Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Влашич
8
Влашич
Полузащитник
6
Кучаев
20
Кучаев
Полузащитник
6
Сигурдссон
17
Сигурдссон
Полузащитник
2
Чалов
9
Чалов
Нападающий
2

Новичок ЦСКА Зайнутдинов = трудолюбие. Слушал тренера, пока все храпели, порвал кресты в 17, но стал сильнее

Способен играть вообще везде.
Пока Бруно Фукс летел в Москву, гонял на «Рубин» и проходил медосмотр, ЦСКА провернул еще один трансфер – этот игрок вам уже знаком. Из «Ростова» выкуплен Бактиер Зайнутдинов – и уже заявлен за новую команду. В прежней он забивал «Спартаку» (дважды), а совсем недавно – «Зениту», закрывал уйму разных позиций и получал комплименты от Валерия Карпина.

Я впервые услышал похвалу Зайнутдинову от Руслана Мухаметшина, лучшего российского бомбардира РПЛ-2012/13 в составе «Мордовии»: «Я застал Зайнутдинова в «Таразе». Он при мне стал лучшим бомбардиром команды и на следующий год перешел в «Астану». Я поразился, как же 18-летний парень хочет играет на самом высоком уровне. Он вкалывал и в тренажерке, и на поле так, как никто из молодых на моей памяти. По молодости можно много чего добиваться, но чтобы перейти на взрослый уровень, надо пахать, как Бактиер».

Как именно Зайнутдинов пахал, Sports.ru рассказывают те, кто воспитывал, наставлял и просто близко знал Бактиера в Казахстане. Там его зовут не Бахой, как привыкли в «Ростове», а Бачокой или Батекой – у фанатов ЦСКА будет выбор.

Детство: работал в огороде (копал картошку), мог уехать в ЦСКА юношей – не отпустил отец

Айдын Кожахмет, редактор Sportinform, автор телеграм-канала Kozhakhmet inside: «Тараз – специфичный регион: отсюда всегда выходили футболисты-бойцы. А у Бактиера к тому же все детство прошло на поле – футбольном и картофельном. У Зайнутдиновых за домом на Ташкентской улице большой огород, где ему – младшему сыну – приходилось в прямом смысле пахать.

Я впервые услышал о Бактиере в 2015-м, когда он дебютировал в «Таразе», а до того получил вызов в сборную U-17 на Кубок Содружества. Мой товарищ Сергей Волгин (теперь он агент, а тогда пробовал себя скаутом) искал в Казахстане юношей, а затем пристраивал в российские клубы. Я советовал Геворга Наджаряна, Волгин отметил Зайнутдинова.

Сергей наладил связи с Олегом Яровинским и захотел свозить Наджаряна и Зайнутдинова на просмотр в ЦСКА. Яровинский поговорил с обоими, но поехал только Геворг (сейчас он в карагандинском «Шахтере»). У Зайнутдинова была травма, но главное – сомнение отца: «Рано ему. Сперва попробуем закрепиться в «Таразе».

Илья Воротников, бывший защитник «Тараза», сейчас – в «Каспии»: «Помню Бачоку еще ребенком: он был в дубле, а его два брата-вратаря, Бобыр и Джурахон, привлекались к нам в основу. Жора, как зовут Джурахона, до сих пор второй кипер в «Таразе», а Бобыр закончил и работает тренером – ему тяжело приходилось, особенных данных не имел. Бактиер, на мой взгляд, тоже. Щупленький, худенький, небольшого роста. Я не ждал, что Зайнутдинов куда-то уедет: мало ли у кого какое рвение».

В 17 лет Зайнутдинов порвал кресты – и все считали, что это конец. Но травма его изменила: окреп и стал думать о футболе

В «Ростове» Зайнутдинов выбывал на полгода из-за травмы – и вернулся в прежней форме. Возможно, потому что уже через подобное проходил.

Сергей Пак, тренер Зайнутдинова в молодежке, сейчас курирует детско-юношеский футбол «Тараза»: «В ноябре 2015-го мы с дублем «Тараза» выиграли последний Кубок ПФЛ [Профессиональной футбольной лиги Казахстана]. В декабре Бактиер поехал на Мемориал Гранаткина – и порвал крестообразные связки. Не играл семь месяцев. Как он восстановился и заиграл еще лучше, поражаюсь до сих пор».

Воротников: «Возникли проблемы с операцией: ни клуб не хотел оплачивать, ни сборная. Сборная перебросила на клуб, а «Тараз» сказал: «Где получил травму, с теми и разбирайся». Кинули, в общем.

Пришлось делать за свой счет. А все знали, что финансовое положение у его семьи не лучшее. Команда скинулась деньгами, помогли кто чем может.

Кое-как прошел операцию, но все на нем поставили крест. Когда в 18 лет рвешь крестообразные связки – это приговор для нигде не игравшего, ничего не показавшего, не завоевавшего себе имени дублера. Предполагали даже, что Зайнутдинов закончит.

На год Бачока пропал из виду, пока проходил реабилитацию. А вернулся другим: высоким, окрепшим. Очень возмужал. Травма серьезно на него повлияла. Зайнутдинов с утра приезжал на базу, занимался своим коленом, растягивал – все мысли строго о футболе.

И все равно после травмы надежд насчет Бачоки никто не питал. Скорости, тем более после травмы, толком не было, левая нога – не то чтобы волшебная, техника – как у всех. Выдающаяся – только работоспособность. Вкалывал он колоссально много. Плюс голова правильная. Даешь Бачоке подсказ – выполняет все. Поэтому закрывает любую позицию – хоть флангового защитника, хоть опорника, хоть крайнего хава. Карпин его и девяткой использовал. Где ни попросят Бачоку выйти, выйдет. Сейчас мне Зайнутдинов напоминает Де Брюйне.

Бровку он всю покрывает чисто за счет характера. Здесь есть наглядный пример. В одно время с Зайнутдиновым к нам в «Тараз» попало другое дарование, Еркебулан Сейдахмет. До того он привлекался в молодежку «Зенита», после поехал в «Уфу», но после пары матчей уехал в Болгарию – а затем вернулся в Казахстан и сейчас в «Жетысу». Бактиер находился в его тени: Сейдахмет был намного талантливее, просто самородок – его называли казахским Месси, пацану прочили большое будущее. Всем бог одарил – играл как во дворе, без страха.

И где в итоге Бачока, а где Седоха? Пока Сейдахмета носили на руках, Бактиер работал, получил предложение из «Астаны», где показал себя еще лучше (тоже на разных позициях), успешно заиграл в России. И показал: даже бешеный талант без усердия ничего особенно не значит».

Отец Зайнутдинова – инвалид, который держит строймаг и кормит семью. Бактиер после тренировок ехал ему помогать

Кан: «Бальзам на душу, когда Бактиер пишет мне: «Как дела, Саныч?» А с его отцом я постоянно на связи. Вот только что разговаривал. Спрашивал: «Как там, не испортился [Бактиер]?» – «Да нет, – говорит, – все нормально». Зайнутдиновы – настоящая восточная семья».

Воротников: «Отца Бактиера в Таразе знают все. У Батыржана строительный ларек, продает материалы для ремонта – вроде цемента. При этом он инвалид, а бросить работу не может: надо обеспечивать семью, кормить детей.

Батыржана постоянно ставят в пример. В Таразе много узбекских семей, все стараются друг другу помогать. Знал, например, богатого узбека, владельца нескольких ресторанов и кафе. Когда он был жив, к нему приходили за помощью, просили денег. Он в ответ всегда говорил: «Посмотри на Зайнутдинова. Имеет инвалидность, половина тела плохо работает, еле ходит – и при этом таскает мешки с цементом, зарабатывает. И никогда у меня ни тенге не взял. Как тебе, здоровому человеку, не стыдно?»

Сыновей Батыржан воспитал так, что их тоже ставят в пример. Бачока общался со сверстниками, но куда больше – с отцом. Проводил время с ним на работе, помогал. Спрашивали его после тренировки: «Куда идешь?» – «К папе».

Зайнутдиновы – скромные, сдержанные, достойные люди, а Бактиер даже стеснительный. Десять раз извинится, прежде чем говорить по делу: «Простите, пожалуйста, можно спросить?» Не зайдет в комнату, если там старшие. С нами сначала был на вы (Воротников старше Зайнутдинова на 12 лет – Sports.ru). Я Бачоке быстро сказал: «Еще раз от тебя «вы» услышу, леща дам».

Ни разу не перечил старшим, не огрызался, не показывал недовольства. Никогда не был замечен в клубах и ресторанах. Настолько исполнительный, что карьера не могла сложиться иначе».

Талгаев: «Не хотел говорить про инвалидность Батыржана, а что трудяга – да. Как он воспитывал сыновей, я видел по ним.

Бактиер серьезный, а Бабыр (старший брат – Sports.ru) – балагур. Говорю Бабыру: «А нельзя наоборот? Брат твой хоть дома улыбается?» – «И дома, – говорит, – этого не видели». Я дальше спрашиваю: «А чего ты, вратарь, маленький, а этот [Бактиер] вымахал?» – «Я отцу помогал, мешки таскал – и с цементом, и с мукой. Вот ростом и не вышел».

Ну ничего, сейчас Бактиер разговаривает. Шутить не хочет, но улыбка проскакивает».

Зайнутдинова отговорили ехать в «Кайрат» – там он бы не раскрылся из-за Аршавина и стиля игры. В «Астану» позвал болгарин Стойлов – и вскоре доверился ему и в сборной

Кожахмет: «Зайнутдинов выдал ударный сезон-2017: 27 матчей, 7 голов. За ним выстроилась очередь из клубов, прежде всего – «Кайрат» и «Астана». «Кайрат» предлагал больше денег и контракт на пять лет, но Бактиер отказался. Хотел, чтобы в соглашение включили пункт, по которому его бы мог выкупить зарубежный клуб за минимальную компенсацию. «Кайрат» на это не пошел, «Астана» пошла. К тому же ее тренировал Станимир Стойлов, один из самых успешных тренеров нашего футбола. А все знали: скоро Стойлов примет сборную.

«Астана» брала Бактиера только без компенсации. Зайнутдинов вместе с агентом Нурланом Бакировым сами выкупили контракт у «Тараза».

Ваит Талгаев, выводил «Ахмат» (тогда «Терек») в РПЛ, трижды возглавлял «Тараз»: «Я кайратовец, но порекомендовал Бактиеру выбрать «Астану». Рассуждал так: там на его позиции Аршавин, Изаэл и другие. Мелкий пас, ювелирная игра – тебе сложно будет в такой компании и с таким стилем. «Астана» – более размашистая и скоростная команда. И сезон там получился уникальным».

Воротников: «Бачока мялся: «Как я там, в «Астане», буду? Вдруг не получится?» Мнительный он, не верил в свои силы. И понятно: это не «Тараз», не борьба за выживание – тут требования выше, плюс Лига Европы, сборная.

Стойлов видел его левым вингером, где играл капитан Шомко, лучший футболист Казахстана последних лет. Попасть под него, угодить на лавку и потом начинать все сначала – большой риск. Но Бактиер всем все доказал – и приличную часть сезона в запасе был как раз Шомко».

Станимир Стойлов, работал с Зайнутдиновым в «Астане» и сборной Казахстана: «В Бактиере меня привлек комплекс качеств: интеллект, хорошая левая, часто выходил на ударные позиции. Основная проблема проявилась сразу – динамика. Не получалось держать ритм 90 минут, успевать на разных участках поля. Я давал тяжелые задания, а он не реагировал, как другие («Зачем, это слишком много, я не могу») – и стал сильнее.

В сборной я тоже использовал его по-разному – под нападающим, в опорной зоне, слева. Без разницы, даже справа может. Еще есть уникальное качество для полузащитника – игра головой.

А главное – характер победителя».

Зайнутдинова раскрыл Воит Талгаев – бывший тренер «Ахмата» и учитель Бердыева. На его занятиях храпели – а Бактиер слушал каждое слово и стал любимчиком

Воротников: «В «Таразе» Бактиер учился у партнера по флангу Андрея Горбанца (чемпиона России в составе «Рубина»), у Евгения Шипицина, пять лет проведшего в «Краснодаре», у моего знакомого Мухаметшина. А больше всего Бачока должен благодарить Талгаева. У Хамидовича был выбор игроков на его позиции, в том числе опытных, легионеров. Но Талгаев как никто раскрывает для Казахстана молодых футболистов, любит и умеет это делать. Вот и Бачоке дал шанс – и тот не упустил.

Объясню, что вообще за тренер Талгаев. Кроме Ваита я работал с Бердыевым и Красножаном, которые считаются его учениками. Ко всем троим даже мне непросто было подойти и спросить что-то по игре – такой у них весомый авторитет и сложный характер, закрытый. Тем более тяжело попасть к тренеру вроде Талгаева в первый год карьеры – это не Карпин, который сам идет с тобой на диалог. Хамидович держит со всеми дистанцию.

Но тут видно было: Бактиер – его любимчик. Нравился своей ответственностью: поставит Зайнутдинова – и тот никогда не подведет.

В Казахстане огромная проблема с квалификацией тренеров. А у Талгаева каждый день теории по два часа. Все приходят с обеда, хотят спать – а тут Хамидович монотонно двигает фишки, повторяет одно и то же. На каждом занятии я слышал храп. С другой стороны, попасть к такому теоретику – значит получить огромный багаж знаний. Мне в 27 (когда некоторые уже заканчивают с футболом) в сборной Казахстана перевернул сознание Красножан.

Бачока попал к Ваиту в 17 – и слушал каждое его слово, следовал всем указаниям. Долго готовился к тренировкам. Не позволял себе прийти за пять минут до отъезда автобуса – только заранее».

Талгаев: «Агенты в 2017-м наговорили всякого Бактиеру: «В Сербии тебя раскроют, а здесь перспектив ноль, на молодых не смотрят». Другие клубы тоже его хотели. Пришлось поговорить – не только с ним, но и с отцом и братом. Семья сказала Бактиеру: «Талгаев тебе доверяет, никуда не дергайся».

В расстановке 5-3-2 я использовал Бактиера инсайдом с выдвижением вперед и большим объемом работы. И вверху боролся, и забивал, и обводил – если раскачивал защитника, надежда только на фол.

Левоногие чуть нестандартные, [соперникам] тяжело приспособиться. Бактиер – еще и скоростной, вел силовую борьбу (Сейдахмет ее не выдерживал). А главное – футбол понимал по-взрослому. Я видел в его глазах ум. Мы долго беседовали о тактике, я объяснял ему ошибки – и он их впредь не повторял, усваивал все.

Минус один – в обороне не любил отрабатывать: «Ваит Хамидович, ну опять мне назад бежать?» Я говорил, что момент всегда найдешь – но работать должен везде. И он работал – так много, что молодой организм уставал. С сожалением менял Бактиера или выпускал во вторых таймах. Например, по возвращении из сборных. Ценю работу через не могу, но губить его не хотелось».

Зайнутдинов в восторге от Карпина – ценит, что он объяснял все. В ЦСКА Бактиера захотел Гончаренко

Кожахмет: «Агенты сообщили о Бактиере «Ростову» после удачной игры за «Астану» в Лиге Европы. Зайнутдинов хорошо смотрелся с киевским «Динамо», забил головой «Ренну». При переходе в «Ростов» Зайнутдинов снова выкупил свой контракт – теперь за сто тысяч долларов.

Зайнутдинов – самый популярный футболист Казахстана. Есть суперзвезда Бауыржан Исламхан, но у него карьера в России не сложилась – сейчас он в «Аль-Айне» из ОАЭ. А вся страна следит за Бактиером. Всем нравится его приземленность: нет вредных привычек и склонностей».

Талгаев: «Недавно Зайнутдинов советовался со мной, подписывать ли новый контракт с «Ростовом» на четыре года. Я сказал отталкиваться от Карпина: «Он в тебя верит. Скажет подписывать – надо. Знаешь же, как важно найти своего тренера». Вот Сейдахмет попал в «Уфу» к Семаку – но тот ушел, а Томаров с Кириченко качеств Еркебулана не оценили.

Бактиер-то заиграет у любого тренера. Когда появился вариант с ЦСКА, он снова позвонил мне. Я напомнил: «Это Карпин довел тебя до того, что тебя захотел ЦСКА. Как у тебя с ним? Нормально разошелся?» Ответил, что нормально: «Разговор с Карпиным был сложным, но отпустил». Я уточнил: «А кто тебя хочет в ЦСКА? Гинер, агенты?» – «Мне говорят, что меня хочет Гончаренко».

Ну, значит, все будет хорошо.

Думаю, Гончаренко будет использовать Бактиера левым латералем. Если ЦСКА будет играть в двух опорных – одним из инсайдов, в том числе и правым, с уходом под удар левой ногой. В последнем матче [«Ростова» с «Уфой» Зайнутдинов] играл левого защитника в четверке.

Воротников: «Бактиер отзывается о Карпине фантастически: «Просто золотой человек. Постоянно в контакте с футболистами. Объясняет каждое решение: почему поставил в состав или нет, почему надо было сыграть так, а не иначе, что у тебя в жизни происходит. За Карпина вся команда». Я слушаю и не понимаю, почему в «Спартаке» у него, топового мужика, так и не получилось.

Карпин доверился Бачоке и развил его – того же самого жду от Гончаренко, чья философия мне давно нравится. ЦСКА – выигрышный вариант для Зайнутдинова: нынешний упор клуба на молодежь – то, что нужно Бактиеру.

Путь Зайнутдинова – не лестница, а лифт. За полтора года – от запасного «Тараза», в которого никто не верил, до основы клуба РПЛ. Нереально для Казахстана. Большой проблемой для молодых казахских футболистов (тем более из скромного «Тараза») становятся первые большие деньги: на этом часто обрываются карьеры.

Бачоке помогли воспитание и трудолюбие».

Александр Муйжнек
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить