Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Влашич
8
Влашич
Полузащитник
6
Кучаев
20
Кучаев
Полузащитник
6
Чалов
9
Чалов
Нападающий
2
Эджуке
11
Эджуке
Нападающий
2

«Пацаны скидывались по 20 долларов на операцию». Зайнутдинов – находка для ЦСКА

Трогательный монолог отца футболиста.
Из последнего летне-осеннего призыва быстрее и гармоничнее всех в систему ЦСКА вписался Бактийор Зайнутдинов. С одной стороны, логично – ведь ему не пришлось менять страну проживания, лигу. А с другой – удивительно: всё-таки быстрого эффекта, отдачи здесь и сейчас ждали от других иностранцев, купленных за большие деньги.

Странное дело: Бактийор почти два года в РПЛ, а всё ещё человек-загадка для болельщика. После рассказа отца футболиста вы наверняка зауважаете его.

У Зайнутдиновых все три сына – футболисты. А дочь – танцовщица

— Мы этнические узбеки, но родились в Казахстане, в Таразе, — начинает повествование Батыржан Зайнутдинов. — Мой прадед переехал в здешние места из Намангана. Футбол в нашей жизни присутствовал всегда. Я не мог играть по состоянию здоровья, но болельщиком был ярым. С детства на стадион ходил, поддерживал родную команду, когда она ещё во второй лиге Союза выступала. Помню, как к нам в Кубке СССР «Днепр» приезжал (1991 год; город Тараз тогда носил название Джамбул, а команда – «Химик». – Прим. «Чемпионата»). Сыновья – все футболисты. Старшему 25, играл вратарём. По травме рано закончил: в столкновении с нападающим повредил спину. Врачи сказали: «Завязывай, если не хочешь остаться инвалидом». Теперь тренирует детей в академии «Тараза». Младший (2001 г.р.), Бахром, играет в дубле клуба, а средний – как раз Бактийор. Но по количеству медалей и дипломов всех братьев дочка заткнула за пояс (смеётся). Она у нас бальными танцами занимается — практически весь бывший Союз объездила.

Тренировался с детьми на пять лет старше. Был отличником в школе

— Бактийор означает «счастливый». Но маленькому Бобыру, старшему сыну, сложно было выговорить имя братика – вот и сократил его до Батёки. Приклеилось. Теперь все его так называем, даже бабушка.

Детство у него было не богатым и не бедным. Обычным. Я развозил стройматериалы на «Газели», жена – медсестра в поликлинике. Когда старший сын пошёл записываться в спортшколу, Батёка за ним увязался. Тренер на него посмотрел и оставил с ребятами на пять лет старше. В шесть-семь лет он уже сам на автобусе ездил на тренировки – соседи удивлялись: как ты его, маленького, отпускаешь? По 1993 году Бактийор играл в одной команде с капитаном сборной Казахстана Бауыржаном Исламханом. По 1996-му дважды стал чемпионом страны, потом ещё трижды – по своему возрасту. Мы все его медали храним.

Батёка с детства шустрым пацаном был, но учителя хвалили. Воспитанный, скромный мальчик, никогда не огрызался. Я всем своим детям говорил: представь на месте учительницы маму – приятно тебе будет, если ей начнут грубить? До седьмого-восьмого класса Бактийор вообще отличником был. Литература, математика легко давались. Только в старшей школе четвёрки, тройки пошли, когда у него уже все мысли о футболе были.

Мемориал Гранаткина закончился для Зайнутдинова на 4-й минуте игры с Россией

— Мемориал Гранаткина 2016 года до сих пор больно вспоминать. Игру с Россией мы всей семьёй по телевизору смотрели. Когда Бактийор в начале матча упал, бабушка забеспокоилась: «Что-то случилось». Его на носилках вытащили с поля, а мы бросились звонить в Петербург, узнавать: как? что? Вечером сообщили диагноз: разрыв крестообразных связок на рабочей, левой ноге.

Федерация некрасиво себя повела – свалила всё на клуб. Представьте: солдат идёт воевать за родину, получает ранение, а ему говорят: «Всё, ты нам не нужен». Обидно было до слёз от такого отношения. Клуб и сам еле-еле тележку тянул после вылета из высшей лиги, денег не было. Бабушка тогда сказала: «Ни у кого ничего не проси – сами как-нибудь справимся». 600 тысяч тенге стоила операция – примерно 100 тысяч рублей. На тот момент большие деньги для нас, считайте, 10 зарплат Батёки в молодёжке. Спасибо пацанам, тренерам дубля «Тараза» — все сбросились, никто не остался в стороне! Кто 20 долларов дал, кто 50. Мы добавили – так и собрали нужную сумму. Прооперировали в Астане. На сыне тогда многие поставили крест как на футболисте, а он через год уже бегал. Могу только догадываться, чего ему это стоило. Бактийор не тот человек, который станет плакаться. Работоспособность, упёртость и целеустремлённость помогли ему вернуться и стать ещё сильнее, чем был.

Карпин благословил на переход в ЦСКА

— Когда сыну поступило предложение от ЦСКА, я сказал: «Решай сам». Ему советовали: если тренер тебя хочет – переходи, если руководство – надо думать. Он колебался. Неудобно было перед Карпиным: Георгич вытащил его из Казахстана, любил как игрока, и Батёка тоже испытывал к нему тёплые чувства. Спасибо Карпину – одобрил переход. Сказал: «Тебе надо расти». Только после этого сын согласился на трансфер. Конечно, мы испытывали гордость: ЦСКА – топ-клуб России.

Первые впечатления сына от клуба: «Звёзды вокруг: Акинфеев, Березуцкие!..» Конечно, поначалу он стеснялся – другая команда, свои правила, обычаи. Например, в «Таразе» ребята после игр ходили в кафе. Не выпивать – просто покушать: хот-доги, то, сё. В «Астане» за первый гол принято было всей команде покупать пиццу. Какие традиции в ЦСКА – ещё не знаю.

По культуре, менталитету к нему наиболее близок Ильзат Ахметов, но, как я понял, все ребята там хорошие – помогают адаптироваться. Думаю, по игре Бактийора это заметно. И команда его всё лучше чувствует, и он – команду. На глазах прибавляет в уверенности.

С раннего детства ему по душе была позиция левого атакующего полузащитника, но крайним защитником тоже играл – в «Астане». Против австрийцев и «Арсенала» он, по-моему, отлично справился с этой задачей.

Настоящий мусульманин: не пьёт, не курит, с девушками не гуляет

— Москва – большой, шумный город, но Батёке нравится. Как Москва может не понравиться? Живёт он один, заводить семью пока не планирует. Перед глазами пример ростовского друга Шомуродова, который сейчас в «Дженоа» перешёл. Когда Эльдор женился, Карпин сказал: «Всё, мы его на год потеряли». Шомуродов потом 9 месяцев не мог забить! Бактийор смеётся: «Я так не хочу. Сначала надо карьеру сделать, а потом уже жениться. Лет в 25».

К алкоголю, сигаретам сын тоже равнодушен. Для мусульманской семьи это норма: у нас никто не пьёт, не курит.

Каждые 2-3 дня сын звонит домой, узнаёт: «Как дела? Как бабушка?» Когда стал нормально зарабатывать, первым делом построил нам дом, большой, просторный. Помог брату с покупкой жилья. Известность, деньги совсем его не испортили – в жизни он всё тот же скромный, уважающий старших Батёка.

Главный болельщик – 76-летняя бабушка

— Болельщик №1 в семье – бабушка, мама моя. В 76 лет ни одного матча не пропускает! Всегда в первом ряду у телевизора сидит. Кричит, судей поругивает – боевая бабуля! Племянники удивлялись ей: вы настоящая фанатка! А она говорит: «У меня все внуки футболисты – стыдно не разбираться в футболе». Когда Батёка в «Таразе» играл – всех в команде знала. В «Астану», в «Ростов» перешёл – то же самое. Теперь состав ЦСКА изучает.

Когда сын «Уралу» забил, в доме шум стоял такой, как на стадионе: все обнимались, прыгали, кричали. У нас теперь весь район за ЦСКА болеет! А может, и весь город (смеётся).

Олег Лысенко
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить