям.

 


- Целиком и полностью позитивное. Мы сделали искусственное поле у себя в школе, и это сразу отразилось на результатах тренировок. Дети смогли всю зиму играть на нормальном покрытии. С марта на этом поле в течение полутора месяцев тренировалась первая команда – ни одной травмы, да и переход с искусственного газона на натуральный прошел прекрасно. Другое дело, что некоторые клубы жалуются на поле в Лужниках. Но если бы у каждой команды было такое или похожее поле, проблем бы не возникало. Ведь обязали же все команды установить на стадионах поля с подогревом. Здесь обязывать не надо, клубы должны сами к этому прийти. А со временем наверняка будут разработаны такие искусственные газоны, которые ни в чем не уступают натуральным. Вот, например, рижский "Сконто" постелил искусственное покрытие, в котором вживлена настоящая трава. За такими полями будущее.

 

 

- Главный тренер ЦСКА стал наставником сборной, а в декабре, возможно, вообще покинет клуб.

 


- Я пока даже и думать не хочу о декабре. Я уже не раз публично выступал против того, чтобы Газзаев покидал ЦСКА. Я как президент клуба считаю эту ситуацию неправильной. Вот у нас все говорят об освобожденном тренере. Но ведь все хорошие тренеры работают в клубах. С другой стороны, большинство кандидатов в сборную сейчас сосредоточены в трех-четырех российских клубах. Тогда логично, чтобы сборную тренировал кто-то из наставников этих клубов. Вот если бы наши сборники были равномерно распределены между 10-12 командами, можно было бы говорить об освобожденном тренере. Разговоры о том, что тренер должен ездить и смотреть кандидатов в сборную – глупость. Для этого у тренера есть штаб из освобожденных работников. В моем понимании главный тренер – это человек, который ставит последнюю жирную точку, брать или не брать футболиста в команду. Кроме того, если вы журналист или доктор, то для поддержания навыков должны писать статьи или оперировать. Вот и тренеру, чтобы не потерять квалификацию, необходимо постоянно находиться в тренировочном процессе. Если в стране есть базовый клуб для сборной, то его тренер и должен эту сборную тренировать. А что мы так переживаем: мол, Газзаев или Романцев тратят свое личное время. Так это их проблемы.

 

 

Я согласен с тем, что ни один тренер сборной не должен проталкивать в нее своих игроков. Но так поступать просто глупо: так можно потерять свой имидж. "Засветили" футболиста в сборной, продали, клуб заработал. Это минутный заработок. А хороший имидж дает постоянный заработок, что гораздо ценнее. В целом мое мнение таково: к декабрю РФС должен оценить результаты сборной и тогда либо расстаться с Валерием Георгиевичем, либо решать вопрос с клубом полюбовно, если Газзаев как тренер сборной себя проявит хорошо.

 

sport.rbc.ru

Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить