Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

«Молодому понадобились 100 тысяч. Марио молча подошёл к банкомату, снял и отдал»

Лучший бомбардир РПЛ Фёдор Чалов — о добром Фернандесе, рассказах Головина, матче, который прибил ЦСКА, и собственном прогрессе.
В последнем туре РПЛ ЦСКА разгромил «Крылья Советов» со счётом 6:0 и вырвал у «Спартака» четвёртое место, дающее прямую путёвку в групповой этап Лиги Европы. А Фёдор Чалов сделал дубль и с 15 голами стал лучшим бомбардиром чемпионата. Но это было уже потом.

Мы же встретились с форвардом ЦСКА накануне 30-го тура в пабе «Three Tuns», чтобы подвести итоги лучшего сезона в карьере Чалова.

«После «Уфы» сидел опустошённый и думал: «Так не бывает»

— После осени ЦСКА называли одним из главных фаворитов в золотой гонке. Грустно, что всё так сложилось весной?
— Конечно. Мы ожидали, что всё будет как обычно для ЦСКА. А обычно весной мы прибавляем.

— Что сломалось в этот раз?
— Команда у нас новая, и пройти сезон на одном дыхании, только собравшись, не получилось. Не хватило опыта. Всегда хочется большего, но результат закономерен.

— Раздевалка после матча с «Уфой». Что говорили друг другу? Это ведь была самая нелепая потеря очков.
— Каждый реагирует на неудачи по-разному. Кто-то кричит, кто-то посуду бьёт. Я просто сидел опустошённый. И мысль только одна: «Так ведь не бывает». Вести 2:0 у «Уфы», 80 минут всё контролировать и сыграть вничью. Эта игра нас здорово прибила.

— Худший матч для ЦСКА этой весной?
— С «Арсеналом». Первая игра после сборов, думали, сейчас войдём в сезон уверенно. Но получилось иначе. Больше таких явных провалов вспомнить не могу.

— А если о позитиве? Три главных воспоминания от этого сезона?
— Хет-трик в игре с «Уралом», оба матча с «Реалом» и, наверное, сборная.

— А слова Бердыева, что Чалов — самый умный игрок РПЛ?
— На такие вещи я стараюсь не обращать внимания. Это просто слова. Кто хочет, может это сказать. Я должен на это реагировать?

— Бердыев — не кто угодно. Это — величина.
— Нет, мне безусловно приятно и льстит, но я стараюсь от этого абстрагироваться. Если всё это слушать, мои дела резко пойдут вниз.

— В карьере слышали более приятный комплимент, чем от Бердыева?
— Нет, наверное.

— Гончаренко скуп на похвалу?
— Он всегда будет нас защищать и говорить, что мы лучшие. Но говорить он это будет не нам.

— Ваш тренер сильно бушевал в последних матчах? Или даже он понимал: как ни бушуй, а будет как в том анекдоте: ну не шмогла я?
— Он делал всё возможное. Пытался кого-то взбодрить, на кого-то повышал голос. Но все всё понимают. Мы выкладывались, старались, но чего-то не хватало. Во многих матчах не могли дожать и тупо забить. После «Зенита» Виктор Михайлович уже был спокойнее, чем обычно. Да и мы уже понимали, что теперь нам остаётся расслабиться, получать удовольствие от игры и порадовать болельщиков.

«На летних сборах каждого новичка встречали овацией»

— Лето-2018, сборы. В команде тренируется 12 человек. Какие были мысли?
— Странные. Непонятно, что будет дальше. Каждого новичка встречали овацией, как бы смешно это ни звучало.

— О борьбе за выживание задумывались?
— Проскакивало и такое. Первые туры было сложно, но пересилили. Потом пришли Влашич и Эрнандес, и стало понятно, что потенциал у этой команды неплохой. Никола приехал перед Тулой, отработал одну тренировку, но сразу стало понятно, что он крутой. Гончаренко тут же поставил его в основу, и Влашич был на поле одним из лучших.

— Первое впечатление от Бекао?
— Поначалу это был тихий ужас (улыбается). От него мяч отлетал на пять метров. Но он после каждой тренировки оставался и работал. Большой молодец в этом смысле. И вскоре стало понятно, что защитник он хороший. И со скоростью, и головой умеет играть, и обыграть один в один его очень сложно. Очень колючий.

— Кто ещё по сравнению со сборами резко прибавил?
— Такума. Когда он приехал, мы были в шоке от его уровня. По мячу бил так, что тот летел куда угодно, но не туда, куда нужно. И с пониманием игры были проблемы. Хотя, возможно, ему просто требовалось больше времени на знакомство с новыми партнёрами. А сейчас он на тренировках выполняет просто огромный объём работы. С ударом стало лучше, головой стал играть. Очень прибавил.

— Гончаренко, рассказывая про зимние сборы, сказал: «Ребята ужаснулись от таких нагрузок». Что именно ужасало?
— Я к такому уже привык, а вот ребята, для которых это было в первый раз, удивлялись. Очень много беговой работы, не у всех выдерживали мышцы и случались микротравмы.

— Что было главным адом?
— Предвкушение беговой работы на второй тренировке. После первой тренировки ты уже ничего не можешь и думаешь: «Хорошо же поработали, отдали все силы»! А у тебя ещё тренажёрный зал, затем бегаешь километры по гольфполям. А они не очень ровные, мягко говоря. Горка вверх, горка вниз.

— Выдерживали?
— А куда денешься (улыбается)?

«Игнашевич ругался: «Куда ты со своими пятками?»

— Многие годы ветераны ЦСКА не давали молодым спуска. После ухода Игнашевича, Березуцких, Вернблума вам дышится проще?
— С одной стороны проще. Но с другой, возможно, не было бы таких игр, как с «Уфой», если бы кому-то вовремя пиханули.

— Боялись ветеранов?
— Я — нет. Хотя когда молодой игрок приходит из дубля потренироваться с основой и у него что-то не получается, а ему пихают — это может сломать человека. Но кого-то только закалит.

— Как реагировали вы? Наверняка же тоже доставалось?
— Доставалось. Но я проще к этому относился. Напихали, про себя послал и забыл. Мне кажется, они это больше делали для себя. Для собственной мотивации.

— Самый жёсткий наезд в ваш адрес со стороны Игнашевича?
— За пятки. Допустим, хочу сделать скрытую передачу. Делаю. Обрез. И тут начинается: «Куда ты со своими пятками»? От Васи тоже прилетало за них. При этом если пас проходил, никто ничего не говорил.

— А Понтус как ругался?
— На английском. От него могло прилететь за всё, что угодно. Не поставил ногу, не отдал передачу, не обыграл всю команду (улыбается).

— По-русски он какие-то слова знал?
— Матерные (улыбается). Сейчас в этом плане выделяется Бекао. Он очень способный во всех смыслах и вообще выучил много русских слов. Старается говорить, не стесняется. Как-то то ли Гончаренко, то ли помощнику Ермаковичу сказал: «Это … [трындец]».

— Игнашевича называли самым профессиональным игроком в ЦСКА – по тому, как он готовился, в чём себе отказывал. Кого назовёте сейчас?
— Марио. Всегда приходит на тренировки одним из первых, всегда остаётся и занимается дополнительно. И в жизни он очень добрый человек.

— Пример?
— У кого-то из молодых возникли проблемы, то ли авария, то ли ещё что-то. Срочно были нужны деньги. 100 тысяч, по-моему. Марио проходил мимо, услышал разговор, молча пошёл к банкомату, снял деньги и отдал молодому. Естественно, тот сказал ему, что вернёт, как сможет, но Марио сразу отказался. Это характерная для Фернандеса история.

«Я чувствую, как на меня играют»

— Всем совершенно очевидно, что в этом сезоне вы сильно прибавили. Ваше мнение — в чём больше всего?
— Я стал играть увереннее. Это приходит с голами и пониманием того, что на тебя рассчитывают. Ты не боишься рисковать, брать на себя.

— Вы стали играть лучше в подыгрыше.
— Я вот не уверен, что стал лучше.

— Голевые передачи об этом говорят. Да и общее впечатление такое. Раньше вы считались форвардом штрафной, игроком касания. А сейчас часто играете на команду.
— У меня сейчас больше игрового времени, возможно, поэтому. Внутри меня ничего не поменялось.

— И всё же — благодаря чему стал возможен ваш взлёт?
— Благодаря команде, партнёрам.

— То есть в прошлом году партнёры были так себе?
— Нет, просто я чувствую, как на меня играют. Даже тренеры просят чаще брать игру на себя и открываться. А партнёры замечательно эти открывания видят.

— Вы из тех, кто занимается самокопанием?
— Раньше таким был. Совсем это не ушло, но копаюсь в себе я гораздо меньше.

— Как не начать сомневаться в себе, когда сидишь на скамейке, а тренер выпускает в атаку Вернблума? С ума же можно сойти.
— В тот момент у меня и были сомнения относительно будущего. Но потом я просто отпустил ситуацию и стал тренироваться и играть за дубль в своё удовольствие. Нет, я не халтурил и работал в полную силу, просто перестал обращать внимание на то, что происходит вокруг меня. И слушать, что обо мне говорят. Я делал то, что должен был.

«Зимой с папой и братом играю в хоккей»

— Давайте сделаем рейтинг ваших голов в этом сезоне. Самый важный?
— Самый ценный, конечно, — «Реалу». Самый запоминающийся.

— Самый неожиданный?
— Первый «Уралу». Ефремов бил, я пригибался, а получилось, что подправил в ворота.

— Самый красивый?
— Пожалуй, «Рубину». Ваня Обляков отдал, я принял, подумал и перекинул вратаря…

…В этот момент Фёдор отвлекается на телеэкран. Там Кирилл Капризов забивает очередной гол сборной России в ворота США на чемпионате мира по хоккею (беседа состоялась 23 мая. — Прим. «Чемпионата»). Это даёт повод сменить тему.

— Любите смотреть хоккей?
— Не особо. Мне больше нравится играть самому.

— Вы играете в хоккей?
— В основном с папой. У нас на Тушинской зимой заливают каток, и мы на него уже года два-три ходим. А вообще, мы с детства с братом и папой всегда играем зимой.

— Шлем надеваете?
— Нет, но ноги полностью закрываю.

— Как дела у брата? Понятно, не в хоккее – в футболе?
— Гораздо лучше. Начал играть в Беларуси (Даниил Чалов выступает за «Витебск». — Прим. «Чемпионата»). 26-го у него финал Кубка («Витебск» проиграл 0:2. — Прим. «Чемпионата»).

— Никогда не было разговоров о том, что Даниил будет играть в ЦСКА?
— Нет. Он идёт своей дорогой, и, может быть, однажды его дорога пересечётся с ЦСКА.

— Давайте сделаем ему рекламу. В чём хорош Даниил Чалов?
— Давайте. Он очень хорошо играет один в один, очень цепкий и кусачий защитник. У него хорошая скорость. Но ему надо прибавлять в понимании игры. У него не было школы, и ему никто не объяснял, как надо играть на этой позиции. А сейчас в Витебске есть тренер, который работает индивидуально с Даниилом. Смотрят нарезки, разбирают матчи, в частности, как защитники «Арсенала» начинают атаку. Думаю, он ещё прибавит.

— Гончаренко по старой памяти не следит за чемпионатом Беларуси?
— Не знаю. Но он спрашивал меня, как дела у брата.

— Если мы скажем: «У Гончаренко есть одна замечательная черта...», как вы продолжите?
— Он последователен.

— Расшифруете на конкретном примере?
— Я как-то прочитал интервью одного тренера. Он сказал: «Хороший тренер должен быть справедливым, последовательным и честным перед собой». У Виктора Михайловича все эти качества есть. Он может накричать, но потом извинится и объяснит.

«Слышал про интерес «Барселоны», но это смешно»

— Как поднимаете себе настроение, когда на душе кисло? Допустим, ЦСКА проиграл.
— Можем встретиться с ребятами из команды и где-то посидеть. Но прошедшую игру стараемся не обсуждать.

— А сколько нужно времени, чтобы привести в порядок настроение после такой игры, как с «Зенитом»?
— Одна тренировка. Она переключает на работу.

— Друзья из вашей бригады расползаются по арендам: ушли Хосонов, Гордюшенко, Жамалетдинов. Год назад в «Монако» ушёл Головин. Грустно?
— За Головина не грустно. А у остальных ребят свой путь. В таком возрасте главное — играть.

— С кем вы сейчас большего всего общаетесь в команде?
— С Костей Кучаевым, как и раньше. А ещё близко контактируем с Черновым, Обляковым и Дивеевым. Игорь только пришёл, а уже стал своим.

— Головину завидуете?
— Зависти нет. Правда.

— Вы же хотите поиграть в Европе?
— Да, это мечта. Но зависти нет. Наоборот, хорошо, что Саша уехал. Есть у кого спросить совета.

— Хоть раз приходилось слышать, что вами интересовались иностранные клубы?
— Какие-то слухи ходили, вроде агенты писали. Но это всегда мутные истории. Ничего конкретного я не слышал.

— Какая из мутных история – самая-самая?
— Про «Барселону».

— Как отреагировали?
— Это смешно.

— «Акинфеев для меня пример: «армеец» со школы, с ЦСКА прошёл такой путь… Если честно, в будущем я хотел бы тоже стать капитаном», — сказали вы в одном из интервью. А вы могли бы представить себе всю карьеру в ЦСКА?
— Конечно. Но есть амбиции. Хочется почувствовать вкус европейского футбола. Судя по рассказам Саши, там даже команды, которые идут ниже, очень высокого уровня. Хотя во Франции сейчас не очень много команд, которые идут ниже «Монако» (улыбается).

— Что сильнее всего удивило из рассказов Головина про Европу?
— Саша рассказывал, что все футболисты отлично общаются на тренировках, но как работа закончилась — друг друга типа не знают. У нас это по-другому. Мы можем все вместе собраться, поесть в ресторане.

— Вы сказали, что начали учить языки. Прямо-таки языки? Несколько?
— Английский. Это основной язык. Раз в неделю занимаюсь с репетитором, плюс есть приложение на телефоне. А ещё брат посоветовал смотреть что-то простое без перевода, с субтитрами. Я смотрю «Симпсонов». Сначала слушаешь и читаешь, а потом что-то записывается на подкорку.

«На флейте в последний раз играл в 12 лет»

— Что сейчас есть в ваше жизни помимо футбола?
— Да много чего есть. Семья — самое главное.

— У вас довольно скудный«инстаграм» и ни одной фотографии с девушкой.
— Давайте эту тему не развивать. Не хочу выставлять на обозрение какие-то свои отношения.

— Узнают на улицах часто? Когда вы поняли, что звезда?
— А я звезда?

— Да.
— Ну, узнавать узнают, конечно. Бывает, просят сфотографироваться. Это приятно. Но мне кажется, у меня не было моментов, когда я поплыл.

— Не так давно вы добирались на базу на клубном автобусе.
— Сейчас на машине, год назад купил.

— Когда два с половиной года назад подписали первый взрослый контракт с ЦСКА, не было ощущения, что мир у ваших ног?
— Нет. Мне и сейчас деньги не кружат голову. Хотя я недавно новый контракт подписал. Просто есть сумма, которую я трачу в месяц. И она не увеличилась за последние годы.

— И какая самая большая статья расходов?
— Еда. Я, допустим, всегда оплачиваю счёт, когда мы куда-то идём с нефутбольными друзьями.

— Чего бы Фёдор Чалов никогда не смог сделать в жизни?
— Наверное, соврать в глаза.

— Что вы умеете хорошо делать вне поля?
— Петь (смеётся). По крайней мере, мне это нравится.

— Вы занимались фортепьяно и флейтой. И не забудем ещё о футболе. Как это возможно совмещать?
— В детстве об этом не думаешь. Тебе говорят родители, и ты делаешь. Но я думаю, это правильно. Неплохо каждому иметь хоть какое-то музыкальное образование. Ну а футбол точно никогда не был в тягость. Им как раз и занимался в свободное время.

— Что вам нравилось больше – флейта или фортепьяно?
— Флейта – из-за преподавателя. Очень красиво играл. Но в последний раз я брал флейту в руки лет в 12. Хотя на ней не так сложно играть.

— Зато все видели, как вы на премии «Первая пятёрка» играли с отцом в четыре руки.
— Я уже многое подзабыл. По нотам не сыграю. Это брат у меня музыкальный, творческий, как папа. Может и на фортепьяно, и на гитаре, и на гармони.

— Самый запомнившийся совет от отца?
— Папа, кстати, очень редко хвалил нас с братом за то, как мы играем в футбол. Даже если я три забивал, он всегда находил, к чему придраться. Поэтому мне всегда хотелось его удивить.

— В этом сезоне тоже вас не хвалил?
— Почти нет. Он всегда что-то выискивает. «Мало бьёшь по воротам, мало обыгрываешь, всегда ищешь возможность отдать – а надо брать игру на себя». Критик.

— Чего вы ещё не сделали, но хотели бы?
— В футболе – забить с центра поля. А в жизни… Я ещё очень молодой, и мне много чего предстоит сделать.Например, построить свою семью. Но я не хочу загадывать, когда это будет. Пусть всё идёт, как идёт.

Денис Целых, Антон Третяк
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить