Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Заболотный
91
Заболотный
Нападающий
3
Чалов
9
Чалов
Нападающий
2
Эджуке
11
Эджуке
Нападающий
2
Ахметов
7
Ахметов
Полузащитник
1

Боснийский Ван Дамм

станут иностранцы.

Боснийский Ван Дамм

 

Перед началом сезона было, как никогда, много разговоров о том, что в этом году лидерами ряда российских клубов впервые станут иностранцы. Но звездные новички — югославы Мудринич, Короман, Рашович, южноафриканец Мнгуни — ничем особым пока не отличились. А на виду прежде всего старожилы нашего чемпионата — боснийцы Самир Муратович из “Сатурна” и армеец Элвер Рахимич по прозвищу Ван Дамм.

 

Еще недавно Рахимич совсем не был уверен, найдется ли ему место в стартовом составе обновленного ЦСКА. Ведь в армейском клубе на позиции опорного полузащитника могут сыграть Юрис Лайзанс, Игорь Яновский, Александр Беркетов, а в случае необходимости и универсал Сергей Семак. К тому же в команду боснийца приглашал не нынешний тренер ЦСКА Валерий Газзаев, а его предшественник, ныне покойный Павел Садырин. А ведь у каждого наставника свои взгляды на футбол.

Об этом не понаслышке знает близкий друг Рахимича — югослав Предраг Ранджелович. Прошлым летом они вместе перешли из “Анжи” в ЦСКА, но перед самым началом нового чемпионата югославский нападающий был вынужден поменять московскую прописку на питерскую, не выдержав серьезнейшей конкуренции среди армейских нападающих. А ведь поначалу многие считали Ранджеловича более ценным приобретением, нежели Рахимич. Но Газзаев рассудил по-другому...

Возможно, свою роль сыграло то обстоятельство, что нагрузки на тренировках у Гаджи Гаджиева в “Анжи” были не меньше, чем у Валерия Газзаева. Рахимич признается, что был полностью готов к тяжелой работе сезонных сборах, поскольку вкалывать до седьмого пота ему не в новинку. Люди, хорошо знающие Рахимича, считают его открытым, коммуникабельным, хотя и немного застенчивым человеком. В армейском клубе он быстро стал своим парнем, тогда как Ранджеловичу не удалось быстро влиться в новый коллектив.

Разменял вторую сотню

Матч “Динамо” — ЦСКА стал для Рахимича сотым в чемпионатах России. Правда, из них в высшем дивизионе Элвер провел всего 60 игр (еще 40 — в первой лиге). Но это ни в коем случае не умаляет достоинств боснийского полузащитника. Ведь далеко не все иностранцы, приезжавшие в Россию, с честью проходили испытания первым дивизионом. У многих из них плохие поля, ненавязчивый провинциальный сервис, и многочасовые перелеты навсегда отбивали охоту выступать в нашем чемпионате. Да и сам Рахимич говорит, что за год в российской первой лиге налетался на всю жизнь.

Он появился в “Анжи” в 1999 году. Тогда в нашем чемпионате почти не было выходцев из бывшей Югославии. Руководители отечественных клубов предпочитали приглашать либо белорусов и украинцев, либо латиноамериканцев и африканцев. Да и сами “юги” стремились не на Восток, а на Запад. Рахимич, перед тем как оказаться в “Анжи”, играл в австрийском клубе “Форвертс”. Команда то пробивалась в высший дивизион, то вылетала из него — естественно, проявить себя в ней было тяжело. Кроме того, “Форвертс” не выполнял обязательств по контракту. Это и подтолкнуло боснийца к поиску новой команды. И тут возник вариант с “Анжи”.

Три года назад Элвер Рахимич практически ничего не знал о России. Слышал лишь в сводках новостей о Чечне, террористах, взрывах. Знал, что есть такие города, как Москва и Санкт-Петербург. Что в испанской “Сельте” на первых ролях — русские Карпин и Мостовой. К счастью, в “Анжи” к тому моменту уже был один представитель бывшей Югославии — македонский вратарь Лазо Липоски. Он-то и объяснил Элверу, что Махачкала находится неподалеку от Чечни, “Анжи” играет всего лишь в первом дивизионе, зато тренировки у Гаджиева, что называется, на износ. И Рахимич тут же начал паковать чемоданы. Сейчас он шутит, что уехать на родину порывался раз десять, и Липоски пришлось приложить все силы, чтобы убедить его остаться.

В свою очередь и наставники “Анжи” на первых порах были далеко не в восторге от способностей потенциального новобранца. Известный специалист Владимир Сальков, помогавший клубу в вопросах селекции, не советовал подписывать контракт с боснийским полузащитником. Но, видимо, тренерское чутье подсказало Гаджи Гаджиеву: не надо торопиться с выводами. Рахимич стал игроком махачкалинского “Анжи”. Его трансфер обошелся дагестанцам всего в 300 тысяч немецких марок.

История терминатора

С чего вдруг Рахимича стали называть Ван Даммом? Внешне боснийский футболист и бельгийский киноактер совершенно не похожи, а грубостью на поле Рахимич никогда не отличался. За три сезона, проведенных в России, он не пропустил из-за дисквалификации ни одного матча! А ведь опорный полузащитник занимается не столько созиданием, сколько разрушением...

Превращение Рахимича в мастера боевых искусств произошло еще в 1999-м. “Анжи” встречался со “Спартаком” из Нальчика. Это было настоящее кавказское дерби — обе команды стремились не уступить любой ценой. В одном из эпизодов спартаковские защитники упустили из виду Рахимича, который оказался с глазу на глаз с вратарем. Защитник хозяев Григорян в последний момент решил просто “срубить” боснийца: у него не оставалось иного выхода. Навстречу Рахимичу выскочил и голкипер “Спартака” Кращенко. Итогом эпизода стало страшное столкновение. Вратарь попал в больницу с переломом ноги. Григорян серьезно повредил колено и также надолго выбыл из строя. Рахимич же отделался синяком.

“Судья должен был назначить пенальти в ворота “Спартака” — ведь голкипер явно нарушал правила”, — подводит черту под историей трехлетней давности Элвер. Но арбитр назначать 11-метровый в ворота хозяев, видимо, попросту не рискнул. Ведь игроки команды из Нальчика сочли виновным Рахимича и даже требовали удалить того с поля. История эта давно обросла легендами и небылицами. Но после того случая даже самые отъявленные костоломы первой лиги не рисковали откровенно бить по “железным” ногам “боснийского Ван Дамма”.

 

Жажда реванша

В прошлом году “Анжи” был в шаге от небывалого триумфа. Дагестанская команда пробилась в финал Кубка России, где лишь в серии послематчевых пенальти уступила “Локомотиву”. В составе железнодорожников удар с 11-метровой отметки смазал капитан Игорь Чугайнов. В “Анжи” неудачников было двое — Арсен Акаев, удар которого парировал Нигматуллин, и Рахимич, запустивший мяч выше перекладины. Так Махачкала лишилась Кубка.

Впрочем, “Анжи” и без того завоевал путевку в Кубок УЕФА. Однако Рахимич добровольно отказался от дебюта в европейском турнире, подписав контракт с армейцами. Его уход был сколь неожиданным, столь и предсказуемым. Никто не предполагал, что боснийский легионер покинет клуб в разгар чемпионата. Но, с другой стороны, все понимали, что такой футболист в Дагестане надолго не задержится. Недаром к нему проявляли интерес российские суперклубы — “Спартак” и “Локомотив”. Правда, Рахимич уверяет, что конкретных переговоров с ним никто не вел.

Армейцы не смогли пробиться в зону УЕФА, поэтому выигрыш . нынешнего Кубка России — первостепенная задача команды Газзаева. А особенно стремится к победе, конечно же, Рахимич. Ему до сих пор снится промах в прошлогоднем финале. Забыть о нем он сможет, лишь завоевав Кубок.

Знаток столичного метро

Элвер Рахимич родился в маленьком городке Тузла, что находится между Белградом и Сараевом. Его отец был довольно известным по югославским меркам футболистом, выступал за различные команды первой и второй лиг. Никаких серьезных успехов Рахимич-старший, игравший на позиции последнего защитника, не достиг, зато привил сыну любовь к футболу. Элвер, как и отец, тоже начинал играть на месте либеро, и только в команде “Босна” из Високо тренеры перевели его в центр полузащиты.

В середине 1990-х Босния находилась на военном положении. Все сильнейшие футболисты уезжали из страны куда глаза глядят — лишь бы подальше от боевых действий. Матчи национального чемпионата проводились от случая к случаю: людям было не до футбола. Кроме того, УЕФА не разрешил боснийским клубам выступать в еврокубках. Неудивительно, что в таких условиях Рахимич был рад даже приглашению из словенского “Фактора”, команды, влачившей жалкое существование на задворках югославского футбола.

Сейчас Элвер лишь удивляется, как ему удалось пройти через все испытания. Говорит, что его трудно чем-то напугать. Он комфортно чувствует себя и на улицах ставшей ему почти родной Махачкалы, и в лабиринтах московского метро. Его не пугают люди с автоматами, как и не вызывают чувства брезгливости столичные попрошайки и бомжи. Рахимич привык к спартанским условиям — может быть, поэтому он всегда сохраняет холодную голову не только в жизни, но и на футбольном поле.

Родители и младшая сестра Элвера по-прежнему живут в Боснии, где он ныне редкий гость. Зато молодая жена Мер-сиха собирается жить вместе с игроком в Москве. Рахимичи поселились недалеко от стадиона “Динамо”, на Беговой улице. Правда, сейчас Элвер в своей московской квартире живет один: Мерсиха находится в Германии, где в одном из родильных домов на свет появился сын полузащитника. Счастливый отец посвятил свой гол в ворота “Алании” именно этому событию.

За сборную Боснии Элвер Рахимич пока не провел ни одного матча. В прошлом году к нему пришел вызов в национальную команду, но как раз в тот момент хавбек восстанавливался после травмы. Он не теряет надежды сыграть вместе со своими друзьями — Самиром Муратовичем и Омаром Йолдичем из “Сатурна”, Муневером Ризвичем из “Торпедо-ЗиЛ”. По словам Рахимича, в Боснии, где о российском футболе еще совсем недавно ничего не знали, уже начали всерьез интересоваться чемпионатом нашей страны.

Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить