Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Медали без еврокубков - грусть. Но мы выложимся на максимум в чемпионате

Интервью Хесуса Медины.
Этой весной из большинства клубов Российской премьер-лиги массово уехали иностранцы. ЦСКА, заметно усиливший свой состав в зимнее трансферное окно, сумел сохранить новичков, объяснив, что им ничего не угрожает.

Один из легионеров красно-синих Хесус Медина в интервью «Матч ТВ» пояснил, почему не покинул Россию после 24 февраля, рассказал, что ему будет обидно не попасть в Лигу чемпионов по независящим от клуба причинам, а также выразил недопонимание, зачем судьи в РПЛ так долго смотрят видеоповторы.

БРАТЬЕВ БЕРЕЗУЦКИХ МОГУ РАЗЛИЧИТЬ ПО ЧАСАМ НА РУКЕ

Перед началом разговора, который проходил на базе в Ватутинках, хавбек армейцев Максим Мухин, увидевший, что Хесус идет на интервью, пошутил: «Зачем вы с ним общаетесь, он же не выкладывается на полную!»

— Глядя на такое общение с партнерами, складывается представление, что ты полностью освоился в команде. Все так?
— Я всегда играю, отдаваясь на максимум. Даже не понимаю, почему он так сказал, — заочно ответил Медина Мухину. — С самого первого дня в команде я почувствовал, что партнеры, тренерский штаб, персонал очень хорошо относятся ко мне. Я в комфортных и домашних условиях. Здесь больше всего дружу с Хорхе (Карраскалем): оба говорим на испанском и мы практически из одного региона. Сблизились, перейдя в ЦСКА. Также хорошо общаюсь с нашими бразильцами Марио (Фернандесом) и Бруно (Фуксом), их язык немного отличается, но мы все равно все понимаем. Со всеми остальными ребятами также хорошее взаимопонимание.

— Уже научился различать Алексея и Василия Березуцких?
— Иногда путаю (смеется). Я могу различить по часам: если у одного они есть, то я понимаю, кто где. Когда они оба без часов, мне становится тяжело. Во время матча тоже могу определить: Василий часто кричит, а Алексей более спокойный, не поддается эмоциям. Он вдумчивый, можно сказать, мыслитель. Когда они вдвоем, получается некий баланс. Они дополняют друг друга.

— Перейдя в ЦСКА, ты отметил, что русский язык очень сложен для тебя. Спустя два месяца ситуация стала лучше?
— Находясь постоянно в этой атмосфере, ты можешь выучить какое-то слово или фразу. Каждый день я что-то слышу на регулярной основе, но это отдельные слова, которые в единую речь ты не свяжешь. Я знаю следующее: «спасибо», «доброе утро» и «три касания» (смеется). Последнее мы часто используем на тренировках. Русский по-прежнему очень сложен для меня, потому что я из другой языковой группы.

— С кем-то из партнеров проводишь время вне поля?
— Когда только перешел в ЦСКА, мы с Хорхе проводили вместе очень много времени. Чуть позднее к нему приехала девушка, ко мне приехала девушка, поэтому сейчас, заканчивая тренировку, мы отправляемся по домам, где проводим время с близкими. Дали паузу в наших встречах с Хорхе, но, мне кажется, уже пора встречаться в формате четырех.

— Если к тебе уже приехала девушка, то, может, есть планы привезти всю семью сюда?
— Это было моей целью до 24 февраля. Я хотел привезти сюда родителей, друзей, чтобы жить в окружении близких. Пока пришлось взять паузу. Когда все наладится, конечно, я готов вернуться к этим планам.

— Близкие не переживают из-за того, что ты находишься в России?
— В конце февраля переживали. Было много разных источников информации, из которых не было понятно, где правда, а где ложь. Я на протяжении всего времени здесь общаюсь с родителями. Успокоил их, заверил, что в Москве спокойная жизнь, что тут все хорошо. Также я сообщил им, что нам неоднократно было сказано, что ЦСКА первым придет к нам на помощь, если будет в этом необходимость.

В СЛУЧАЕ САНКЦИЙ БУДУ ГОТОВ ИГРАТЬ ТОЛЬКО В РПЛ

— Расскажи еще о поддержке клуба.
— Все же началось, когда мы были на сборе в Турции. Мы сели и проанализировали все возможности. В ЦСКА сказали, что окажут нам любую помощь. Эти слова придали нам уверенности. Мы поняли, что не одни, что нас не бросят. Клуб себя повел по-джентльменски. Все руководство постоянно было на связи.

— Было желание уехать?
— Честно, я даже не знал, чему верить. Сначала на меня давила семья: «Что там вообще происходит?» Давление было, да. Потом, удостоверившись, что жизнь идет своим чередом и никаких признаков опасности нет, я перестроился на нормальный лад. Все-таки надо было работать.

На каком-то этапе я принял решение не читать и не смотреть новости. Информация оказывает на тебя огромное влияние, поэтому я решил сконцентрироваться на своих делах. У нас ведь продолжался чемпионат. Когда ты погружаешься в работу, страх тебя отпускает.

— Сколько часов ты добирался в Москву после возвращения из сборной?
— Почти 40 часов, из-за отсутствия отдыха мне пришлось пропустить матч с «Уфой».

— Ого, желание ездить в сборную еще осталось?
— (Смеется.) Сборная была моей мечтой с детских лет. Несмотря на долгие перелеты на другой конец света, я всегда буду готов приехать в национальную команду.

— Партнеры по сборной не отговаривали от возвращения в Москву?
— Меня спросили о ситуации, а я ответил, что я хорошо работаю здесь, что жизнь продолжается.

— В связи с отстранением российских команд от международных турниров у тебя сохраняется мотивация играть за клуб? Наверняка ты приезжал сюда с расчетом на выступления в еврокубках.
— Я хотел бы сначала доиграть сезон, а потом уже смотреть, что будет дальше. Я счастлив в ЦСКА. Как только снимут санкции, мы будем готовы играть в Европе, но сейчас команда настроена показать себя в чемпионате России. Мы надеемся, что все будет как прежде.

— Не думаешь, что к концу года твое мнение о РПЛ может измениться?
— Я профессионал, поэтому должен максимально качественно отрабатывать во всех матчах команды. Еврокубки, чемпионат России или товарищеские матчи — я обязан отдаваться полностью везде. Я буду делать все, чтобы моя команда побеждала. Конечно, я соглашусь выступать только в РПЛ, если в отношении российского футбола будут применены санкции.

— В связи с отстранением российских команд от еврокубков что для тебя будет значить второе или третье место в РПЛ? Есть мнение, что это лишь строчка на справочных ресурсах, не более.
— Мы будем раздосадованы, если займем второе место, но при этом не будем иметь возможности играть в Лиге чемпионов. Серебро в РПЛ без поездки в еврокубки — это грустно. Но есть решения, на которые мы не можем повлиять. Нам остается работать качественно, выполняя поставленную задачу.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ЦСКА БЫЛО САМЫМ ЛУЧШИМ

— Почему «Нью-Йорк Сити» не продлил с тобой соглашение?
— Когда ЦСКА предложил контракт, я подумал, что мне нужно сменить обстановку. Поскольку у меня всегда горели глаза в плане игры в Европе, я согласился. У меня было несколько предложений, но самое лучшее было из Москвы. ЦСКА, без сомнений, гранд, поэтому я выбрал его.

— Отказ от продления контракта с футболистом разве не означает, что тот больше не нужен команде? Ты же был одним из лидеров «Сити», почему они не захотели тебя оставить?
— Я пришел в эту команду совсем молодым, в 19 лет. В США была прекрасная жизнь, но я решил подышать новыми ветрами. Я завоевал там много трофеев, но целей оставаться больше не было. Мы сели с руководством клуба, обговорили нюансы и поняли, что наступил момент изменений. Мой уход был согласован между всеми сторонами. Классно же выиграть чемпионат и уйти на высокой ноте.

— Ты сказал, что хотел играть в европейской лиге, но тебе возразят, что чемпионат России — это немного другое.
— Я понимаю, что ты имеешь в виду. Объясню: сезон в МЛС заканчивается в декабре, соответственно, я должен был переходить в новый клуб в зимнее трансферное окно. Сложно найти в середине сезона новый клуб. ЦСКА — это очень хорошая команда, которая каждый год сражается за чемпионство. Переход сюда — отличный шаг в моей европейской карьере.

— Ты рассматриваешь армейцев исключительно как трамплин для дальнейшего переезда?
— Нет. Я приехал с желанием работать, учиться и развиваться. Я здесь стараюсь работать максимально упорно. Буду отдавать всего себя на благо клубу. Это моя задача.

— Тебя принято считать универсальным футболистом. Алексей Березуцкий дает тебе свободу на поле?
— Безусловно. В играх мы постоянно меняемся с Карраскалем и Языджи. Тренер говорит, чтобы мы проводили ротацию между собой. Мне кажется, тренеру тоже приятно на это смотреть.

— Когда одного из этой тройки меняют, двое не выпадают из игры?
— Считаю, что нет. У нас прекрасный состав с игроками высокого уровня. Если будет так, как вы говорите, то другой человек спокойно заменит выбывшего.

НЕ ПОНИМАЮ, ПОЧЕМУ В РПЛ АРБИТРЫ ТАК ДОЛГО СМОТРЯТ ПОВТОРЫ

— Если твои близкие из Парагвая спросят, что из себя представляет чемпионат России, что ты им ответишь?
— Отвечу, что тут очень конкурентоспособный футбол. Такой боевитый, с хорошими игроками на хороших стадионах. Здесь изобилует жесткий футбол с силовыми элементами. Он отличается от МЛС, но мне кажется, что это хорошо. Кстати, мне подходит такая манера игры.

— Не считаешь ли ты, что наша лига не зрелищная?
— В первых матчах мне было очень тяжело работать при низких температурах. Климат оказывает большое влияние. Но лига существенно может прибавить в своем развитии.

— Как тебе играется против команд нижней половины таблицы, которые могут вдесятером могут стоять у своих ворот большую часть матча?
— Против них очень тяжело играть, это правда. Их стиль сильно усложняет наши комбинации. Конечно, все это приводит к тому, что зрелищность падает.

— Есть мнение, что в РПЛ арбитры очень долго смотрят повторы. Замечал?
— Этот момент определенно надо улучшить. Они правда тратят много времени на любой вопрос. Минуту или две — это допустимо, но не более. Интересно, что потом судьи не компенсируют это время. Например, в игре с «Уралом» судья вернул не так много времени по сравнению с тем, сколько потратил на VAR.

— Показательный момент был в недавнем матче Лиги чемпионов, когда судьи успели посмотреть повтор, пока «Ливерпуль» отмечал гол в ворота «Вильярреала».
— Да-да, это идеальный пример. Я не понимаю, почему в России все настолько долго.

РОДИТЕЛИ ПРИНОСИЛИ СЕБЯ В ЖЕРТВУ РАДИ МОЕЙ КАРЬЕРЫ

— Когда ты рос в Парагвае, ты что-то слышал о российском футболе и его представителях?
— Я любил смотреть Английскую премьер-лигу, поэтому я хорошо помню Аршавина. Его игра в «Арсенале» действительно врезалась в память. Евро-2008 также оставил хорошее впечатление о вашей сборной. По-моему, там еще играл Игорь Акинфеев.

— Без него эту сборную представить сложно.
— ЦСКА всегда был постоянным участником еврокубков. Я же еще помню матчи против «Реала», «Манчестер Юнайтед», «Манчестер Сити». Состав команды всегда был на слуху.

— У тебя не было вариантов, кроме как стать футболистом?
— Моя семья все время была очень близка к футболу. Мой старший брат играл, поэтому я привыкал к футболу с самых малых лет. Это моя жизнь. Все детство я провел на площадках. В 14 лет передо мной стал выбор: мама сказала, что я должен сконцентрироваться либо на учебе, либо на футболе. Мы выбрали футбол. Это не значит, что я забил на школу, я стал более осознанно фокусироваться на игре. Школа все это время шла рядом.

— Был ли у тебя опыт заработка вне футбола?
— Знаете, нет. Мой папа много работал, даже в какой-то степени жертвовал собой ради моего успеха. Мама была учительницей. Родители делали все, чтобы я не подрабатывал, а концентрировался только на деле.

— Какого качества поля в Парагвае?
— Там сложная ситуация. Тяжело найти качественные поля с хорошим покрытием, особенно если речь идет о детском футболе. Однако эти трудности помогают улучшать технику. В тех условиях сложнее обработать мяч, сложнее дриблинг. Выходя играть на хорошее поле, ты уже имеешь преимущество.

— Чем-то наши страны похожи. У нас тоже есть проблемы с полями.
— Да-да.

— Вот только футболисты не растут.
— Тогда вам нужно вернуться на плохие поля! (Смеется.)

Михаил Гончаров
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить