Top.Mail.Ru
Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Чалов
9
Чалов
Нападающий
11
Заболотный
91
Заболотный
Нападающий
8
Гайич
22
Гайич
Защитник
5
Давила
7
Давила
Полузащитник
3

Сергей Измайлов: Приятно видеть те изменения, которые сейчас происходят в ПФК ЦСКА – за 2 года мне есть, с чем сравнить

Мы продолжаем рубрику «Врачебные тайны», где знакомим вас с медицинским департаментом ПФК ЦСКА, возглавляемым Эдуардом Безугловым.
измайлов (002).jpgСегодняшний герой из предматчевой программки «Сочи» – врач команды Сергей Измайлов. Он рассказал о том, как стал спортивным врачом, не зная о такой профессии, о самых сложных травмах в карьере и важности медицинских лекций для футболистов, а также о запуске стартапов в юности и работе на бирже сейчас.

– Ты в ПФК ЦСКА уже два года, а до этого 10 лет был главным врачом БК «Нижний Новгород», после чего занял эту же должность в сборной России по баскетболу. Почему ты изначально выбрал спортивную медицину?
– Если честно, я никогда не планировал заниматься спортивной медициной и становиться спортивным врачом. Более того, я даже понятия не имел, что такая профессия есть! (смеется) Хотел пойти по стопам отца и стать врачом-психиатром и психотерапевтом. Это желание у меня сохранялось до конца учебы, я даже поступил в ординатуру по психиатрии, но в итоге закончил не её.
В детстве я занимался футболом. Не могу сказать, что играл очень успешно, но и не был совсем безнадежен. Выбор стоял между спортом и учебой: в итоге я остановился на втором, но спорт все же остался мне близок. В нашей медицинской академии была футбольная сборная, где я стал капитаном команды. Однажды мне позвонил наш футбольный куратор и сказал, что есть предложение поработать в спорте: баскетбольная команда ищет врача. В этот момент я решил все поменять и перевелся с кафедры психиатрии на кафедру спортивной медицины.

– Не жалеешь о том, что выбрал учебу, а не спорт?
– Мысли, конечно, разные были, но и тут все неплохо складывается. Сейчас, находясь здесь, понимаешь, что шансов пробиться в ТОП-100 футболистов страны не так много. На этом пути намного больше преград, чем те, что встречаются на пути образования. И, опять же, получилось так, что я пришел в футбол, только с другого входа. Футболистом мог бы здесь не оказаться.

– Что из баскетбольного периода твоей карьеры вызывает самые приятные эмоции?
– Ощущение семейности. Десять лет, проведенных в баскетболе и в одном клубе, накладывают определенный отпечаток на ощущения от места, где все люди стали близки. Безусловно, были и яркие игры, которые сейчас вспоминаешь с улыбкой. В баскетболе был старт профессии, этому тоже стоит отдать дань.

– Почему ты перешел из баскетбола в футбол?
– Я не собирался уходить в другой вид спорта. Когда-то об этом думал, но в итоге решил, что в принципе со спортом закончу, – наступила определенная усталость. Собирался уходить в классическую медицину, даже занимался открытием медицинского центра. Дальше случились ковидные времена: все бизнес-процессы приостановились. В тот момент мне поступило предложение заполнить эту паузу в сборной России по баскетболу, где я в итоге провел год.
Позже поступило предложение от ПФК ЦСКА, и тогда уже перешел в футбол. К тому моменту не ставил конкретной цели поработать в новом для себя виде спорта, но она была раньше, поэтому подумал – почему бы и нет, если до этого хотелось. Тем более, что в клубе собралась прекрасная команда профессионалов – врачей, массажистов, физиотерапевтов, реабилитологов. Потом пришел Эдуард Николаевич Безуглов, и я рад, что выпала возможность поработать под руководством лучшего спортивного врача страны.

– Отличается ли работа врача в баскетбольной команде от работы в футбольном клубе?
– Разница есть. В первую очередь, в количестве персонала. В баскетболе нас было четыре человека: два врача и два массажиста. Если говорить про функционал, то там мы делали все врачебные манипуляции, занимались физиотерапией и реабилитацией.
Здесь персонал, обеспечивающий здоровье команды, намного обширнее, поэтому роли заужены. Есть физиотерапевты, есть реабилитологи, есть врачи, массажисты. Тут у меня конкретная врачебная работа.

– С БК Нижний Новгород ты неоднократно играл и в Еврокубках, и выезды классные у вас были. Какой выезд был самым дальним? А какой – самый необычный и запоминающийся?
– Выезды — это отдельная история в жизни команды, тем более что в баскетболе мы летали регулярными рейсами, как правило, еще и с пересадками. Но я бы выделил два из них.

Команда вылетела на игру в Израиль из Германии. Я надвинул капюшон, чтобы побыстрее заснуть, и тут спустя две-три минуты после взлёта происходят несколько хлопков. В самолёте задымление, он накренился в одну сторону и начал падать… Потом пилоты смогли выровнять свою траекторию, и мы просто летели на одной высоте. Я сидел слева, а справа у иллюминатора был главный тренер, и он говорит: «У нас горит двигатель». Состояние и мысли на тот момент сложно передать. Возник немой вопрос неужели это все? Примерно спустя час мы совершили аварийную посадку в аэропорту вылета. Оказалось, что в нас врезались птицы и отключились оба двигателя, один из которых все-таки пилот запустил, благодаря чему мы благополучно приземлились

А что касается самого длинного выезда, то дорога заняла у нас 28 часов. Вылетали из Краснодара в Испанию, но ночью пошел ледяной дождь. Естественно, задержали рейс, опоздали на стыковку. Пока летели в Москву, нам заказали чартер. Пришлось менять аэропорт — Шереметьево на Внуково. Дальше ещё часа три-четыре ждали разрешение на вылет от принимающей стороны. В итоге разрешила приземлиться только Франция, откуда нам пришлось ехать на автобусе до Испании. В итоге мы приехали только в 8 утра в день игры, съездили на утреннюю тренировку и, естественно, тот матч мы проиграли с двузначной разницей.
измайлов 2 (002).jpg
– В Нижнем не только баскетбольный клуб, но и классная футбольная команда. Как отношения между двумя клубами? Посещают ли матчи друг друга, общаются ли спортсмены между собой?
– В Нижнем Новгороде, помимо футбола и баскетбола, есть и хоккей, и волейбол. Все команды представлены в высших лигах в своём виде спорта и, безусловно, на финальные серии команд периодически приходят поддержать игроки из других видов спорта. Насчёт общения между игроками не знаю, но доктора между собой точно общаются, и это очень хорошие тёплые отношения.

– Особые матчи в футболе - это дерби. Например, ЦСКА - «Спартак». А в баскетболе есть такое? Сопоставима ли атмосфера?
– Не припомню исторических противостояний между командами. А вот атмосферу на определенных матчах можно сопоставить с футбольной, и даже в некоторых местах бывало погромче. В баскетболе существуют таймауты, где у тренера есть возможность что-то подсказать игрокам, подкорректировать их действия. Так вот были матчи, когда мы не слышали друг друга из-за постоянного гула, криков, пения болельщиков.

В этом отношении мне запомнились некоторые игры с «Црвеной Звездой или «Жальгирисом». Такую жару могут устроить еще греки, турки или испанцы.

– Как сейчас выглядит твоя ежедневная рабочая рутина?
– Самый обычный день: к 9 утра приезжаем на базу, если запланирован прием анализов - делаем их, далее принимаем игроков, у которых какие-то проблемы. Потом идем на тренировку, а после выполняем наши врачебные манипуляции. Если же у кого-то внезапно выявилась проблема, то вместе с тренерским штабом мы обсуждаем план действий и дальше работаем по нему. В целом, рабочий день заканчивается в районе 16-17 часов, но специфика такова, что мы на телефоне в любое время суток, так как в любой момент может что-то случиться.
Наш медицинский штаб занимается не только текущими проблемами и травмами, но и в целом активно развивается. У нас созданы все условия для того, чтобы заниматься наукой. Мы все участвуем в различных исследованиях, работаем над ними и выпускаем их; также нам важно участвовать в научных форумах и конференциях. Вот, например, в мае два наших доклада были представлены на крупной конференции по спортивной медицине в американском Финиксе. Думаю, это хороший показатель, и надеюсь, что наша научно-исследовательская деятельность действительно поможет коллегам из других спортивных клубов.

– Есть ли для спортивного врача разница, кого лечить: футболиста, баскетболиста или любого другого атлета?
– Отличие только в специфике спорта. А так – травмы те же, проблемы те же, разница только в том, к чему их нужно вернуть. У баскетболистов своя специфика движений и перемещений на поверхности, на которой они работают. Если баскетболист сломал или выбил палец, то он с большой вероятностью играть не сможет, потому что рука – его действующий инструмент. А футболисту не пальцами на руке играть, поэтому здесь тактика будет совершенно другая.

– То есть у баскетболистов чаще травмы на руки, а у футболистов на ноги?
– Нет, абсолютно. Думаю, что по процентам плюс-минус одно и то же. Разница в мышечных травмах – в футболе их в разы больше. Это связано с тем, что в футболе выше скорости, так как из-за большой площадки спортсмен успевает разогнаться, и в такие моменты происходят мышечные повреждения. В баскетболе же площадка всего 40 метров, поэтому там это намного реже. Кстати, физические контакты в футболе в силу своей скорости тоже бывают опаснее, чем в баскетболе.

– Ты лечишь игроков только традиционными способами или также пользуешься какими-то нетрадиционными методами?
– Здесь мы придерживаемся традиционной медицины, научно-обоснованного подхода. Используем то, что проверено, доказано, опубликовано, и стараемся действовать по этим лекалам. А вот на заре моей работы в баскетболе мы и пиявки ставили — таким образом пытались справиться с отеком после повреждения кисти.
Но в итоге все сводится к тому, что входишь в классическую канву. Просто стоит смотреть чуть шире, следить за тем, что появляется в мире, и применять это – вот что главное в профессиональном развитии. А не идти с тем багажом, который получил пять лет назад, и принимать только испробованные методы, хоть они и не очень актуальны.

– А тому баскетболисту, которому ты ставил пиявки, они помогли?
– Он вылечился, но вопрос в том, что именно ему помогло. Мы же делали не только пиявки, но и все остальное, а что из этого вылечило – кто знает. Считаем, что эксперимент был удачным, игрок поправился. Опыт зачтен. Но, поскольку метод с пиявками достаточно болезненный и визуально не очень приятный, мы от него сразу отошли.
Кстати, пиявками мы лечили американца – он все это живо снимал на телефон, показывал своим товарищам из Штатов, чем таким в России занимаются. Он был удивлен и в целом забавно реагировал, но очень достойно оценил процесс и не возмущался ни до, ни после.

– По твоему опыту, с какими проблемами со здоровьем чаще всего сталкиваются футболисты?
– С мышечными проблемами. Остальные травмы встречаются примерно одинаково. Есть статистика по каждому виду травм, она от сезона к сезону может меняться, но в среднем придет к одной цифре. Много факторов влияет на количество травм: стиль командной игры, количество матчей в сезоне, интенсивность тренировок.

– Какие самые сложные травмы тебе приходилось лечить?
– Был разрыв кишечника у баскетболиста. Это произошло прямо во время матча после удара коленом. Сложность была в том, что нужно было быстро заподозрить такую серьезную травму, вовремя отвезти в больницу, напрячь врачей, чтобы они чуть внимательнее относились к тому, что происходит.
Еще около года лечили повреждение хряща у баскетболиста. Это по длительности лечения и по специфичности достаточно серьезное и сложное повреждение. Итог от таких травм не всегда бывает утешительным, многие заканчивают со спортом. Но этот спортсмен играет – даже в сборной, где мы с ним позже встретились.

– Занимаешься ли ты профилактикой травм?
– У нас большой штаб, где все участвуют в профилактике повреждений. Она ведь заключается и в определенных упражнениях, и в подготовке к тренировке с физиотерапевтом, и в использовании специальных фармакологических добавок, которые применяются для поддержания состояния футболистов на должном уровне. Так как работники нашего штаба, безусловно, большие профессионалы, можно сказать, что все – и врачи, и физиотерапевты, и массажисты, и реабилитологи – максимально качественно выполняют свою работу для того, чтобы снизить риски травм. Но, помимо физической работы, есть еще и образовательная, которой максимально профессионально и успешно занимается глава штаба.
Эдуард Николаевич проводит лекции для игроков, которые помогают им понимать, что мы делаем для них, как делаем, зачем им это нужно. В вопросе профилактики травм образование футболистов играет положительную роль – они должны понимать, для чего мы что-либо им даем. Так к нам больше прислушиваются и выполняют рекомендации.

– Часто ли футболисты отказываются следовать рекомендациям врачей?
– Каждый футболист имеет свой определенный опыт и видение того, как у него было раньше и как должно быть сейчас. Поэтому они могут что-то принимать, а что-то нет, мы их не заставляем. Если получается сразу человека убедить в том, что это ему необходимо, то это одна история. Но бывает, что от момента, когда мы дали рекомендацию, до ее принятия ироком проходит достаточно длительный период времени. Им нужно понять, несколько раз попробовать, может, пару раз отказаться и в итоге прийти к тому, что это правда помогает.
Лечиться не отказывается никто. Просто могут в какой-то день по самочувствию не выпить таблетки, которые мы прописали, всякое бывает. Благодаря образовательной работе команда чаще делает все так, как нужно. Но, как вы знаете, настроение бывает разное.
измайлов 4 (002).jpg
– Есть ли игроки, с которыми у тебя сложились особо хорошие отношения?
– Таких, с кем прямо близко сдружился, у меня пока нет – со всеми игроками хорошие взаимоотношения. В баскетболе мы с кем-то за десять лет сдружились и до сих пор общаемся.

– Немного отойдем от твоей основной профессии. Ты достаточно разносторонний человек и, помимо работы в медицине, торгуешь на бирже. Когда ты начал этим заниматься?
– В 2017 году. Мне очень хотелось обрести финансовую свободу и возможность зарабатывать, не привязываясь ни к чему. В торговле на бирже нужен ты, компьютер и интернет, больше ничего. Ну, и необходимые знания, как и везде. Плюс, когда вливаешься в тему, начинает нравиться этим заниматься. Так что это не только работа, но и хобби, приносящее удовольствие.

– А ты сам разбирался в теме или проходил какие-то курсы?
– Многое изучал сам, но и курсы покупал для лучшего понимания процессов. За эти шесть лет пережил не один кризис, и то, что меня не выбило из седла – это тоже определенный успех. За это время и седые волосы были, и потери были. Но, как я понял, самое главное в истории с биржей – это психология и системность действий. Ты можешь как угодно понимать происходящее, но если твоя психология не позволяет тебе придерживаться правил, ты сыпешься. Тогда уже ничего не поможет.

– Ты еще интересуешься разными стартапами. Чем тебя увлекает эта тема?
– Тяга появилась еще с институтских времен. С друзьями и товарищами запускали несколько проектов, всегда нравилось что-то начинать. Когда что-то начинает рутинно работать, становится скучно, теряется драйв. А стартап интересен тем, что все процессы только запускаются, начинаются какие-то сумасшедшие движения.
Позже на бирже я столкнулся с компаниями, которые только выходят на рынок. Это целый мир: технологии, принципы, заложенные в компанию, их операционная деятельность, отчеты. Ты с ними проживаешь их путь развития: от момента появления до момента, когда они проваливаются или становятся успешной корпорацией. Так что в моем интересе к стартапам сочетаются как и личный интерес к реализации проектов, так и работа на бирже, где можно отследить новые интересные компании и вложиться в них.

– А что за стартап ты запускал с друзьями в университете?
– У меня был друг химик, мы с ним вместе учились в школе и играли в футбол. У него был проект по производству Высших жирных спиртов (ВЖС). На тот момент такой технологии не было в нашей стране, хотя применение могло быть достаточно широким. Мы проходили разные отборы, презентовали проект, но не нашли финансирование. Это был, наверно, второй курс института.
В другом проекте мы с товарищами в моем родном Дзержинске запустили портал «Твой город». Там было все о жизни молодежи: клубы, куда мы даже привозили диджеев, дискотеки. Вместе играли в футбол и волейбол, организовывали пейнтбол. Была такая большая тусовка, в которой мы освещали все события и, по сути, их часто сами организовывали. Этот проект просуществовал лет пять-шесть, потом мы его продали, потому что все выросли и ушли по своим направлениям. Не знаю, существует ли сейчас этот портал, но это был большой опыт в социальной сфере.

– В какие стартапы ты сам вкладываешься?
– Поскольку я сам врач, мне проще понимать, что делают медицинские компании. Есть несколько, которые мне очень понравились, и в них я вложился. Одна из них уже принесла очень хороший процент, другая, надеюсь, тоже не подведет. Это всегда определенный риск, и здесь важно заниматься диверсификацией, чтобы не складывать в свою веру все деньги. Вера верой, а бывает всякое. Можно выиграть миллион, а можно продать квартиру и в петлю залезть. Такие случаи тоже бывают, хочется их избежать.

– Что тебе больше всего нравится в работе в ПФК ЦСКА?
– Начнем с эмоциональной составляющей. Футбол – самый популярный вид спорта в России, а ПФК ЦСКА – флагман российского футбола. Безусловно, приятно побеждать. На второй год моего присутствия здесь мы выиграли Кубок, это здорово! Возможно, период, когда ПФК ЦСКА был на самой вершине успеха, сейчас позади, но, уверен, что он скоро повторится.

Профессиональная составляющая также важна. Очень приятно работать в собравшемся коллективе. В каждом из направлений – максимально профессиональные люди, общаясь с которыми становишься чуть-чуть сильнее и богаче. Мы от всех людей что-то берем, а когда вокруг тебя люди-профессионалы, то ты можешь взять больше. Это дает толчок к развитию.
Получилось так, что мы пришли в период перестройки в клубе, и он все еще идет. Благодаря Эдуарду Николаевичу Безуглову перестраивается и медицинская сфера, запущено много проектов, где мы принимаем участие как мыслями, так и усилиями, советами и идеями. Это тоже в своем роде стартап. Приятно видеть те изменения, которые сейчас здесь происходят – за 2 года мне есть, что сравнить. Огромная разница между тем, что было в медицинском штабе, когда я приходил, и тем, что есть сейчас.

– Какое достижение ты считаешь главным за свою жизнь?
– Семья и дети. Это проект длиною в двадцать лет.

– Какой совет ты можешь дать болельщикам армейцев, чтобы они поддерживали свое здоровье и оставались в хорошей физической форме?
– Все, на самом деле, достаточно просто. Нужно быть уверенным в том, что ты делаешь. И делать это. Если не занимаешься спортом – добавь себе его немного. Если чувствуешь, что тебе становится где-то хуже – обрати на себя внимание. Прислушивайтесь к себе и не пропускайте те сигналы, которые наш организм сам подает. Не нужно, конечно, превращаться в тревожных, но делать вид, что ничего не происходит, когда что-то происходит, точно не надо. Это позволит намного раньше предпринять меры, которые позволят продлить жизнь, обеспечат активное долголетие и помогут оставаться в хорошем жизненном тонусе.

Анна Галлай
Милана Асеф
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить
Продолжая использовать наш сайт, вы подтверждаете согласие на сбор и обработку файлов cookie. Отключить их для нашего сайта можно в настройках браузера
Политика конфиденциальности