Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Влашич
8
Влашич
Полузащитник
8
Кучаев
20
Кучаев
Полузащитник
6
Чалов
9
Чалов
Нападающий
5
Шкурин
99
Шкурин
Нападающий
3

Интервью Гинера — о Гончаренко, Влашиче, Черчесове и армейских трансферах

Президент московского ЦСКА в эксклюзивном интервью «СЭ» подвел итоги 2020 года

Гончаренко, слухи, эмоции

— Главное, что сейчас интересует футбольную общественность, — будущее Виктора Гончаренко. Какова его судьба в вашем клубе? — спрашиваем Евгения Гинера.

— Гончаренко работает в ЦСКА. Что будет завтра — я не знаю. Даже не знаю, что со мной завтра будет.

— Вас устраивает его работа?

— Меня вообще все устраивает.

— Откуда тогда берутся слухи, что он уже уволен?

— Не знаю. Вы же хотите получить ответ на то, что пишут журналисты. Могу ответить за себя, а не за тех, кто это пишет. К сожалению, сегодня нет таких аналитиков, которые были во времена моей молодости. По-моему, вы получаете зарплату за лайки, поэтому для вас интересна не игра команды, не прогресс определенного игрока или прочие футбольные вещи, а скандал. Это для вас самое важное. Уходит Гончаренко или нет, сидел какой-то футболист с бокалом вина или нет, изнасиловал Карвальо какую-то девочку или нет. Это бред, и обсуждать его я не хочу.

— Вам нравится стиль игры команды при Гончаренко?

— Мне нравится. Команда играет, она молодая и живая. На мой взгляд, ребята в большинстве случаев показывают красивый футбол. Наверное, бывают и провалы, но это футбол. Если бы одна команда только выигрывала, а все остальные проигрывали, футбол потерял бы интерес. Проигрывает «Реал», проигрывает «Манчестер Сити» и другие. И никто не обсуждает после неудачи мадридской команды, уволят ли Зидана. Они говорят, что в данном матче было неправильно, что не так сделали тренер или футболисты.

— Почему ЦСКА в РПЛ и еврокубках — это две разные команды?

— Если бы я мог ответить, дал бы рекомендации Виктору Михайловичу и был бы, как Олег Романцев, во всех ипостасях — и президент, и тренер, и менеджер. Я на такие вопросы ответить не могу, потому что считаю себя болельщиком, а не футбольным специалистом.

— Вы обсуждали с Гончаренко, почему у команды не получилось в Лиге Европы?

— Я такие вещи не обсуждаю с тренерами, потому что я, скорее всего, не пойму их объяснений. Собираются на стадионе 30 тысяч болельщиков, уверен, среди них есть 28 тысяч мнений. Поэтому у меня есть свой взгляд болельщика, а у тренера взгляд профессиональный. Не знаю, почему у нас не получилось в Лиге Европы.

— Как болельщика вас злили эти неудачи в еврокубках?

— Меня любое поражение злит. За 20 лет никак не могу привыкнуть: выиграешь — не спишь от положительных эмоций, проиграешь — не спишь от расстройства. Если меня перестанут волновать результаты команды, взгляд на игру и прочие вещи, наверное, надо уходить. В футболе не может быть неинтересно.

— Гончаренко отработает этот чемпионат до конца?

— Я не отвечу на этот вопрос, потому что для этого нужно конкретное мнение совета директоров о том, надо тренера менять или оставить. А я только один из его членов.

— На совете директоров этот вопрос не поднимался?

— Нет, его еще не было по окончании первой части сезона. Пока прошел только промежуточный этап. Результат команды смотрится по итогам всего сезона.

Трансферы, совдир, терпение

— Летом была проведена глобальная трансферная кампания. Как вы сейчас ее оцениваете?

— Я бы не делал скоропалительных выводов. Думаю, любому игроку, который приходит в команду, нужно какое-то время. Приходит какой-нибудь новый тренер в клуб, он просит определенное время на постройку команды. Чтобы игрок через месяц заиграл как надо, он должен быть такой звездой, как Вагнер. Это великий футболист, выступал за сборную Бразилии. Так что я бы не оценивал сейчас, все ли новички пришлись к месту в нашей команде. Плюс в этом году мы столкнулись с пандемией. Мне кажется, невозможно, чтобы игрок, который семь месяцев сидел дома, вышел сразу и заиграл. Это мое субъективное мнение, я не самый большой знаток. Мы ждем, смотрим. Выводы можно будет сделать после окончания сезона. Думаю, любой новый игрок у нас проходит сначала подготовку на сборах, где вливается, понимает технико-тактические требования команды и тренеров. А так, они приехали — и сразу можно сделать вывод, хорош ли Эджуке или Гайч? У нас сломался Фукс, значит, стоит назвать его ошибочным приобретением? Мне кажется, нельзя так делать выводы. Я все-таки больше бизнесмен, никогда в жизни не встречал бизнеса, в котором ты уверен на все сто. Обязательно есть степень риска. Когда эта степень маленькая, 20-30 процентов, люди идут в бизнес, когда большая — не идут. Тоже самое в трансферах.

— С точки зрения бизнеса Влашич сейчас главный актив ЦСКА?

— Сегодня команда оценивается в 138 миллионов евро. Наверное, это не маленькая сумма. Не соглашусь, что Влашич — самая важная часть команды. Он очень хороший футболист, знаю, что его признали лучшим игроком года, наверное, это так и есть. Однако футбол — коллективная игра. И нет Влашича или Дивеева, Акинфеева или Чалова поодиночке. Это не борьба и не бокс, поэтому один игрок не может быть активом, единственным лидером. Без остальных ребят не будет Влашича.

— На него сейчас есть спрос в России или Европе?

— Задайте вопрос Европе, они вам ответят. В Россию же мы не видим смысла отдавать любого из своих футболистов. Я не звоню абстрактному Румменигге (председатель правления «Баварии». — Прим. «СЭ») и не спрашиваю: «Карл, а тебе необходим Влашич?» Я и сам все только читаю в прессе. Неоднократно говорил, что я вижу спрос, когда у меня на столе лежит какое-то предложение. По Влашичу пока ничего не было. А потом открываю газету: то он в «Рому» идет, то в «Наполи», то в «Манчестер Юнайтед». В каждый клуб он идет, это очень серьезная работа журналистов. Не знаю, в кавычках или в прямом смысле. Они просыпаются утром и думают, куда отправить Влашича. Причем я звонил своим зарубежным друзьям и спрашивал, есть ли у них в спортивных газетах новости, что Влашич куда-то переходит. Они отвечают, что нет. Наши журналисты лучше знают!

— Вы сказали, что для построения игры нужно время. Максим Орешкин и другие члены совета директоров разделяют вашу позицию?

— У меня с ними со всеми абсолютно полное взаимопонимание. Я давно хотел создать совет директоров, потому что не может быть одной умной головы, нужны альтернативные мнения, дискуссии, споры, каждый должен отстаивать свое видение, и тогда можно будет найти истину. Наконец-то мы в этом году создали совет директоров, и мне очень нравится, как у нас проходят заседания. Я не спрашивал у Максима Станиславовича или у кого-то другого, есть ли у них терпение в плане построения игры. Но здесь вопрос в другом: что лучше для команды? Сейчас перерыв. Наверное, теоретически можно поменять тренера, придет какой-то человек, который, возможно, сумеет за месяц сделать команду под себя, а может быть, он придет и попросит год его не трогать. И журналисты будут мне задавать вопрос: есть ли у совета директоров терпение еще на год? Или можно посмотреть на оставшиеся три месяца чемпионата и все взвесить? Здесь нужен взгляд из бизнеса, а не так: шашки наголо и давай все менять.

— У нас есть один клуб, который так делает.

— Каждый делает так, как считает нужным. Может быть, мой взгляд неправильный. Возможно, взгляд того клуба, который вы упоминаете, правильный.

— По титулам у вас перевес.

— Не знаю. Я присматривался к тренерам. Не беру индивидуумов вроде Фергюсона и Венгера, которые по 15-20 лет работают. Как правило, тренеры с командой работают 5-7 лет, а дальше уже, скорее всего, останавливается рост. Или надо полностью поменять команду, но это, наверное, на сегодняшний день ни один клуб в мире не может сделать.

— Вы уже как-то говорили фразу, что тренера в определенный момент поменять дешевле, чем команду.

— Да. Но дело даже не в этом. Нужен новый взгляд, чтобы команда продолжала расти. Наверное, та же «Барселона» меняет Гвардиолу не потому, что он слабый тренер, а потому, что он исчерпал себя. Значит, он идет дальше, переходит в другой сильный клуб. Когда нет желания идти на работу, уже ничего не получается. Здесь необходимо, чтобы ты получал удовольствие от процесса.

— Как понять, что момент пришел?

— Это видно. Вы смотрите на игру команды и все понимаете сразу по отношению и всему остальному.

Новая эпоха, лимит, поиск тренера

— ЦСКА два года подряд неудачно выступает в Лиге Европы, но не сказать, что футболисты играют спустя рукава.

— Мое субъективное мнение, что эти два года — новая эпоха. За год-два команда не строится. Мы же поменяли всех, остались только три человека. На это все равно нужно время. Человек в школе учится 10 лет, потом в институте 5 лет. Мы же не говорим: «Зачем десять? Да пару лет поучится и все узнает». Здесь то же самое, требуется определенный срок. Конечно, хотелось бы, чтобы все это происходило быстрее. С одной стороны, молодость — это хорошо, а с другой, я смотрел репортаж какого-то комментатора и там говорят: «Раньше ЦСКА один гол забивал и никому уже не отдавал победу. Сегодня могут забить три и проиграть». Это молодость. Не вижу ничего плохого.

— Не секрет, что трансферная работа по игрокам не прекращается никогда. А по тренеру такая работа тоже ведется постоянно?

— Обязательно. Любой игрок или тренер может сказать: «Все, не хочу больше трудиться в футболе. Хочу выращивать огурцы». Это его право. Рабов же нет. Он не имеет права нарушить контракт и уйти в другой клуб без разрешения — это да. А взять и открыть пекарню — почему нет? И если вы к этому — к внезапной смене тренера — не готовы, то это не клуб, не бизнес и не структура. Может уйти директор завода — ничего страшного. Но компания должна быть готова к этому.

— Почему уровень нашего футбола так сильно упал за последние два-три года?

— Сказать, что он упал, сложно — нужно с чем-то сравнивать. Лигу чемпионов мы, к сожалению, не выигрывали. Выиграли два Кубка УЕФА за всю историю, и все. Мы не доходим постоянно условно до полуфинала турнира и из года в год не готовы брать Лигу Европы. Мое субъективное мнение, основанное на мировой практике, если мы посмотрим на проблему легионеров, — это глупость...

— Вы о лимите?

— Да, о лимите. Это глупость. И те ребята, кто сейчас доигрывает в сборной, выступает за свои клубы, они начинали рядом с теми же Жо, Карвальо, Вагнером. И, поверьте мне, многому у них научились. Какие-то искусственные ограничения, мне кажется, всегда останавливают рост — не должно этого быть.

— Все упирается в лимит?

— Это мое субъективное мнение. Может, завтра его отменят, хорошие футболисты к нам поедут, уровень конкуренции вырастет. Если ты внутри страны половину матчей играешь на одной ноге, не может тут уровень футбола вырасти.

— Но, может, это проблема не лимита, а наличия в лиге большого количества команд-пассажиров?

— Это звенья одной цепи. Посмотрите: в Англии, Испании, Германии каждый клуб дает бой лидерам. Александр Дюков молодец, что начинает развитие детско-юношеского футбола по всей стране. У нас в той же Сибири есть множество ребят, которые потом переезжают в Москву. Но если мы забрали у них лидера, нужно им дать возможность купить какого-то недорогого поляка, чеха, африканца, чтобы они бились, чтобы играли. А сейчас у них такой возможности из-за лимита нет.

Реформы РФС, Акинфеев, Черчесов

— Дюков идет на второй срок президентства в РФС. Вы одобряете?

— Конечно. Мне очень нравится его работа. С приходом Александра Валерьевича РФС начал развиваться. Еще нет результатов, которые были бы сразу видны всем, но на это нужны годы. Развивается детско-юношеский футбол, судейство изменилось. Ашот Рафаилович (Хачатурянц), я считаю, большая умница, и он меняет ситуацию. Невозможно сделать все сразу. Он может повыгонять тех, кто ошибается — и он это делает, — но кто-то же должен судить. Обсуждалось и единообразие судейства: чтобы одинаковые моменты трактовались идентично. Это все должно идти от школ — судейской, детско-юношеских академий. Для этого мы принимаем методологии, по которым будут учиться. Но для этого нужно время, нужно стиснуть зубы и терпеть. Считаю, за время работы Дюкова в РФС сделано очень много. Что он, что Ашот Рафаилович — прекрасные менеджеры. Посмотрите, какие компании они возглавляли, что делали. И здесь тот же подход. Как сказал мне Румменигге: футбол — зеркало жизни страны.

— Подход — это пожизненное отстранение судей, полиграф? Как вам такие методы?

— Мне методы, которые применяет Ашот Рафаилович, не важны. Важен результат. Конечно, судьи будут ошибаться. Сейчас с ВАР проблем меньше. Но вот мы с «Уралом» играли — момент с борьбой, который ни ВАР не видит, никто. Это начинает смущать: почему? Нужно выучить новое поколение, тогда будет можно убирать тех, кто недостаточно квалифицирован сегодня. Не говорю о предвзятости, но мы же не выпускаем на поле неквалифицированных футболистов. Ошибаться могут тренеры, игроки, менеджеры и судьи. Но с ВАР ошибок должно быть меньше, особенно результативных.

— После ноябрьских игр сборной ЦСКА заочно вступил в дискуссию со Станиславом Черчесовым. Вы лично с ним не общались после этого?

— Нет. Не хочу общаться с ним на эту тему. Считаю, что руководитель — не важно, клуба, сборной или еще чего-то — не может позволять себе оскорблять человека, который ответить ему не может. Этот позолоченный, этот бездарный, этот чай пьет... Зачем это? Тем более по телевизору. Мальчик же тебе не ответит. Считаю, Черчесов прежде всего унизил сам себя. Он был прекрасным спортсменом, вратарем сборной. Мы же не позволяем себе оскорблять его и называть не тренером, а физруком. А почему он позволяет себе оскорблять игроков? Тем более Заболотный тоже наш игрок — он закончил нашу школу. Человек и в «Зенит» попал, и в «Сочи» играет, в сборную попал. Ну не вызывай его, раз он бездарный. Получается, ты прежде всего унижаешь себя. Мало того что оскорбляешь подчиненного, который ответить не может, так еще и себя унижаешь: взял бездарного, потому что тот позолоченный. Я этого просто не понимаю.

— Какие были эмоции, когда смотрели матч с сербами как болельщик?

— Это футбол. Бывшему тренеру харьковского «Металлиста» Евгению Лемешко принадлежит легендарная фраза: «Лучше один раз 0:7, чем семь раз по 0:1». Видимо, Станислав Саламович решил последовать его примеру. Обидно, конечно. Разницы проиграть 0:1 или 0:5 нет — все равно поражение. А почему так — не могу сказать.

— Футболисты ЦСКА в 2020 году собрали все индивидуальные призы: «Первая пятерка» у Дивеева, «Джентльмен года» у Фернандеса и «Футболист года» у Влашича. Довольны прогрессом игроков, пусть не все получается у команды?

— Вы анализируйте средний возраст ЦСКА. У нас из опытных — Акинфеев, Марио, Дзагоев, Васин и Щенников. Остальные совсем молодые парни. Мы уже говорили с вами, что на все нужно время. А то, что они призы завоевывают... Мое мнение — хотя, наверное, так делать каждый год было бы неправильно, — Марио на протяжении последних десяти лет заслуживает и «Джентльмена», и «Лучшего футболиста», и все-все-все... Считаю, в чемпионате России игрока лучше Марио Фернандеса не существует.

— После последних неудач сборной много разговоров вокруг возможного возвращения в команду Игоря Акинфеева. Вы бы хотели вновь видеть его в воротах сборной?

— Насчет возвращения это вы у Игоря спросите — он вам скажет. Конечно, я хотел бы его видеть в сборной, потому что мне небезразлично, как наша страна играет, как на нас смотрят. Но наступает момент, когда человек устает.

— Что пожелали бы нашим читателям в наступающем 2021 году?

— Пожелал бы всем, чтобы эта страшная болезнь поскорее ушла, чтобы в новом году все были здоровы и радовались футболу. И только лишь футболом и болели.

Максим Алланазаров 
Артем Калинин
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить