Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

«Я в основе ЦСКА почти 5 лет и готов к любому давлению». Откровенное интервью с Чаловым

Отставки Гончаренко и Олича, назначение Березуцкого — обсудили все армейские новости.
Сборная России давно закончила выступления на Евро, и мы потихоньку возвращаемся к родной РПЛ. В ней тоже происходят удивительные вещи. В центре внимания — ЦСКА: руководство уволило Олича за день до начала предсезонной подготовки и назначило Алексея Березуцкого. Обо всём этом и не только мы поговорили с нападающим армейцев Фёдором Чаловым, который в основе клуба уже почти пять лет. Есть ощущение, что его уже ничем не удивить.

— Начнём с главной новости из ЦСКА — увольнения Ивицы Олича. Как на это отреагировали команда и ты сам?
— За день до начала сборов в Австрии увидели эту новость. Ивица попрощался с нами в общем чате, написал: «Спасибо за работу, всем удачи!». Сразу стало понятно, что главным тренером будет Алексей Березуцкий.

— Олич проработал в ЦСКА три месяца. В чём главное отличие его тренировок и Гончаренко?
— Сильных изменений не было. Олич пришёл во время сезона, хотел поставить европейский футбол — с высокой интенсивностью, с прессингом, на контратаках. С ним мы стали гораздо больше работать над завершением — для меня как нападающего это было заметно. Каждое упражнение заканчивалось ударом. Даже любой квадрат у нас был с маленькими воротами. Мы не так часто общались один на один, но после тренировок Олич оставался с атакующими игроками — мы очень много завершали. Он сам подавал, делал прострелы.

— То есть Олич до сих пор в порядке?
— Да, он даже с нами в квадрат играл. В подкатах летел, чуть не сломал кого-то. Шучу, конечно, но у него огонь в глазах до сих пор. Когда мы уходили после дополнительных тренировок, он оставлял своего помощника Илию (Арачича. — Прим. «Чемпионата») и сам по воротам бил. Такой класс! Он каждый раз с левой бил с лёту или в самую девятку, или в крестовину. Видно, что человек поиграл в «Баварии».

— Как изменился Алексей Березуцкий, став главным тренером?
— Раньше он был связующим звеном между тренером и командой. Плюс отвечал за стандарты. Сейчас, конечно, новые требования, но это мы пока оставим в команде. Мы учимся, с каждым днем всё лучше понимаем их. Сам Алексей Владимирович никак не изменился, только стал более открытым. Очень интересно работать с ним.

— За что отвечает ассистент Березуцкого — Бабаян?
— Григорий Константинович отвечает за тактику и больше работает с атакующими игроками. Вообще помогает главному тренеру по разным вопросам.

Индивидуальные тренировки, игра на коробке, «Челси»

— В отпуске ты побывал на двух свадьбах — у Обляковых и у Черновых. Как всё прошло?
— Да, мы съездили в Питер к Ваньке Облякову и к Никите Чернову в Волгоград. Очень рады за ребят. Они долго к этому шли, сделали такой ответственный шаг. Поздравляю их ещё раз! Это вообще первые свадьбы, на которых я был, всё очень понравилось. Было легко, весело. Может, не так, как все обычно ждут. Дракой не закончилось (смеётся).

— Кто больше всех отжигал?
— Думаю, сами Ванька и Никита, каждый на своей свадьбе. Старались больше всех! Ещё выделю Кучая, но вообще все были на высшем уровне. А Карп очень радовался, когда приехали приглашённые гости, группа HammAli & Navai.

— Они же распались.
— Специально для Ваньки собрались обратно, ха-ха.

— Знаю, что в отпуске ты работал с тренером по индивидуальной программе. Как ты к этому пришёл?
— Около года назад познакомился с Максимом. Он помогал Дане (старшему брату Чалова, футболисту сербской «Инджии». — Прим. «Чемпионата») с восстановлением после операции на мениске. Мы встретились на коробке на «Октябре», брат пригласил его поиграть с нами в футбол. Пообщались, нашли общий язык.

Когда в матче со «Спартаком» я получил травму, Макс сказал, что понимает, откуда могли появиться проблемы с коленом. Конечно, все восстановительные процедуры я делал с клубными физиотерапевтами. Но Макс стал подсказывать в каких-то моментах, когда нужно растянуть мышцы, когда — закачать, и так далее. После зимних сборов мы с ним стали работать ежедневно.

— Что конкретно прокачиваете с тренером?
— Всё сразу: сила, выносливость, растяжка. Работаем над улучшением всех моих качеств. Что изменилось? Со стороны виднее, но я чувствую себя гораздо лучше, стал выносливее, сил больше. Понимаю, что мне нужно прибавлять. С индивидуальными тренерами работают в Европе — это нормальная практика. Я тоже ежедневно вкладываюсь в себя.

— По сравнению с осенью 2020-го твои тренировки кардинально изменились?
—Да, я гораздо больше стал работать над собой. Не могу связать это с тем, что я мало играл. В футболе всегда есть над чем работать. По окончании сезона отдохнул дней 10, а уже после этого начал подготовку к сборам в Австрии, раз 5-6 в неделю. Уже хочется, чтобы они побыстрее прошли, хотя два сбора по 12 дней — это не так долго. После Кампоамора мы уже выработали иммунитет.

— Ты говорил, что играешь на коробке на «Октябре». Как часто удаётся так побегать?
— На «Октябре», где у академии ЦСКА база, собираются все футбольные ребята, не просто со двора — кто-то в РПЛ или ФНЛ играет, кто-то уже закончил. Женя Марков с нами играл — готовился к Туле, Лёша Сутормин тоже приезжал. Думаю, что всем игрокам полезен такой футбол — это развивает скорость мышления, ведь времени на принятие решений на коробке меньше. Это как раз та игра, с которой мы все начинали.

— Почему именно в футболке «Челси» бегал на коробке?
— Друзья подарили на день рождения, нужно носить (смеётся). В детстве болел за «Челси», в финале Лиги чемпионов тоже за них больше переживал. При Тухеле команда играет в очень качественный футбол, видна работа тренера. Классный матч — не футбол, а шахматы.

— В интервью «Чемпионату» Головин сказал, что, если будет предложение от «Челси», сразу согласится. Ты тоже?
— Только глупый человек откажется (улыбается). Амбиции поиграть в Европе есть всегда. Все видят, что там играют сильнейшие. Нужно к этому стремиться.

Провал прошлого сезона, конкуренция с Рондоном, уход Гончаренко

— Прошлый сезон для ЦСКА — это провал?
— По результату, месту в таблице — да, мы выступили плохо. Всё было в наших руках, но мы сами упустили шансы в конце сезона. Первую часть сезона закончили на втором месте и весной могли сыграть лучше, не отдавать очки тому же «Уралу», «Химкам». Но это футбол. В команде сейчас много новых игроков, идёт перестройка. Нужно сыграться, найти связи. В конце сезона у нас было очень много травм — в моментах, когда мы уже находили игру, кто-то выбывал из-за повреждения.

В ЦСКА нет равнодушных людей. Все понимают, что могут лучше, и прикладывают для этого усилия. Мы должны становиться командой, которая даже в сложные моменты не доводит до такого результата, и решать большие задачи. Надеюсь, у нас всё впереди.

— Когда в команду приходит много новых игроков, особенно важны лидеры. Что думаешь о Дзагоеве, с которым до сих пор не подписан новый контракт?
— Дзага — лидер и на поле, и за его пределами. Может в нужный момент настроить, напихать или, наоборот, расслабить команду. Все знают, что у Алана крутое чувство юмора — может посмеяться и над другими, и над собой.

Когда Дзага в форме, это очень сильный игрок, который может придумать момент из ничего. Мы это видели в Туле в четвертьфинале Кубка, когда он отдал голевую Марио. Дзагоев — легенда ЦСКА. Не знаю насчёт его контракта, но надеюсь, он останется с нами. А так, думаю, многие клубы ждут разрешения ситуации, чтобы подписать Алана, если он не договорится с ЦСКА. Такой человек очень важен в команде.

— В прошлом сезоне ты играл на разных позициях — и в центре, и на фланге, и вторым нападающим. Как отличаются требования, где тебе комфортнее?
— В первую очередь мне всегда хочется играть и приносить пользу. Готов помогать везде, куда меня поставит тренер. Но комфортнее себя чувствую на позиции центрфорварда, конечно. Привык к ней, понимаю свои сильные стороны — даже не надо как-то входить в игру. Но я нахожу свои плюсы, и когда играю крайнего нападающего.

— В конце сезона ты уже выиграл конкуренцию у Рондона. Как у вас с ним складывались отношения?
— Саломон — очень сильный нападающий, когда он в форме и выкладывается на 110%. Думаю, все это увидели, когда он вышел с «Краснодаром». Как он борется и ставит корпус — это отдельный вид искусства, его невозможно столкнуть с места. Это понятно — Рондон играл в АПЛ, самом силовом чемпионате. Я научился у него хладнокровию в завершающей стадии атак.

Не думал о конкуренции с ним. Когда Рондон пришёл в команду, я понимал, что буду выходить со скамейки. При этом знал, что у меня будет шанс и мне нужно его использовать. Моё дело — хорошо готовиться, тренироваться и ждать этого момента. Я в два раза больше работал, оставался после тренировок, с персональным коучем занимался, о котором рассказывал. Делал всё, что от меня зависит.

— Теперь в ЦСКА появился другой большой нападающий — Антон Заболотный. Вы знакомы?
— Знакомы по сборной, там общались, иногда в «Инстаграме» переписывались. Плюс пару раз он в самолёте ЦСКА возвращался в Москву после матчей в Сочи. Антон — добрый парень, на нашей волне. Знаю, что они с Жорой Щенниковым вместе были в академии и играли за дубль. В общем, никаких сложностей в общении с Заболотным нет. Даже интересно, как будет выглядеть наше взаимодействие на поле. В паре с большим нападающим, возможно, открою в себе что-то новое.

— Закончим тему предыдущего сезона. У тебя есть понимание, почему у Гончаренко в ЦСКА перестало получаться?
— У меня нет объяснения этому — мы всё делали как обычно, готовились, разбирали соперников. Наверное, это какая-то череда ошибок, которая привела к таким последствиям. Думаю, это больше вопрос к Виктору Михайловичу.

Гончаренко очень многое в меня вложил. Благодаря ему я сейчас играю на таком уровне. После отставки я ему позвонил, мы попрощались на хорошей ноте. Сейчас держим связь, Виктор Михайлович может написать, поздравить с голом. Но только не с голом «Краснодару», ха-ха. Когда мы играли весной, никто не думал, что это был матч с командой бывшего тренера. Но для меня эта игра была важна — в предыдущем туре я вышел на замену и забил «Уфе», а с «Краснодаром» вышел в стартовом составе, получил шанс. После матча, кстати, перекинулись парой фраз с Виктором Михайловичем и с Васей Березуцким. Пошутили, посмеялись — всё как обычно.

— Уход Василия Березуцкого из ЦСКА — это потеря?
— Для нас это было какое-то странное решение. Необычно и непривычно, что Вася с Лёшей разошлись. Конечно, шуток от Васи больше нет, но остался Алексей, который ещё даст фору брату. Точнее, Алексей Владимирович.

Сборная, молодёжный Евро и психология

— По окончании сезона понимал, что на Евро с главной сборной не поедешь, или всё-таки была надежда?
— У меня было не так много игрового времени, результатов, качественной статистики. У футболистов, которые в итоге попали в сборную, с этим гораздо лучше. Так что всё логично. Не может быть цели пахать только для того, чтобы попасть в сборную. Я хочу становиться лучше, я хочу забивать в каждой игре, я хочу подняться на самый высокий уровень. А сборная — это уже следствие. Если у тебя всё в порядке в клубе, на тебя будут рассчитывать в сборной. Хотя, конечно, я мечтаю выступать за Россию.

— Дивеев говорил мне: «Не ожидали, что датчане сильнее французов на молодёжном Евро». Это реально космос?
— Тогда уже накопилась усталость к третьей игре, тем более после матча с французами — мы набегались нормально. Молодёжка Дании — организованная команда, играла в очень интересный футбол. По сути, это то, к чему мы стремились. В итоге в финальном турнире они проиграли только победителям Евро, сборной Германии, и то по пенальти. Конечно, мы хотели выйти в плей-офф, расстроились. Значит, наша молодёжка ещё не на том уровне — нужно стараться ему соответствовать.

— В 2019-м у тебя был суперсезон, когда ты стал лучшим бомбардиром, всё получалось очень легко. Сейчас сложнее — и у тебя, и у ЦСКА. Есть ощущение, что вернёшься на тот уровень?
— Для меня ЦСКА — не просто команда. Мы играем в великом клубе — просто так в нём не оказываются. Конечно, неприятно, когда есть такие моменты в карьере. Но в футболе, как и в жизни, бывает, что-то идёт не по плану. При этом я понимаю, что всё в наших руках. Если усердно работать и выкладываться каждый раз, то всё получится.

— Есть стереотип, что ты очень много загоняешься, когда что-то не получается. Это так?
— Всё это разгоняют в прессе. Я стараюсь делать свою работу, как требует тренер, как нужно моей команде. Если чувствую, что этого мало, работаю дополнительно. Если что-то не получается, стараюсь делать это ещё усерднее. Нет смысла загоняться, если ты понимаешь, что делаешь всё, что от тебя зависит. Это не поможет, а сделает только хуже. Я играю в основе ЦСКА почти пять лет и ментально готов к любому давлению.

Андрей Панков
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить