Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Чалов
9
Чалов
Нападающий
11
Медина
28
Медина
Полузащитник
6
Карраскаль
8
Карраскаль
Полузащитник
5
Кучаев
20
Кучаев
Полузащитник
3

Большое интервью Радика Ямлиханова

Узнайте помощника главного тренера поближе.
Радик Ямлиханов уже четыре года работает в штабе Владимира Федотова — в «Оренбурге», в «Сочи» и теперь в ЦСКА. А сблизились тренеры еще в «Уралмаше» 90-х.
Ямлиханов рос в Башкирии, после армии попал в звездное киевское «Динамо» и до сих пор узнаваем в Воронеже, где и живет. Александр Муйжнек увлекательно поговорил с ассистентом Федотова.

Скандал в дерби раздули, на Пруцева Федотов накричал по старой памяти, в конфликте в Сочи триггер — Тедеско

— Главная тема осени для ЦСКА — стычка с Абаскалем в дерби. Как вы ее видели?
— У меня в руках два планшета, и я до последнего сижу в них и запаздываю в раздевалку. Поэтому момент не видел. История раздутая. Приводят видео какие-то…

Лучшие друзья могут поцапаться — потом спокойно сесть, безо всех шумих и нагнетаний урегулировать ситуацию.

— Федотов призывал подняться и Пруцева, который долго лежал на газоне.
— Даню мы отлично знаем по «Сочи». И там, и в ЦСКА много жесткой борьбы, это позволяется на тренировках. Кто-то упал, даже с нарушением, но человек должен терпеть боль, выдерживать высокую планку единоборств.
Федотов спонтанно крикнул Пруцеву вставать. Валентинович очень требовательный, и может жестко крикнуть своему игроку, чтобы тот быстрее поднялся и вернулся в игру. Видимо, Федотов по старой памяти обратился к Дане. Точно не в оскорбление.

— Вашему штабу припоминают и стычку с Тедеско на «Фиште» — с участием Дмитрия Бородина. Что не так произошло?
— Опять же, триггером был не Владимир Валентинович, а спартаковский тренер. Никого не обеляю и не выгораживаю — углубитесь, как все было на самом деле. Провокации, крики, претензии. Наш штаб не позволял себе просто так подобного поведения, это просто ответная реакция. Может, эмоциональная, грубая. Но это тоже перекладывание и раздувание, когда тебя делают крайним.

Безусловно, важно держать себя в рамках. Но когда сталкиваешься с провокациями, с людьми, которые специально тебя заводят…

— Вы же говорите игрокам не вестись в таких случаях. О том же Федотова просил резервный судья.
— Без эмоций это будет уже не Владимир Валентинович. Он передает команде небезразличность, страсть. Каждый матч — мини-сражение, ты должен победить.
Недавно смотрел матч «Валенсии» с «Севильей». Гаттузо и Сампаоли тоже махали друг другу, кричали. Хорхе после ответного гола побежал к лавке «Валенсии», что-то показывал. А кончился этот безумный матч — и тренеры обнялись, пожали друг другу руки.

— Гайич должен был выбить мяч в начале голевой атаки ЦСКА? Зобнин прав — это неуважение?
– Как я это видел в динамике: лежит Карраскаль, идет ответная атака, Зобнин двигается, параллельно бежит Соболеву. И, когда Рома отпускал мяч, появился Милан и подхватил. Свистка нет, а ты вдруг абстрагируешься? Так в футболе не делают. Если судья видит опасность для здоровья, останавливает игру. Либо ты сам выбиваешь мяч в аут. Все просто.

Карраскаль и Медина потеряли себя, тренеры ждут большей отдачи. У Федотова из-за одного игрока вся команда страдать не будет

— Что происходило между Федотовым и Карраскалем? Тренер посоветовал Хорхе «засунуть недовольство в одно место» и указал на безалаберность и безволие.
— Ничего особенного не было — рядовые футбольные эпизоды. Просто на них все обращают внимание. А Карраскаль — один из лидеров команды. И мы только что говорили об эмоциях, без которых в футболе никак. Команда — большой организм, а люди — не роботы. И проявление эмоций — обычное явление.

– Медина и Карраскаль приехали другими из сборной? Почему они померкли после яркого лета?
– На сборах наш штаб обозначал требования, как команда будет играть. Все это приняли, Хесус и Хорхе в том числе. Их мощная игра на старте – итог той плодотворной работы.
Да, голы и передачи ушли (интервью состоялось до матча с «Локомотивом», где Карраскаль и Медина сделали победный гол. — Sport24). Немножко потеряли себя. Команда, тренеры им помогают. Они нам нужны, это сильные игроки. Хорхе на первом месте по дриблингу в лиге, по выигранным единоборствам в атаке. Ждем от них с Хесусом большей отдачи. Делить ответственность не будем, все должны участвовать в атаке — но их специализация создавать и реализовывать моменты. В начале октября и Хорхе бил, и Хесус бил, а голов нет.

Опять-таки, это все рабочие моменты и ситуации, через которые наш штаб проходил не раз. Не вижу здесь никаких критических проблем, думаю, все наладится, и скоро и Хесус, и Хорхе будут радовать нас результативными действиями.

— Как Федотов исправляет ситуацию?
— Владимир Валентинович никому не враг — наоборот, помогает им и команде стать сильнее. Парни еще будут подстраиваться под требования. Никто не умаляет их качеств, но есть моменты, где нужны командные действия.
Иногда футболист принимает неверное решение. Ему кажется, что он действует правильно, но для командных действий это не так. Мы подсказываем в перерыве, показываем видео. И, если игрок остался при своем мнении, это плохо. Значит, будет замена. Это не детский сад, чтобы уговаривать. Ты профессионал, есть требования — выполняй их. Соло есть соло, но у нас ансамбль, оркестр.

– Федотов показал, каким бывает жестким и прямым. Как это сказывается на раздевалке, особенно на легионерах? Их тут больше, чем было у вас в «Оренбурге» и «Сочи».
– Владимир Валентинович ведет себя открыто и прямо. Для него дело прежде всего. Если ты его не делаешь, ведешь себя неправильно, Федотов даст понять: так не пойдет, что из-за тебя страдает вся команда. И, каким бы душкой в личном общении ты ни был, все про себя выслушаешь.
Валентинович общается с футболистами на равных, не оскорбляет. Если игроки действуют не в унисон, а тянут одеяло на себя, с ними обойдутся строго. Это чувствуется и в повседневном общении. В ЦСКА обстановка дружелюбия, но у тренера точно есть стержень.

Каким футболистом был Федотов, чем восхищает Акинфеев, в чем надо прибавить Мухину и Дивееву

— Вы сказали, что давно знакомы с Федотовым. 30 лет?
— Даже чуть больше — со Спартакиады в Кургане в конце 80-х. А играли вместе в «Уралмаше». Там весь состав был сильным, но ее лидер — именно Валентинович. Каждый в «Уралмаше» был лидером по натуре, такая уж была команда — и все-таки идейно, человечески, да и как капитан Федотов вел команду за собой.
После игры мы выезжали семьями, дружно отмечали праздники. Вратарь Валера Городов отмечал: «Такого коллектива, как в „Уралмаше“, не встречал нигде». Нам повезло: играли в Высшей лиге в 90-е, когда страна жила трудно.

— Федотова вспоминают как очень выносливого и жесткого игрока.
— К защитникам раньше предъявлялись особо жесткие требования. Нельзя было быть индивидуально слабым: проиграл единоборство — ЧП. Валентиновичу помогали физические данные: бороздил свою правую бровку, везде успевал. Даже передачи отдавал и голы забивал. И никогда не опускал руки. Лентяев в «Уралмаше» вообще не было: все видели, как работает Валентинович, и не позволяли себе филонить.
Федотов четко понимал устройство коллектива, как его объединить и вести к цели. С годами он это приумножил. Всегда найдется недовольный, но Федотов не случайно называл свои команды семьей, как сейчас ЦСКА. У нас один за всех и все за одного.

– Ваши первые впечатления от Акинфеева?
– Я правда удивлен. Приходилось по жизни встречать высокомерных людей, снобов. И для меня большое открытие, каков Игорь Владимирович в общении. Нет звездности. Это безусловная величина российского футбола, но на деле это простой парень. Да, авторитет в команде. Но не давит. На молодежь может повлиять и юмором. От него исходит что-то человеческое, я это чувствую.

И еще это невероятный профессионал. На базу приедешь – Игорь уже там. Я рад работать вместе с ним.

– Почему в этом сезоне пошло у Чалова?
– Мы часто общаемся. Говорил уже про АПЛ, и вот Федору привожу примеры Холанда, других топовых форвардов. Говорю Федору, что он это все умеет. Федя открыт к такому общению, потому что хочет стать лучше и готов впитывать вещи, которые помогут в этом.

На мой взгляд, Федя стал целеустремленней, нацеленней, появился кураж. Он многое может — и делает это. Все больше у него получается делать с легкостью. Наверное, в этом есть заслуга нашего штаба: многое объясняли, показывали в тренировочном процессе. Главное, чтобы Чалов не снижал к себе требования.

– Заболотному и Гайчу не выиграть у такого Федора конкуренцию? С Антоном вы знакомы по «Сочи», все ждали, что снова вдохновите его.
– Антону как крупному нападающему, который любит бороться, важна функциональная готовность. А он много пропустил из-за травмы и лечения. Ему есть куда добавлять в плане правильности открывания. В «Сочи» у него и правда был хороший период: забивал, успевал и вверху, и внизу. Но не сомневаюсь, что с набором физических кондиций он будет приносить все больше пользы.

У Адольфо тоже хорошие модельные характеристики. Скорость хорошая для его габаритов — пусть и не Холанд, конечно. Если не будет филонить, если будет и дальше тренироваться на тех скоростях, которые предъявляет игра, убегать от защитников — сможет выйти на еще более высокий уровень.

– Вы как в прошлом полузащитник работали с Максимом Мухиным?
– На сборах в Новогорске много разговаривал с Максимом, давал упражнения. Например, по отбору мяча. Отмечал, как важно при отборе, перехвате уже думать о следующей, переходной фазе — то есть быстро отдавать мяч. Для этого Максиму важно видеть поле — как его видел в «Милане» Пирло (а под его передачи открывался Шевченко).

Нацеливаем Мухина на диспетчерские функции. Хочется, чтобы он быстрее воспринимал моменты, на которые мы указываем. У него есть обостряющие передачи, но мы работаем с ним, чтобы их было еще больше, чтобы активнее начинал атаки.

– Работавший в штабе Березуцкого Бабаян отмечал: Мухина нужно дообучить тактически. Вы это делаете?
– Да, потому что у Максима некоторые вещи происходят от избыточного желания. Совершает ошибку — и все, нужно успокоиться. А у него срабатывает юношеский максимализм: нужно быстрее исправиться. А центральному полузащитнику нужно больше разума включать. Не лететь с шашкой наголо. Мы с ним постоянно говорим об этом, и с опытом это все должно прийти.

— В чем надо прибавлять Дивееву?
— Думаю, тоже в тактике. Индивидуально это сильный защитник, мне он нравится в единоборствах. Хочется, чтобы Игорь был доступнее в открываниях, не боялся давления соперника, быстро принимал решения и смелее начинал атаки.

– Что вы ждете от Зделара и Мендеса?
– Все хорошо. Дополняют друг друга, держат центр поля под контролем, полезные. Но мне не хватает от них голевых передач, внезапных подключений, завершений. Того, что в «Сочи» делал Нобоа. Не хочу их сравнивать или выставлять не в том свете, да и мы не «Сочи», а ЦСКА — просто говорю о качествах. Крис без сумасшедших спринтов появлялся, как из ниоткуда, и создавал моменты. В первую очередь от Виктора Мендеса жду такой реализации — это то, что дает классной полузащитник.

– Обляковым и Кучаевым прошлые тренеры ЦСКА часто затыкали дыры. Где видите их идеальные позиции?
– Ваня универсальный футболист, это хорошо. Если какие-то проблемы, он готов выйти всюду. Но что-то одно футболист все равно умеет лучше. Мне бы хотелось, чтобы в какой-то позиции Ваня проявил себя ярко. Чтобы там он был сильнее конкурента, и больше свое место не отдавал.
Косте мы предлагали варианты сыграть и инсайда, и глубже. Везде у нас конкуренция, при этом хотят играть все. Он хорошо выглядел в последних своих матчах в сентябре-октябре, приносил пользу. Но он может больше. К сожалению, ненадолго выпал из-за травмы, но думаю, что в оставшихся матчах он сыграет свою роль.

Делал из детской команды в Воронеже «Барсу». Обожает Гвардиолу, довести воспитанника до РПЛ дороже побед в турнирах

— Летом я оказался в Воронеже, где вы когда-то играли и тренировали. Но не ожидал, что случайный встречный вдруг вспомнит вас по детскому футболу: «Ямлиханов? Так я ж у него в «Стреле» играл в 13 лет. «Барселону» из нас делал! Мы проигрывали, родители ругались, а я только спустя время понял, какие идеи нам давал тренер». Как вам пришли в голову такие идеи?
— Футбол для меня — игра творческая, где решают индивидуальности. Сам я играл полузащитником, отвечал за построение игры. В 1991-м наш «Факел» приехал тренировать Новиков, работавший до того с Бесковым. И ставил спартаковский футбол. Это у меня отложилось.
Детство я провел в башкирском городе Мелеуз, и на тренировках наша команда «Надежда» делилась так: одни болели за «Динамо» Киев, другие за «Спартак». Мы делились на две команды, подражали большим мастерам, мечтали достичь такого же уровня.

Интересно, что после службы в армии в 1989-м я попал как раз-таки в киевское «Динамо». Но где бы я ни играл, соприкасался с интересными партнерами и тренерами, которые ставили комбинационный, интеллектуальный футбол. И до сих пор такому радуюсь, люблю смотреть европейским чемпионаты, где многое можно почерпнуть для тренерской работы. Любо-дорого смотреть, что делает Гвардиола — еще со времен «Барселоны».

Вот и воронежским мальчишкам я прививал думающий, не прямолинейный стиль. Хотел, чтобы они испытывали радость. Чтобы применяли смекалку и хитрость, просчитывали на шаг-два вперед. И упражнения подбирал для развития мышления.

— И, как рассказывали, требовали игроков «не быть как механические зайцы».
— Была такая игрушка раньше. Я этими словами не оскорблял, просто просил не выполнять упражнения механически. И чтобы вникали в процесс, креативили, а не просто бегали.

— При этом турниры в самом деле проигрывали?
— Да. Мы говорили об этом с директором «Стрелы» Евгением Кутыревым. Это не государственная школа, многое зависело от родителей. Мы почти не отказывали ребятам. При этом давления результата не было. Хотели, чтобы дети испытывали радость. Да, радость и от побед тоже, но без зацикленности на них. Она мешала. Важнее было научить, оснастить технически и тактически, чтобы они вышли из школы обученными и в дальнейшем могли достичь высот в футболе.

Вы упомянули родителей. Нам приходилось доносить до них свою позицию. Они сами тратились на поездки, форму — и хотели взамен получить результат, и чтобы их сыновья выходили в старте. С таким сталкиваются многие тренеры. А мы за красивые глаза никого не ставили. Кому-то казалось, что их сажают в запас незаслуженно. Уходили, а нужно было терпеть, тренироваться, преодолевать себя.

— Победы вы добывали?
— С младшими выигрывали региональное первенство Черноземья. Выезжали на финал в Тамбов, в другие города. В Воронеже всегда был «Факел», он больше участвовал в соревнованиях профессиональных клубов — не как мы. Да и вообще в городе было много команд одного года, собрать всех лучших в одну команду было невозможно. Тем более что многих ребят в 12-13 лет переманивали ведущие академии страны.
И потом, вот выиграет ребенок в 12 лет — а в 17 пропадет. Нам-то хотелось не насобирать трофеев по юношам, а видеть своих воспитанников в Премьер-лиге, сборной.

— Увидели?
— Трех наших ребят в 12 лет пригласили, например, в «Краснодар». Один в молодежке «Факела», другой в «Чертаново». Нападающий «Химок» Саша Долгов — тоже воспитанник «Стрелы». Пусть и уехал в «Локомотив», еще не окончив школу.

— Вы говорили, что Долгова тренировали в «холодных, неотапливаемых залах». Почему в таких?
— Ребята 1998 года учились в разные смены, и половина команды тренировалась утром, половина вечером. У «Стрелы» был и крытый манеж, но вечером его занимали. Мы ездили в маленький зал при заводе «Электросигнал», и правда прохладный. Но не замерзали: двигались, обучались.

— Как вообще вышло, что всего семь лет назад вы работали с детьми? Хотя до того уже тренировали взрослых, даже за границей.
— Начинал я тренерскую работу на любительском уровне в «Динамо» (Воронеж), где завершил карьеру игрока. Потом работал в Казахстане и Украине, после чего вернулся в «Факел-Воронеж», потом был просто «Факел» (во второй лиге) и его вторая команда. Ну и не захотел никуда уезжать, взял группу «Стрелы» 2003 года, потом еще два возраста. Один вел вместе с другом, легендой Воронежа Сашей Бескровным. Соприкоснулся с детьми и семи лет, и четырнадцати.

— «Стрела» вообще-то и была командой при радиозаводе. Сейчас она жива?
— Завод к ней давно отношения не имеет. Насколько знаю, никто «Стреле» ничем не помогает, частное предприятие. Да и в государственных школах, насколько я помню, выделяли деньги на одно соревнование. В итоге они за свой счет брали билеты и оплачивали сборы и турниры в Дагомысе, Сочи, Адлере. Именно такие выезды, игра с сильными соперниками дают рост мастерства.

Собирал ящики для консервов, рос рядом с тюрьмой и стал бы шпаной, если бы не футбол

— В Башкирии, где вы начинали, условия были такие же суровые, как у Долгова?
— Да, тренировались в кедах, а если на улице холодно, пододевали шерстяные носки. Команда — при молочно-консервном комбинате, стадион назывался «Урожай». При этом было много техничных футболистов — как и во всем Советском союзе (где не стелили искусственных газонов, как сейчас).

Нас в Мелеузе тренировал Виктор Филиппович Нуйкин, который много внимания уделял всестороннему развитию игроков. Всю жизнь он занимался детьми, до самых последних пор — к сожалению, недавно он ушел от нас. Привил любовь к футболу каждому.

— Федотов летом подрабатывал в Михайловске на заводе, где изготавливали фольгу. У вас был такой опыт?
— Как-то из Москвы Нуйкин привез три пары бутс, размеры 41, 42, 43. Надевали по очереди. А как на них заработали? Продукции нашего молочно-консервного комбината в городе не было, ее отправляли на Кубу, во Вьетнам. Мы и собирали эти ящики для сливок, сгущенки — перекидывали детали, которые затем сколачивали.

— Я думал, вы родом из села Кармаскалы.
— Родился там, да, как и отец. Он перевез семью из Стерлитамакского района в Архангельскую область по направлению — на пять лет. Родители работали учителями. Папа преподавал русский и литературу, мама физику и математику. Потом вернулись в Мелеуз — это между Уфой и Оренбургом. Там строился химический завод. Чтобы получить жилье, нужно было работать на этом заводе, и мама устроилась воспитательницей в детский сад [при заводе]. Квартиру дали только через восемь лет — а до того жили около тюрьмы, с туалетом во дворе. Если бы не футбол и не Нуйкин, жизненный путь и у меня, и у многих моих сверстников мог быть совершенно другим.

— Почему вы не пошли на завод, а выбрали футбол?
— Сначала выбрал борьбу. Мы с другом год прозанимались самбо, ходили в зал при предприятии «Сельхозтехника». Довольно поздно, когда нам было по 11 лет, Нуйкин позвал в свою секцию. Спустя месяц-два, в сентябре, я ее бросил — борьба пересилила. Не совпадали смены, и на футбол я начал опаздывать. А за это серьезно наказывали. Ложился на маты, и тренер шлепал по заднице кедами — столько раз, на сколько минут позже прибегал. Я такие методы не приветствую, а тогда считалось нормой.

— Как вернулись в футбол?
— В декабре Нуйкин вернулся: «Будешь снова опаздывать — ничего страшного». Я снова стал бегать с самбо на футбол, и в какой-то момент он переселил. Перевелся в класс, где почти все были футболистами.
Но навыки самбо мне пригодились в жизни.

— Это когда?
— В армейские годы. Их я провел в ракетных войсках в Калининградской области, воинская часть — в Гвардейске. Стоять за себя приходилось на каждом шагу, с первых дней призыва. Например, приходилось выполнять хозяйственные работы. Находились «шланги», которые ее избегали. Мы и приглашали таких на разговор — а в разговоре было важно себя поставить.

Я не был конфликтным. Объяснял по-простому: «Мы все с одного призыва, делаем общее дело. А вы начинаете филонить?» К сожалению, слов люди не понимали.

Похожие ситуации возникали и в футболе. Один не отдавался полностью, убирал ногу. Другой ощутил себя круче других, позволял себе оскорбления. Вот и приходилось, так скажем, идти в бой и применять выученные в самбо движения.

— В армии, как мы знаем, и не такое бывает. А в детстве?
— В Мелеузе мы жили в Доковском районе, это Жилпоселок. Родителям дали старенький дом — как я говорил, рядом с тюрьмой. Вот и я, если бы не футбол, стал бы шпаной. Обстановка располагала.
Когда я сменил школу, наведывался в центр, в парк. Там сходились район на район. Позже ездили тренироваться на сахарный завод — это северная окраина города. Чужая территория, и пока тебя там как следует не узнали, было неспокойно. Дискотек в то время не устраивали, только танцы. И если позвал там кого-то на танец неосторожно, мог возникнуть конфликт.

— Армии было не избежать?
— Я пошел туда поздно, в 1989-м. После школы два года отучился в нефтяном институте. Пригласили в команду «Гастелло», это сейчас «Уфа». Из нашей группы в институте как-то человек семь-восемь забрали на службу: был недобор. Мы в это время были на сборах (катались на лыжах, в футбол играли по снегу). Повестку я не получил, в итоге ходил в автомат и расписывался за уклонение — в следующий раз это была бы статья.

Служить меня позвали в спортроту ЦСКА-2. Прошел сбор в Архангельском, сыграл с молодежкой ЦСКА на Песчаной. Но выбрал смоленскую «Искру», откуда и призвался на службу.

Кстати, сейчас живу на проспекте Вернадского. Недавно встретил там Славу Колоскова, сына Вячеслава Ивановича. Служили вместе. Был рад увидеть его спустя столько лет - договорились, что обязательно встретимся, вспомним былое!

— На кого вы учились в нефтяном институте?
— Специальность — инженер-электрик. Обслуживал бы газо- и нефтепроводы. Проходил практику на нефтяных месторождениях в Октябрьском. В «Гастелло» меня поставили перед выбором: футбол или учеба. А мне профессия была важна — с футболом уверенности не было, а никто кормить бы не стал.
Понял, что закреплюсь в футболе, лишь когда меня позвали в киевское «Динамо».

Страх перед Лобановским и Демьяненко, безумная выносливость Яковенко, почему предпочел Киеву Воронеж

— Как именно в жизни случился Киев?
— В «Искре» была сильная команда. Оттуда нас с Андреем Анненковым, сейчас тренером сборной Украины, в дубль «Динамо» пригласил знаменитый тренер-селекционер Сучков. Помню первую поездку на стадион. Заходим в комнату, а там — Лобановский: «Все от вас зависит, ждем в основе». Окрылило. Хотя я глаза боялся поднять! Чуть подниму — и в пол.

— Вас Лобановский тренировал?
— С основой пересекались только на базе, иногда играли двусторонки. На одной я как-то оказался в одной команде с вездесущим Павлом Яковенко. Я только думал смещаться на фланг для приема мяча — а Яковенко уже там. А как-то он получил травму. Вся команда ехала из Киева в Конча-Заспу на автобусе, а он — на велосипеде: требовалась нагрузка. Нужно было обладать силой и выдержкой Яковенко, чтобы выдержать нагрузки Лобановского и его тотальный футбол.

— В Киеве пробыли недолго?
— До сентября, пока не позвали в аренду в Воронеж. Очень хотелось подняться на уровень выше, чем молодежная команда. А представляете в Киеве конкуренцию? Михайличенко, Протасов, Демьяненко… Анатолий однажды предложил добросить до базы. Ехали на его «Ладе», и я еле дышал.
Может, эта скромность мне тогда и мешала. Честно: на меня такая обстановка давила.

— У «Динамо» и дубль был сильный?
— Да, было много игроков, которые потом завоевали различные титулы в других командах - Тернавский и Юран, например.

Контракт в Киеве был короткий, но его предлагали продлить. Как бы сложилась жизнь, если бы остался… Мы это обсуждали с Нуйкиным, болельщиком «Динамо». Два раза в Киев бы не позвали. Многие из нашего дубля попали в главное «Динамо». А я предпочел Воронеж и Первую лигу. Помощник Лобановского Пузач отзывался об этом с сожалением.

— И вы сожалеете, похоже.
— Ну зато встретил там прекрасную супругу Наталию — благодаря защитнику Юре Морозу и его подруге. Свадьбу с Наташей играли в Киеве. Оттуда мои знакомые по «Динамо» поехали на сборы за границу, а я — в Воронеж.

И после Киева в «Факеле» просто летал.

– У вас до сих пор дом в Воронеже. Когда там обосновались?
– «Уралмаш» вылетел, Федотов уехал в Тулу. Я, может, и в Уфу бы вернулся, но там еще не было команды Высшей лиги. В 2003-м родился сын, старшие заканчивали школу. Нужно было жилье — мы выбрали посередине между Уралом, Башкирией и Украиной. Я продал квартиру в Екатеринбурге и приобрел жилье в Воронеже, где периодами жил и живу.

Дочь сейчас в Москве, младший сын в «Чертаново». Старший, Роберт, играл у меня в «Выборе», до этого лета был в молодежке «Факела», а сейчас в тамбовском «Спартаке» у Сергея Рыжикова.

– Этот сезон показывает всем любовь Воронежа к футболу. Какой она была при вас?
– Любовь тоже разная: когда «Факел» вылетал во Вторую лигу, народ реагировал, трибуны были неполными. А вот на нашу игру со «Спартаком» в 2000-м поступило триста тысяч заявок со всего Черноземья. Представляете? А как нас поддерживали в 1999-м, когда снова поднялись в Высшую лигу, как поджигали газеты после решающего матча с «Анжи»? Больше всего в Воронеже я запомнил именно единение с трибунами. Да и мы командой часто выбирались семьями на речку, в парк.

Игравший со мной в «Факеле» Гурбан Гурбанов (сейчас он неплохо ведет «Карабах» в Лиге Европы) рассказывал: продавцы на центральном рынке в Воронеже предлагали ему все овощи и фрукты бесплатно. А у меня до сих пор дом под Воронежем, сад-огород. Едем как-то оттуда с младшим сыном на тренировку. Останавливает гаишник, узнает меня, спрашивает, куда еду. Выяснилось, что мальчишкой он ходил на «Факел», на те самые матчи битком, как со «Спартаком» и ЦСКА. Мне и самому матчи с ЦСКА памятны — и в Екатеринбурге, и в Воронеже, когда мы выиграли 2:1, а пыл гостевых болельщиков охлаждали из брандспойтов.

– «Факел» жарко поддерживали и на выездном матче с ЦСКА. Не хватает такой страсти на трибунах, как в Воронеже?
– В провинциальном городе все по-домашнему, а в Москве много команд, люди разделены. В Воронеже после матчей мы тепло общались у выхода со стадиона, а здесь строже. Но мне и атмосфера на ЦСКА нравится: выкрикивают имена авторов голов, по экранам несется жеребец, сам стадион красивый! Просто мурашки. Спасибо Аллаху и Владимиру Валентиновичу, что переживаю все эти эмоции — и это не лесть. Спасибо судьбе, что так сложилось, и Валентиновичу за то, что дал возможность работать с ним в большом футболе.

Показывает Федотову моменты из Ла Лиги, хочет снова поработать главным, верит в чемпионство ЦСКА

— Самостоятельную карьеру тренера вы начали на Украине. Благодаря Валерю Городову?
— Да, он из казахского «Иртыша» позвал меня в Сумскую область, почти на границу с Белгородской областью. Обыграли в Киеве «Динамо», пусть и играя от обороны — представляете, какая эта радость для скромной Ахтырки? В год экономического кризиса 2008-го Городов ушел в Кривбасс и оставил главным меня.
Но я спустя еще год с удовольствием вернулся домой в Воронеж, к семье. Это был период неразберихи, одна команда сменяла другую, а страдал футбол.

— Ради того, чтобы вывести во вторую лигу из любителей «Выбор-Курбатово»?
— Да, три года на это потратил. И детей в это время тренировал, и в университете преподавал — надо было семью-то кормить. Федотов звал меня к себе в Новокузнецк, но я отказался: дети учились в школе, я хотел быть рядом.

С «Выбором» выиграли первенство области, потом КФК. А стоило выйти в ПФЛ, команда закрылась. 2014 год снова оказался финансово сложным, и спонсор — строительная компания — объявил нам о закрытии, когда команда была на сборе в Крымске. Зато там я успел поработать с Русланом Магалем, сейчас капитаном «Факела», и Андреем Егорычевым, игроком «Урала».

— Магалю ваш «Выбор» тоже напоминал «Барселону». Почему после вы нигде не работали главным?
— Пригласил к себе в штаб Федотов.

Надеюсь, в будущем переход на должность главного случится. А сейчас я счастлив работе с Владимиром Валентиновичем в РПЛ, эти ощущения не передать. «Факел» или «Выбор» я выстраивал по своему видению, но и сейчас оно во многом совпадает с Федотовым. Доносим друг до друга свои мысли, во многом мы уже схожи. Я смотрю много чемпионатов, откуда черпаю идеи.

— Приведете пример? Хочется понять вашу роль в штабе и вклад в работу.
— Смотрю Ла Лигу, допустим. Выбираю моменты (допустим, комбинацию), показываю их Федотову. Владимир Валентинович мне, бывает, говорит: «А мы что, так не делаем?» Но полезно подкрепить примером из другой лиги или прошлой игры ЦСКА то, что мы отрабатываем на тренировке.
С Федотовым у нас происходят жаркие споры. В основном — по интерпретации моментов. В нашем штабе каждый из тренеров может высказывать свое мнение, но окончательное слово - за Владимиром Валентиновичем.

– Пока не понял ваши конкретные обязанности в штабе. Отсматривать европейские лиги и матчи с ЦСКА?
– У нас комплексная работа. Все занимаются всем — получается многообразие. Вместе готовимся к сопернику, разбираем игры, отмечаем ошибки. Важно, что у всех есть опыт игрока. Я уже говорил о планшетах. По ним слежу за технической записью матча, повторами. Некоторые моменты передаем аналитику Евгению Шевелеву, а другие он мне — так и поддерживаем с ним связь. В первом тайме нарезаем моменты в обороне и атаке, и Федотов в перерыве о них говорит — быстро, времени же мало.

— Вы с Федотовым хотите сделать из ЦСКА «Ман Сити» или «Барселону» Гвардиолы? Гончаренко вот восхищался идеями Гасперини.
— Дело не в схемах и их копировании, а в требованиях. Кто-то еще «Оренбург» Федотова называл автобусом. Это упрощение. Сколько атакующих действий у команд Федотова, как команда располагается при атаках, как доставляет мячи вперед и вскрывает зоны, какой карт-бланш дается при завершении… Особенно это было видно в «Сочи». Это одна из самых комбинационных и атакующих команд прошлого сезона. При том, что играли с тремя центральными защитниками. Латерали забирались выше центрфорвардов.
В ЦСКА мы всего лишь с лета, команде есть куда расти. Но и сейчас команда не просто так на своем месте. Не говорю про оборону, но атака создает очень много — пусть и не все забивает. Знаем, как доставить мяч до Карраскаля, Медины, Чалова.

— Вы наладили эту доставку очень быстро. Как?
— Во-первых, наработки со времен «Сочи». Во-вторых, сильный состав ЦСКА. Игорь Владимирович Акинфеев отдал одну передачу на Карраскаля — и Хорхе забил. И у нашей команды много таких приемов, мы играем по-разному. В этом сила ЦСКА.

– Кто вам близок помимо Гвардиолы?
– Смотрел вот недавно чемпионат Германии, «Лейпциг» сыграл здорово. В прошлом сезоне смотрел испанский чемпионат, и мне нравился «Вильярреал», как Эмери строит оборону команды, какая у него плотность между линиями.

- Если бы не «Зенит», ЦСКА стал бы чемпионом?
- Сейчас? Скажу смело: у нас витает дух чемпионства. Мысли о чемпионстве есть. И знаю: нам оно по плечу. Да, проиграли «Торпедо» — нельзя так относиться к игре чемпионата и конкретному сопернику. Но дальше должны просто выигрывать, все в наших руках. С каждым это возможно.

– А с «Зенитом» ?
– «Зенит» силен, спору нет. Не просто это чемпион. Но верю: мы способны его сместить. Это не невозможно, абсолютно. Я реалист и открыто говорю, в чем нам надо прибавлять. Ни на кого свысока не смотрим, но в себе не сомневаемся.
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить
Продолжая использовать наш сайт, вы подтверждаете согласие на сбор и обработку файлов cookie. Отключить их для нашего сайта можно в настройках браузера
Политика конфиденциальности