Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

«Гончаренко такой же жесткий, как Гаттузо, но сильнее как тренер». Абель — о мафии, ЦСКА и Слуцком

Большое интервью самого опытного летнего новичка армейцев Абеля Эрнандеса.
Из девяти игроков, что пришли в ЦСКА этим летом, у Абеля Эрнандеса самый серьезный бэкграунд: 6 сезонов в Италии, еще 4 в Англии, 29 матчей и 11 голов за сборную Уругвая на чемпионате мира, Кубке конфедераций и Копа Америка. В списке самых возрастных в московской команде 28-летний нападающий — в тройке после Акинфеева и Набабкина (обоим в этом году исполнится по 33).

Эрнандес должен был стать главным бомбардиром ЦСКА после окончательного ухода Ахмеда Мусы. Но эту роль на себя взял 20-летний Федор Чалов, а уругваец выдал всего пару ярких матчей (забил эквалайзер с пенальти «Енисею» и победный в ворота «Арсенала») и надолго сломался. Но Абель, с которым клуб по контракту мог расстаться уже зимой, очень старался показать себя, поэтому сыграл по нескольку минут за армейцев в двух последних матчах 2018-го. И дал интервью Sport24, в котором признался, что очень хочет остаться.

По нашим данным, контракт Эрнандеса продлен до конца сезона. Но Гончаренко явно делает ставку на опытного нападающего, наигрывая схему, где он играл бы вместе с Чаловым. И сам уругваец не подводит: забил уже два мяча в товарищеских матчах и действительно старается на тренировках.

Корреспондент Sport24 Данила Игнатов поговорил с Абелем о его карьере и узнал:
  • на какое место он рассчитывает по итогам сезона;
  • чем похожи Гаттузо и Гончаренко;
  • как Эрнандес пережил вооруженное ограбление;
  • зачем он наращивал дреды;
  • почему у Слуцкого не получилось в «Халле».

ЦСКА, Уругвай, сборная

— Стать капитаном, пусть и на один матч — важное событие для меня. В первую очередь для того, чтобы почувствовать свою важность для команды. Конечно, в официальных играх я не претендую на повязку — все прекрасно понимают, кто наш капитан. Просто в ЦСКА я сейчас один из самых возрастных и опытных футболистов. И мне было приятно, что тренерский штаб доверил эту роль мне.

— Вы также забили первый гол ЦСКА в 2019-м и на тренировках смотритесь уверенно. Со здоровьем все в порядке?
— Да, все хорошо, спасибо. Стараюсь тренироваться на 100%, прикладываю все усилия. Понимаю, насколько межсезонные сборы важны именно для меня. С каждым днем чувствую себя все лучше и лучше и, надеюсь, подойду к возобновлению чемпионата полностью готовым.

Персональных целей по голам сейчас не ставлю — просто хочу сыграть во всех оставшихся матчах в сезоне. Постараюсь стать максимально полезным для ЦСКА и как можно больше побеждать. Будем бороться за чемпионство, почему нет? У нас сейчас золотой состав, поверьте мне.

— Ваш конкурент за место в составе — лучший бомбардир РПЛ Федор Чалов.
— Мы с ним и вместе неплохо играем. Мне он нравится — быстрый, мощный, крайне талантливый парень. Когда мы играем в паре, мне даже проще. Считаю, что в российской лиге Федя — лучший форвард.

— Как проводили отпуск, учитывая, что ЦСКА вел переговоры с вашими представителями о продолжении карьеры в Москве?
— Старался по максимуму отдохнуть от тяжелого года и провести как можно больше времени с близкими людьми. При этом я прекрасно знал, что моего агента ждут переговоры — мы постоянно были на связи. Я сразу сказал Оскару [Бентанкуру], что я в любом случае хочу остаться в ЦСКА. К счастью, все сложилось хорошо.

— Вы называли своим лучшим другом Себастьяна Коатеса, который сейчас в «Спортинге».
— Я с 12 лет знаю. C детства мы играли друг против друга: я за «Сентраль Эспаньол», а Себа — за «Насьонал». Потом мы встретились в сборной Уругвая до 20 лет и из врагов превратились в больших друзей. Знаю, что Коатес тесно общается еще с Маурисио Перейрой из «Краснодара».

Мы втроем были лидерами той национальной команды, что завоевала третье место на молодежном Кубке Америки. Я забил 5 голов, стал лучшим бомбардиром, обогнав бразильца Дугласа Косту и Соломона Рондона из Венесуэлы, и вскоре уехал в Европу, в «Палермо». Это был мощный скачок.

— Перейра говорил мне, что из РПЛ невозможно попасть в сборную Уругвая. Вы тоже так считаете?
— Я ставлю цель вернуться в сборную Уругвая. Сейчас, конечно, у нас много топ-нападающих: Суарес, Кавани, Стуани и другие игроки. Главное для меня сейчас — как можно больше забивать за ЦСКА, провести весну на максимуме возможностей. И тогда, уверен, Оскар Табарес обратит на меня внимание.

— У вас есть тату с гербом «Пеньяроля». Но за него вы сыграли всего 9 матчей в чемпионате Уругвая, в «Сентраль Эспаньол» провели на 5 лет больше.
— Вся моя семья — фанаты «Пеньяроля», поэтому я с детства мечтал надеть футболку этой команды. Когда это произошло, моя самая заветная мечта осуществилась.

Палермо, мафия, Магнуссон

— В Италию вы попали в 18 лет — также рано, как Магнуссон. В интервью Sport24 Хердур рассказывал, что итальянцы научили его жестам. А вас?
— До переезда в Палермо я не до конца умел управляться со своим телом. Итальянцы научили меня играть корпусом: это и участие в единоборствах, и удары. В Серии А футбол намного более силовой, чем в Уругвае.

В Италии я стал настоящим мужчиной, заматерел. Там я понял, что в футбол не играют только с мячом — важно, как ты действуешь без него.

— Магнуссона помните по Серии Б?
— Мы друг против друга играли и в Италии, и в Чемпионшипе. Когда встретились в Москве, стали вспоминать, как это было. Я скидывал ему в WhatsApp фото, где ухожу от него и забиваю гол. Хердур отвечал снимками, на которых он отнимает у меня мяч. В ЦСКА мы сблизились и благодаря этой теме.

— Маурицио Дзампарини — самый безумный президент футбольного клуба? Пока вы играли за «Палермо», он сменил 10 тренеров.
— Это особенный человек, ха-ха. За 6 лет у нас действительно постоянно менялись тренеры. Тем не менее, в Палермо его любят — когда Дзампарини только купил клуб, он находился в Серии С. А при нем прорвался в еврокубки.

Я тоже благодарен этому президенту. Дзампарини многое мне дал, поверил в меня и открыл дорогу в европейский футбол.

— Но перед первым вылетом «Палермо» в Серию Б он не отпустил вас в британский топ-клуб.
— Да, «Арсенал» выходил на меня и предлагал контракт — тогда или за год до вылета. В той ситуации Дзампарини тоже можно понять: он продал Кавани в «Наполи» и рассчитывал на меня как на основного форварда. Так что я абсолютно спокоен на этот счет.

— Один из десяти ваших тренеров в «Палермо» — Дженнаро Гаттузо. Самый жесткий в карьере?
— Точно такой же, как и во время игры в футбол. Гаттузо только-только закончил карьеру и был совсем молодым тренером. К сожалению, они не сошлись характерами с президентом — оба были достаточно вспыльчивые. Поэтому спустя четыре месяца Дзампарини его уволил.

Видели, как недавно на тренировке «Милана» он сделал подкат? В «Палермо» он тоже постоянно играл с нами в футбол и чуть не вырывал ноги. Я рад, что сейчас он возглавил такую большую команду и показывает хорошие результаты.

— Гончаренко можно сравнить с Гаттузо по жесткости?
— Пожалуй, да. Но Виктор, считаю, намного более сильный тренер в плане человеческих отношений и тактики. Гаттузо предстоит еще многому научиться и понять в профессии.

— В Палермо вы подвергались вооруженному нападению. Как это было?
— Был обычный день: я закончил тренировку, сел в машину и поехал домой. В Палермо вечером сплошные пробки, да еще и дождь шел. Ехал по дороге и тут почувствовал легкий толчок, как будто в меня кто-то врезался. Я остановился, осмотрел задний бампер — вроде все было в порядке.

В этот момент подошел парень в шлеме мотоциклиста, остановил и направил на меня пистолет. Он заставил меня отдать деньги и все украшения — серьги, цепочку, браслеты. И быстро скрылся.

— Итальянские газеты писали, что вы спокойно доехали домой после этого.
— Нет уж, спокойным я точно не был. Как только я сел в машину, сразу позвонил маме — она жила со мной в Палермо. Очень нервничал и реально испугался — мне было тогда всего 21, совсем молодой парень. Мама меня успокоила, я добрался до дома и позвонил в полицию.

— Преступника нашли?
— Нет, это практически невозможно. Не думаю, что это был кто-то из мафии. Вообще произошедшее — случайность, за 6 лет в Палермо это был единственный случай, когда я столкнулся с криминалом. Мне очень нравится в Италии и в этом городе, так что сейчас часто возвращаюсь туда к друзьям.

Халл Сити, наращенные дреды, Слуцкий

— Магнуссон говорил, что Чемпионшип — самая сложная лига мира. Но он, в отличие от вас, не играл в АПЛ.
— Соглашусь с ним. Слишком много матчей в сезоне, учитывая Кубки Англии и лиги. Все команды примерно на одном уровне, причем играют в силовой футбол.

— Британские медиа издевались над вами и назывались Hair-nandez из-за волос. 20 декабря вы играли против «Суонси» с короткой стрижкой, а через 8 дней вышли на «Лестер» с дредами до плеч.
— Ха-ха, я и в Палермо такое проворачивал. Для меня это нормально: люблю резко менять стили, удивлять людей своим образом. В тот раз решил нарастить волосы, но даже не думал, что косички получатся такими длинными.

Помню, журналисты в Англии писали, что я сделал это наудачу. Это неправда. Просто таков мой имидж.

— Самый стильный футболист, с которым вы играли?
— Назову Мартина Касереса — мы играли вместе в сборной Уругвая, он недавно вернулся в «Ювентус». Он по-особенному одевается и выглядит. Думаю, если бы кто-то другой позволил себе то, что делает Касерес, на него бы посмотрели странно. А на Мартине это выглядит стильно.

— В «Халле» вы принесли Слуцкому первую победу. Что это за тренер?
— Отличный. Леониду не повезло, что он пришел в неподготовленную команду. Он знал, какую игру хочет поставить, но «Халл» потерял слишком много хороших футболистов. Самая серьезная потеря — на левом фланге обороны. За «Халл» играл Эндрю Робертсон, который сейчас разрывает край в «Ливерпуле».

Слуцкому приходилось строить команду заново, а он, возможно, ожидал чего-то другого. Но, повторюсь, он классный тренер, мы достаточно много разговаривали до моей травмы. Общались на английском, без переводчика.

— Знаете, что именно Слуцкий порекомендовал вас ЦСКА?
— Да, и я безмерно благодарен за это Леониду. А перед переездом в Москву я посоветовался с Олегом [Яровинским], его помощником.

Данила Игнатов
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить