Top.Mail.Ru
Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Чалов
9
Чалов
Нападающий
12
Заболотный
91
Заболотный
Нападающий
9
Гайич
22
Гайич
Защитник
5
Давила
7
Давила
Полузащитник
4

Интервью Константина Кучаева

Откровенный разговор с полузащитником ЦСКА.
Яркое появление в РПЛ и гол Де Хеа между ног, прогресс в ЦСКА и две тяжелые травмы (вслед за крестами была операция на мениске), после которых приходилось все начинать с начала. Наконец, два серебра, вызов в сборную, звание лучшего игрока месяца в лиге и аренда, закончившаяся вылетом в ФНЛ — за восемь лет Константин Кучаев пережил столько событий, которых хватило бы на всю карьеру.

Этот сезон — тоже борьба: при Федотове хавбек дважды выпадал из состава, но каждый раз выгрызал место в основе и был крайне полезен (2+3 в 11 матчах РПЛ).

Корреспонденты «СЭ» встретились с Кучаевым и поговорили о депрессии из-за тяжелого восстановления и реакции на слова Артема Дзюбы, отношениях с Еленой Радионовой и токсичности в фигурном катании, скромности Марио Фернандеса и конкуренции с «Зенитом».

P. S. Узнав, что интервью будет опубликовано 9-го мая, Константин Кучаев попросил поздравить всех с Днём Победы!

«По пути на сборы забыл телефон в такси — для всех, кроме невесты и родителей, я просто пропал»

— В этом сезоне ты провел в запасе 10 матчей. Знаем многих футболистов, которых подобное выводит из себя — а как реагировал ты?
— Поначалу было грустно и тяжело. Но потом понял, что плохое настроение сильно влияет на ментальное состояние. Отпустил эту тему, перестал переживать. И начал усерднее работать. Такие вещи должны подстегивать больше тренироваться, доказывать и воплощать амбиции, которые есть у каждого.

— Владимир Федотов объяснял, почему ты не в составе?
— Я даже не спрашивал, сам все понимал: например, [в этом году] провел две неудачные игры — с «Краснодаром» и «Сочи» — и меня заменили. Команда-то после этого играла хорошо.

— Летом ты поражался нагрузкам нового тренерского штаба. Зимой, когда закладывалась «физика», были самые убийственные сборы в карьере?
— Самые убийственные были при Гончаренко. Тогда беговую работу ставил Паулино Гранеро, а он очень жестко подходил к тренировкам. У Федотова зимой было тяжелее, чем летом — много упражнений без мяча, силовых.

— Пресс-службе ЦСКА ты рассказывал, что прилетел на сборы без телефона, чтобы сконцентрироваться на работе. Серьезно?
— На самом деле, телефон забыл в такси, ха-ха! Звонил на него, но водитель уехал и не слышал — был включен беззвучный режим. В итоге таксист отвез его в какой-то центр, где мне его позднее и передали. Все это время я был без связи.

— Какие ощущения?
— Не испытал вообще никаких сложностей и дискомфорта. Я про него забыл и никому не звонил. Единственное, невесту попросил, чтобы написала родителям: «Со мной все нормально, телефон забыл в такси». Для остальных я просто пропал.

— Сколько уведомлений было на экране, когда взял телефон в руки?
— Да очень много — больше 100 точно! Люди писали, спрашивали — я в итоге никак не отвечал, просто новую тему разговора заводил. Если каждому объяснять, что забыл телефон — это нужно было рассылку делать.

— В том же интервью ты говорил, что зимой провел самый насыщенный отпуск в жизни, но больше всего понравилось в Казахстане. Страшно представить, какие еще места посетил.
— Дубай и Мальдивы. Вот на Мальдивах понравилось меньше всего. А в Казахстане меня поразило гостеприимство. Я такого не встречал ни у нас в стране, ни где-либо еще! Все люди нереально отзывчивые, добрые и готовы помочь, хотя видят тебя впервые в жизни.

— Например?
— Когда только приехали в Казахстан, Баха (Бахтиер Зайнутдинов. — Прим. «СЭ») спросил, где мы остановились. Рассказал ему название отеля и спросил, где можно покушать. Он скинул какие-то рестораны, я ответил: «Доберемся только завтра вечером, а сейчас пойдем в ресторан при отеле. Мы с дороги, никуда ехать не хочется, на следующий день сходим в твои места».

Он ответил: «А, ну все. У меня там друг работает, туда-сюда, я ему скажу». Я не понял: что он хотел ему сказать-то? В итоге мы покушали — я прошу счет, а мне говорят: «За вас заплатили. Добро пожаловать в Казахстан». На следующий день — то же самое, но уже в другом ресторане. После этого сказал Бахе: «Спасибо, но мне как-то неудобно уже — больше не надо!» В итоге в следующем месте все повторилось снова.

Потом мне пришла посылка в Казахстан, нужно было забрать ее у друга Бахи. Так он мне сам позвонил: «Скажи, куда и когда ее привезти, я все сделаю». Хотя это я под него должен подстраиваться.

Был поражен всем этим вещам.

— Назови лучшее место на Земле, где ты был? Кроме Казахстана.
— Рязань, конечно (Кучаев там родился. — Прим. «СЭ»).

«Могу посмотреть скучный матч, но не скучное фигурное катание»

— В отпуске ты сделал предложение Елене Радионовой, к которому готовился полгода. Расскажи, как это было!
— Я не то чтобы готовился — просто принял решение и ждал зимы, когда смог бы это сделать в подходящий момент. Понимал: будет отпуск, благоприятное время. Прошло все обычно, ничего сверхъестественного. Кольцо в торт или бокал не прятал, никак не изощрялся.

— Когда свадьба?
— Да пока не знаю — идет чемпионат, поэтому сложно утвердить дату росписи и тем более самой свадьбы. С первым мы вроде разобрались. А вот со свадьбой вопросы из-за графика. Возможно, не в этом году. Может, вообще не будет. Лена спокойно к этому относится и все понимает.

— Она рассказывала, что ты ее долго добивался. А как вы вообще познакомились?
— Через соцсети. Поначалу просто общались — это длилось больше года. За это время встретились, может, раз шесть. У нее в то время были отборы, турниры. Из-за графика наше знакомство проходило очень медленно — мы просто не могли видеться. Потом, когда у нее появилось свободное время, не мог уже я. В этом плане было тяжеловато.

— Каким было твое первое сообщение — ответил на историю?
— Нет, просто написал в директ. Я в тот момент даже не знал, кто это.

— Да ладно!
— Ну, я же с человеком общаюсь. Для меня не так важно, какие у него заслуги... Нет, это, конечно, классно! Но мне в первую очередь был интересен человек, а не его регалии.

— Когда Лена сообщила, кто ее молодой человек, случился медиавзрыв — о вас писали все спортивные СМИ и не только. Ты был готов к такому?
— Это случилось на третий год отношений, мы давно были вместе. К тому же я СМИ не читаю, а если вижу свою фамилию во вкладке или заголовке, то сразу пролистываю! Так было всегда — не могу смотреть ни свои интервью, ни какие-то съемки или челленджи.

— А за фигурным катанием следишь?
— Только когда Лена что-то смотрит. Но я так, краем глаза — ничего не понимаю. Она может скинуть какое-то выступление: «Смотри, прикольно, тебе понравится». Но попадаются и скучные прокаты, после которых включать фигурку не хочется. Я могу посмотреть скучный футбольный матч, но не скучное фигурное катание. Основная причина — я в этом просто не разбираюсь. Уровень познаний у меня примерно такой: если мне будут перечислять какие-то имена, я скажу: «О, это фигурист». Раньше и так бы не смог, так что шаг вперед сделан.

— Фигурка — очень токсичный вид спорта. Лена рассказывала какие-то дикие истории?
— Прям дикие — нет, но саму фигурку мы обсуждали. Иногда слушал ее и осознавал: много сходств с футболом, хотя спорт абсолютно другой. Единственное, долго не мог понять, когда она делала акцент на том, что у них индивидуальный вид. Думал: какая разница? Но со временем понял: в индивидуалках правда все иначе. Это у нас все сплочены, вокруг партнеры, а там — каждый сам за себя, на помощь никто не придет, другие спортсмены тоже не помогут.

— Ты сам на коньки вставал?
— В детстве очень любил. Потом на катке сломал руку и как-то перестало нравиться, ха-ха!

— Лена пыталась тебя научить каким-нибудь элементам?
— Катаюсь я более-менее нормально. Но на хоккейных коньках я ничего не смогу сделать. Тем более это не мой спорт. Не хочу рисковать получить травму, пытаясь научиться что-то делать.

— Вечный спор: что в России популярнее — футбол или фигурное катание?
— По моим ощущениям, футбол. Но у меня все-таки круг общения — в основном футболисты и люди, которые за ним следят. У Лены, например, родители не смотрели футбол, пока не познакомились со мной. Про фигурку они реально много знают — смотрят, обсуждают. Я порой вообще не понимаю, о чем они говорят! Но сейчас они и за футболом начали следить, поэтому и там разбираются. А вот недавно приезжали их друзья — они с футболом прям на вы.

«Если у Дзюбы не было депрессии, это не значит, что ее не существует»

— В это время год назад ты был в «Рубине». Собираясь в Казань, мог представить, чем все закончится?
— Нет, даже близко. Разве зимой кто-то мог представить подобное?

— В ЦСКА ты всю жизнь бился за топ-места. Борьба за выживание — это другое?
— Да, давление намного больше. По-моему, Викторович (Леонид Слуцкий. — Прим. «СЭ») цитировал какого-то футболиста: «Самый сложный этап в моей карьере — не конкуренция за чемпионство, а борьба за выживание». Ментально — это самое тяжелое в футболе. Риски намного выше. Было непросто.

— Ты как-то говорил, что никогда не смотришь в таблицу. А когда шла борьба за выживание, изучал расклады?
— Вообще не хотелось этого делать. Ты просто слышишь вокруг, на каком месте команда и что нужно. Но в таблицу я правда никогда не смотрел. При этом очень хотел, чтобы «Рубин» остался, и прилагал все усилия: разговаривал с молодыми о том, что надо вылезти из кожи вон, но ни в коем случае не допустить вылета, разрывался на поле, старался подчищать вообще за всеми. До финального свистка последнего матча ни секунды не терял надежды и верил, что худший сценарий не случится...

— Вместе с тобой «Рубин» пытался вытащить Хвича. Глядя на него в «Наполи», какие эмоции ощущаешь?
— У меня сразу всплывает вопрос: как можно было забивать мало в России, но много — в Италии? Я понимаю — другие партнеры и все такое, но все равно! Да, Хвича — суперталант, никаких вопросов. Но каких-то бомбардирских качеств я за ним не наблюдал. Он силен в игре один на один, дриблинг у него хороший — это все не открытие. Но как он раскрылся в качестве бомбардира и лидера атак в Неаполе... В России такого за ним не наблюдалось.

— Обратная трансформация произошла с Леонидом Слуцким: пару лет назад его в России все обожали, но после «Рубина» многие в нем разочаровались. Ты тоже?
— Нет, нисколько. Слуцкий — суперточный психолог. Немного, конечно, самоуверенный, ха-ха. Но умный человек. Он сам очень чувствительный, но в людях отлично разбирается. Может понять твое настроение, знает, как его изменить.

Викторович до последнего пытался разбавить атмосферу в команде, чтобы убрать нервозность. Собирал всю команду в ресторане, просил не загоняться из-за результатов, особенно после поражений.

— Следишь за его медиаактивностью сейчас?
— За ней сложно не следить — Слуцкий же везде!

— Нет ощущения, что работа тренером ему уже не интересна?
— Может быть, он так перезагружается. Мне кажется, футбол ему будет интересен всегда. Вряд ли вот так сразу Слуцкий обрезал все связи с футболом. Мне кажется, он пробует себя в другом направлении, чтобы отдохнуть.

— Как тебе их шоу с Артемом Дзюбой?
— Честно, не смотрел ни одного выпуска. Включил серию с Дзагой (Алан Дзагоев. — Прим. «СЭ»). Но на четвертой минуте выключил. Не мой формат — не понял ни структуру их разговора, ни к чему все вообще ведется.

— Многих смущает количество мата. Без камер Слуцкий так же разговаривает?
— Ну, [выругаться] Викторович может, но не так, чтобы через каждое слово.

— Дзюба разрывает после Турции. Это РПЛ настолько ослабла или он так хорош?
— По сравнению с тем, что было несколько лет назад, уровень чемпионата точно упал. Но Дзюба и в сильной РПЛ хорошо смотрелся — в том же «Зените». Не было такого, что Артем играл плохо, а теперь вдруг прибавил. Просто за пару лет не потерял форму.

— «Депрессии не существует — все от безделья» — тебя не задели эти слова Дзюбы, учитывая, как тяжело ты пережил травму «крестов»?
— Это его субъективное мнение. Почему оно меня должно как-то задеть? Если у Артема не было депрессии, это не значит, что ее не существует. Но мнение сформироваться может. Просто я с ним не согласен.

— В тот период ты был близок к депрессии?
— Очень. Наверное, в депрессии я все же не был — ну, или просто не понял этого. Но морально было тяжело: ничего не хочется, ты подавлен, нет никаких амбиций. Руки опускаются, ты сидишь и не понимаешь, для чего ты вообще существуешь. Я был на костылях, восстановление шло супертяжело, не по плану...

— Как выкарабкался?
— Родители, будущая жена, друзья помогали. Они и физически, и морально поддерживали меня. Пытались отвлечь, общались на нефутбольные темы.

— Ты рассказывал, что на фоне стресса закупил инвентарь в CS:GO.
— Да, первый раз вообще купил скины! Никогда не понимал, для чего это надо. А сейчас не понимаю, как я без них играл, ха-ха.

— Сколько часов в неделю тратишь на CS?
— На этой неделе играл один раз — где-то 1,5 часа посидел (интервью состоялось в четверг. — Прим. «СЭ»). У нас в команде многие CS увлекаются: Дивеев, Мухин, Чалов, ребята, которые были в дубле... Даже места надо заранее бронировать, чтобы зайти!

«После гола «МЮ» меня все поздравляли, а я не понимал, с чем — проиграли же 1:4»

— За полгода до «крестов» ты набрал топ-форму: пробился в основу, дебютировал в Лиге чемпионов, забивал Де Хеа.
— Меня после гола «МЮ» все поздравляли, а я не понимал, с чем — мы же проиграли 1:4! Спокойно воспринимал такие вещи и тогда, и сейчас — давно об этом забыл. Ностальгии точно не испытываю.

— Что испытываешь, когда выходишь на матч с «МЮ» в 19 лет?
— Единственное, чего боялся, — это ошибиться и подвести команду. Но не фамилий тех, против кого играл. Даже не скажу, что в «Манчестере» меня кто-то впечатлил — у них в целом была очень качественная команда. Вот Озил произвел огромное впечатление: супертехничный, умный игрок. При этом двигается очень вальяжно, неагрессивно. Очень крутой футболист!

— Еще осталась надежда сыграть в Лиге чемпионов? Или появляется ощущение, что это в прошлом?
— Надеяться не перестаю. Очень хочется, чтобы все вернулось! Хочется хотя бы бороться за то, чтобы играть в Лиге чемпионов, Лиге Европы, Лиге конференций...

— В чем мотивация, когда нет еврокубков?
— Личные амбиции в любом случае никуда не делись — и я, например, всегда играл для того, чтобы их реализовать. Мне хочется расти как футболисту, побеждать, превосходить других игроков внутри РПЛ, вызываться в сборную.

— Но лучшие годы в футболе проходят.
— Лучшие годы — это из-за цифр в паспорте? Многие футболисты доказали, что они ни на что не влияют. Так что, может, не сейчас у меня лучшее время! Кто его знает, как все сложится дальше. Я об этом даже не задумывался, но на возраст точно внимания не обращаю.

— А восприятие сборной России поменялось? Она из-за отстранения пострадала сильнее всех.
— Мне особо нечего менять по отношению к сборной — я все-таки не считаюсь ее полноценным игроком, регулярно не вызываюсь. Но цель оказаться там сохраняется. Даже несмотря на отсутствие игр с топ-соперниками, это все равно опыт: ты приезжаешь и получаешь знания от тренерского штаба, работаешь с ведущими игроками РПЛ.

«Марио поражал скромностью: всегда ездил на экономтакси»

— Главный трансферный слух этой весны — возвращение Марио Фернандеса в ЦСКА. Ты бы хотел, чтобы это случилось?
— Будет суперкруто, если Марио вернется! Для молодых ребят, кто с ним не тренировался, это будет большой опыт. У него нереально позитивный характер, который, как мне кажется, приветствуется в любой команде. Фернандес — очень крутой человек!

— История, с которой сразу ассоциируется Марио?
— Когда я только пришел в команду, меня поразило, что Марио ездил на экономтакси. Все остальные на машинах или на более дорогих тарифах — а Фернандес катается на экономе и вообще не парится! Ни разу не видел на нем какой-то брендовой вещи. Скромность — главная его черта характера.

— Поэтому он не говорит на русском на публике?
— Он все понимает, но говорить боится. Хотя где-то за год до своего отъезда Марио начал говорить на русском чаще: условно, если раньше использовал одно-два слова, то под конец — шесть-семь слов. Потихоньку раскрепощался.

— А во время матчей он на каком языке общался?
— На поле он вообще никогда не разговаривает, играет молча. Скорее, даже прислушивается к тебе. Может что-то жестом показать, если мы были на одном фланге. Но с ним и подсказ был не нужен — я всегда понимал, что он хочет и какое игровое действие совершить.

— После его отъезда оставались на связи?
— Я ему написал один раз, поздравил с каким-то праздником. И больше мы не переписывались.

— Летом ты говорил, что бороться с «Зенитом» — реально. Но сезон показал, что конкурентов у него нет.
— При этом в Кубке их сначала отправили в Путь регионов, а затем выбили и оттуда. Да, в чемпионате они пока недосягаемые, но играть с ними можно. Мы же победили их весной.

— Вероятно, летом уедет Малком и еще несколько легионеров. Согласен, что без них уровень «Зенита» сравняется с конкурентами?
— Без бразильцев явно будет другой «Зенит», они делают мегаразницу. Но и мы не стоим на месте. Условно, сейчас Ваня Обляков в отличной форме — год назад этого не было. Мы прогрессируем, развиваемся — соответственно, меняется и расклад сил: могут выстреливать и другие игроки.

— Для тебя принципиальнее обыграть «Спартак» или скинуть «Зенит» с трона?
— Со «Спартаком» всегда самые принципиальные матчи, несмотря на чемпионства «Зенита».

— Через год у тебя заканчивается контракт с ЦСКА. Есть понимание, что будет дальше?
— Хотелось бы остаться в ЦСКА.

—В Европу не тянет? Чалов уехал и не хотел возвращаться.
— В нынешней ситуации с этим стало сложнее. Не могу сказать, что мечтаю о Европе и просыпаюсь с мыслью о переезде, но не вычеркиваю такое развитие событий. Поэтапно развиваюсь, а дальше время покажет.

— Представим, что у тебя полная свобода выбора команды в Европе — куда бы перешел?
— Я с детства, лет с пяти, болею за «Милан». Это вообще первая команда, о которой я узнал. Помню, у меня еще была майка Кака... В общем, в идеальной вселенной, наверное, хотелось бы в «Милан». Потому что это — детская мечта.

Леонид Волотко, Артем Бухаев
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить
Продолжая использовать наш сайт, вы подтверждаете согласие на сбор и обработку файлов cookie. Отключить их для нашего сайта можно в настройках браузера
Политика конфиденциальности