Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Карраскаль
8
Карраскаль
Полузащитник
3
Медина
28
Медина
Полузащитник
3
Кучаев
20
Кучаев
Полузащитник
2
Чалов
9
Чалов
Нападающий
2

Интервью Игоря Дивеева

«СЭ» поговорил с защитником ЦСКА и сборной России.
Игорь Дивеев провел самый насыщенный год в карьере: в ЦСКА и в сборной застал очередную смену главного тренера, сыграл на молодежном и взрослом Евро, а также бился в матче года в Сплите, после которого Россия будет пробиваться на чемпионат мира через стыки. В интервью корреспонденту «СЭ» защитник рассказал, как реагировал на разговоры о назначении Марко Николича в ЦСКА, почему после Евро-2020 изменил отношение к тренировкам, и назвал игрока сборной, который взял роль лидера после Дзюбы.

«Переписываюсь с Гончаренко и Оличем»

— Ты сменил имидж, поэтому давай сразу закроем тему с покраской волос! Меня интересует только реакция твоего отца.
— Ничего такого. Приехал домой - он говорит: «Оба-на! Ничего себе! Белый приехал!» Спокойно отреагировал, посмеялись, и все. Но я больше краситься, наверное, не буду, потому что это очень долго и мучительно. Сидеть ждать, когда тебя обесцветят, помоют. Четыре часа это длилось! Не могу так долго.

— Еще одно событие: в ЦСКА вернулся Василий Березуцкий.
— Владимирович! Я ему рад. Помню, когда он приходил еще при Гончаренко, был такой же позитивный. И сейчас тоже дал нам положительных эмоций, подшучивает на тренировках.

В интервью ты рассказывал, что в свой первый приход Василий тебе "пихал".
— Скорее не «пихал», а подсказывал. «Пихач» — это когда какой-то игрок орет именно на тебя во время матча. Или главный тренер кричит, что так делать нельзя. А Василий Владимирович подсказывал: что сделал не так, как надо было сыграть. Потому что он опытный человек.

— Но в прошлой раз ты говорил, что нервно реагировал на его подсказ.
— Наверное, у каждого футболиста так. Когда у тебя что-то не получается и тебе еще указывают на ошибки, а ты сам все это понимаешь, хочется что-то ответить. Но потом осознаешь, что это главный тренер (или его помощник), и ты не можешь этого сделать.

— У вас были сборы с Алексеем, сейчас сборы с двумя братьями. Можешь рассказать, кто за что отвечает?
— Алексей Владимирович — главный тренер, он больше говорит, как действовать нападающим, и глобально об игре команды. Василий Владимирович работает с защитниками, подсказывает, как лучше сыграть в разных ситуациях.

Василий Владимирович подкидывает немножко шуточек. Когда ты выходишь на тренировку, у тебя нет сил, ты уставший, а он скажет что-нибудь в своем стиле. Мы будто заводимся чуть-чуть: эмоций больше, усталость пропадает.

— Ты сказал, что Алексей — главный тренер и это чувствуется. В чем это проявляется?
— Василий Владимирович участвует в тренировочном процессе как второй тренер, подсказывает, много объясняет во время самих занятий. Алексей Владимирович тоже подсказывает, но больше оценивает, кто как играет, смотрит возможности футболистов и на картину в целом.

— Раньше ЦСКА воспринимался как один из самых стабильных клубов в стране. Сейчас это ощущение пропало. И даже в декабре появились разговоры о возможном назначении Марко Николича.
— Это все у вас там пишут, а мы ничего не знаем. Главный тренер Алексей Владимирович сказал: «12-го числа приезжай на сбор».

Я футболист ЦСКА, а кто будет тренером, зависит от того, как руководство это видит. Если бы у нас были плохие результаты и место ниже десятого, тогда понятно: проблемы в тренере либо в игроках. Но, насколько знаю, у нас меньше всего пропущенных голов в лиге. Да, реализация чуть-чуть хромает, игра, может, не такая хорошая, как хотелось бы. Но со временем она станет лучше.

— Перед чемпионатом Европы ты говорил, что ЦСКА стал сильнее при Оличе. Перед стартом летних сборов Ивица уходит. Твоя реакция?
— О его отставке узнал, как и все, вечером накануне вылета команды на летний сбор. Было неожиданно, но если руководство приняло такое решение, значит, у них были причины. Для игроков глобально ничего не поменялось: нашей задачей было подготовиться к сезону.

— Может, я не прав, но звучит как безразличие. Убрали одного тренера — без разницы, придет другой.
— Это не безразличие. Ушел Ивица, до этого ушел Виктор Михайлович, который дал мне дорогу в футбол, за что я ему благодарен. Переписываюсь и с Гончаренко, и с Оличем — это нормально. Но я же не буду посыпать голову пеплом: «Все, он ушел, я не знаю, что мне делать». Надо уметь перестраиваться. Любая отставка тренера - это непростой момент для команды, но это неотъемлемая часть футбольной жизни. Сейчас Алексей Владимирович тренирует, мы знаем, что он требует.

— Читал интервью Олича? Он всех в клубе, кроме футболистов, прилично "полил".
— Я не читал, что-то попадалось вкратце. Это его точка зрения. Не знаю, что там было, не видел [полное интервью].

— Олич назвал тебя качественным футболистом и сказал, что ты мог бы играть в любой лиге, так что тебе надо задуматься о смене чемпионата.
— Может быть, где-то с ним и согласен, но пока еще рано. Надо набраться опыта, поиграть в чемпионате России, Лиге чемпионов, Лиге Европы. Именно там свои силы попробовать.

«Модрич сухой как лист, но накачанный. Смотришь на него и понимаешь: тебе еще расти и расти»

— Каждое трансферное окно появляются слухи о том, что тобой интересуются в Италии. Летом была «Венеция», зимой - «Наполи».
— Ничего не знаю про интерес этих клубов. «Венеция», «Наполи», что там еще пишут? У меня контракт с ЦСКА, и я буду работать здесь. Когда агент мне скажет, что есть конкретное предложение, тогда я начну с ним говорить, оценивать плюсы и минусы. А пока все мысли только о ЦСКА — работать, побеждать, делать максимум того, что от меня требуется.

— Все говорят, что ты можешь вырасти в топ-футболиста, у тебя все для этого есть. Понимаешь, как это реализовать?
— Работать.

— Просто работать?
— Конечно. Все качества можно улучшить, а можно и профукать. Просто надо работать и понимать, на что ты способен. Постепенно улучшать то, что пока не можешь. Например, сегодня 8 из 10 точных передач сделал, а завтра уже 10 надо. Набирать форму, в том числе в плане «физики». Посмотри, какие игроки в других чемпионатах - взять ту же Хорватию! Там все такие здоровые, и ты понимаешь, что ты еще ненакачанный.

— Стал чаще ходить в зал?
— Да, покопался у себя в голове и понял, над чем нужно работать. Давайте возьмем Чалета-Цара, очень хорошо запомнил его по матчу с хорватами. Человек такого же роста, как и я, — 193 сантиметра. Но раза в три-четыре больше меня!

— Ты именно после того матча задумался об этом?
— Еще после чемпионата Европы, когда против Бельгии играл. Тот же Азар, про которого писали, что у него 10 лишних килограммов — а он вышел, и ты видишь, что да: маленький, ненакачанный. Но резкий! И ноги у него здоровые. А взять Модрича — он сухой как лист, но накачанный. Может быть, вам этого не видно, но когда стоишь рядом, то понимаешь, что еще расти и расти. Даже так: работать и работать.

— Ты как-то изменил отношение к себе после Евро?
— Начал больше ходить в тренажерку. Стал делать больший акцент на верхний плечевой пояс. Ну, и питание. Как сказал Валерий Георгиевич: «Питание — это главное«.

— Какие результаты? Сколько прибавил?
— Вес, наоборот, ушел. Жировая меньше стала.

— В плане питания что изменилось?
— Сахар убрал.

— Еще до Карпина?
— При нем. Раньше пил чай, кофе с сахаром. Сейчас - нет. Ну и вообще сейчас сладкого очень мало ем.

— Перед матчем с «Зенитом» ты говорил, что за три года в ЦСКА ни разу их не побеждал и для тебя это — боль. Ты не чувствуешь, будто они становятся сильнее и сильнее, а ЦСКА вперед не идет?
— Ну, по последней игре я бы не сказал, что мы проиграли «Зениту» без шансов. Первый тайм был тяжелый, но во втором мы доминировали, с 55-й по 85-ю минуту контролировали ход игры и могли забивать. Не получилось, пропустили. Говорить о том, что «Зенит» так прибавил и с ним тяжело играть, — нет, я так не считаю. Со всеми можно играть.

— Самое тяжелое, что было для тебя за последний год?
— Наверное, как раз поражение от «Зенита», проигрыш Хорватии и чемпионат Европы. Еще и молодежный Евро был. Самый тяжелый год в моей карьере. Хотя карьера не такая долгая у меня... Когда ты то туда едешь, то сюда: клуб, потом сборная... Тяжело, но ничего - жив-здоров. Главное, без травм.

— Чему это тебя научило?
— Наверное, работе в плотном графике. Тому, что можно без выходных тренироваться и играть спокойно: и три на четвертый, и два на третий. Главное, понимать, что ты делаешь и как восстанавливаешься.

— Как восстанавливаться?
— После игр - NormaTec (пневматическая система поэтапной компрессии. — Прим. «СЭ»), лед, холодная и горячая вода. Питание, сон.

«Артем, может, даже лучше играет корпусом, чем Лукаку»

— Перед чемпионатом Европы ты сказал: «Главное — не обосраться».
— Как вы слова запоминаете! Считаю, что спокойно могли выходить из группы, но не получилось.

— Почему ты думаешь, что могли?
— С датчанами могли не пропускать первый гол, когда нам с 30 метров ударили в «девятку». Думаю, все по-другому бы сложилось.

— В Дании прямо сумасшествие на трибунах было.
— Да, наверное, лучший стадион, где я играл. Именно в плане поддержки. И хотя трибуны были против нас, но как они болели за свою команду! Для меня это был шок.

— До этого еще была игра с Бельгией, а после матча ты дал флеш-интервью, за которое тебя начали хейтить.
— Про Лукаку, да. Сказал, что он не такой сильный, чтобы прямо «вау»! Знал, как он будет играть, Станислав Саламович [Черчесов] рассказал, какие у него сильные качества.

Понятно, Лукаку — классный нападающий: техничный, габаритный, бежит, толкается. У него есть голевое чутье, он в любую секунду может создать момент.

Лукаку — быстрый и сильный, у нас в чемпионате таких нет. Главное, что я имел в виду, — он такой же человек, как и ты, ничего сверхъестественного в нем нет. Он сам себя сделал. Работа, тренировки, та же качалка и питание.

— А кто тебя за последнее время удивил?
— Модрич. Вот он меня удивил. Этот человек так работает с мячом! Если он видит, что справа много соперников и своих, то может в одно касание развернуть игру. Он в центре — настоящий лидер, который ведет игру. А ему 36 лет. Наверное, самый сильный игрок, против которого играл.

Ковачич тоже поразил. Маленький, низкий, но быстрый, ты у него не можешь отобрать мяч. Когда он идет в обыгрыш, так ставит корпус, что не можешь подобраться. Вот это удивляет.

— Перед Евро ты сравнивал Дзюбу с Лукаку, но это же разный уровень.
— В плане скорости — да, а по габаритам они с Дзюбой одинаковые.

Со стороны Лукаку выглядит просто огромным мускулистым человеком, который при этом еще быстрый и пластичный.
— Он быстрый, это да. Дзюба не быстрый, но Артем, может, даже лучше играет корпусом. Против него тяжелее играть в корпус, когда идут длинные передачи. Это чисто мое мнение.

— Что было после матча с Данией?
— То, что было после матча, осталось там. Много всего было.

— У тебя было ощущение, что это последний матч Черчесова?
— Нет.

— Почему?
— Ну, он сказал нам: «Готовимся, у нас отбор на чемпионат мира».

— Твоя реакция на уход Черчесова из сборной?
— Спокойная. Хочется сказать ему спасибо за то, что наша команда на чемпионате мира дошла до четвертьфинала. Спасибо, что дал людям шанс болеть за Россию, дал веру.

— Летом пришел Карпин. Назови три главных изменения, которые произошли при нем. Кроме сахара, пожалуйста.
— Питание в целом. Его тактика и прессинг. Юмор, общение с игроками.

— Можешь расшифровать все три?
— Помимо сахара, отсутствует жирное мясо, курица. Все отварное.

— Тактика.
— Мы играем персонально в каждой зоне. Для меня это было впервые. Он мне сказал, как надо играть.

— Юмор.
— У него к каждому человеку есть свой подход. Может подколоть. Он воспринимается не как тренер, а как игрок команды.

— Ты и сейчас все это соблюдаешь?
— Да, в плане еды без сахара вполне нормально. Бывает, чего-то хочется: ну, съешь один протеиновый батончик, ничего страшного. Это первые сборы, ближе к третьему уже надо будет следить жестче.

— Многие говорят, что у них после сборов с Карпиным произошел сдвиг в голове.
— Он сказал: «Все зависит от вас: хотите — ешьте, хотите — нет». Мне самому стало легче, другим, наверное, тоже. Он очень мотивировал в плане питания. Сказал: «Попробуйте так. Мы вас не заставляем». Я попробовал — у меня сразу ушел килограмм, и мне легче стало без сахара. Теперь спокойно пью кофе без сахара, так даже вкуснее.

— Странно, что для того, чтобы это понять, понадобился Карпин.
— Понадобилось время. Бывает, ты на сборах, и тебе не дают выйти взять что-то в магазине. Ты понимаешь, что можешь есть только фрукты. В течение двух недель осознаешь, что, оказывается, без вредного можно спокойно обходиться, ничего страшного в этом нет.

— Просто входишь в режим.
— Да, первые два-три дня я не наедался. Ел вечером фрукты: ананас, яблоко, грушу. Часов в 21.00 — 21.30. А на следующем взвешивании ты понимаешь, что скидываешь из-за того, что сахар убрал.

«После Дзюбы роль лидера взял Джикия: он подскажет, поговорит с кем надо, если надо — «пиханет»

— Давай перейдем к матчам. У вас были сложные игры, в том числе со Словакией, когда Карпин сказал: «Я идиот, я их перегрузил». В той игре Баринов должен был смещаться в центр обороны из опорной зоны — это действительно было сложно понять?
— Может быть, да, мы не понимали, в какой момент Баринов должен спускаться. Со Словакией очень плохо играли. Даже с хорватами лучше было. Поле плохое — понятно, но оно и для словаков такое было. У нас ничего не получалось, не спорю.

— Через пару дней — матч со Словенией. И это совсем другая игра. Что произошло?
— Был разговор с Валерием Георгиевичем. Он нас собрал, сказал, что и как делать. Поменяли что-то в голове. Оказывается, мы можем играть спокойно.

— Как это может произойти за три дня?
— Когда показывали нарезки со Словакией, ты смотришь и думаешь: «Почему же ты не отдал туда? Как так?» Потом тренировка - делаешь выводы. Со Словенией выходишь: дал туда-сюда, и нормально — получается.

— Перед Евро ты говорил, что Дзюба - крутой капитан и для сборной хорошо, когда есть такой человек, он раскрепощает. Сейчас его нет.
— Джикия взял все на себя.

— Но это же все равно немного другое.
— Он взял на себя роль лидера, который поможет, подскажет, поговорит с кем надо. Если надо — «пиханет».

— Кажется, что в плане атмосферы Джикия - немного другой.
— Понятно, да. Мы не берем юмор. Джикия и Дзюба — разные люди. Мы же в футбол играем, а не «ха-ха» ловим.

— У тебя есть объяснение, что случилось с Хорватией?
— Тяжело было играть, особенно во втором тайме. Дождь полил, было болото, мяч останавливался.

— Но дело же не только в поле.
— Да, первый тайм тоже был не очень хороший. Второй вообще... Мы оборонялись. Психология. Чего-то боишься, может.

— Цитата Карпина после матча: «Уровень наших игроков точно выше того, что вы увидели в игре с Хорватией. Это показал матч в Мариборе. Но если со Словенией мы не боялись сделать три передачи между двумя центральными защитниками, то с Хорватией Джикия и Дивеев сделали один пас между собой». Как так вышло?
— Не знаю, что ответить.

— Вы же встречались с Карпиным после Хорватии.
— Да, мы поговорили, но это останется внутри команды. Я не буду говорить, что там было.

— Ты видел его интервью сразу после Хорватии. Как считаешь, это нормально?
— Понятно, когда тренер требует одно, а мы делаем другое, это неприятно. Может быть, Валерий Георгиевич потом подумал, переварил ситуацию. Мы со словаками не играли в свой футбол, с хорватами не играли. Никто не спорит. Так и есть.

— Мне кажется, Карпину нравится то, что у тебя нет никаких авторитетов. Вы говорили об этом?
— Кажется, да, разговаривали про ситуацию с Зиданом. Валерий Георгиевич сказал мне, и я с ним полностью согласен. Две руки, две ноги, одна голова — все [футболисты] одинаковые.

— Впереди такой же напряженный и по психологии сложный матч с Польшей. Почему он должен сложиться удачно?
— Валерий Георгиевич скажет, что делать, как будем играть, как действовать.

Сейчас зачем об этом думать? Еще два сбора (мы разговаривали с Игорем на первом сборе в Испании. — Прим. «СЭ»), потом четыре игры за ЦСКА и только потом Польша. Если сильно заранее думать об этом, можно перегореть.

Севастиан Терлецкий
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить