Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Статистика игроков

Влашич
8
Влашич
Полузащитник
6
Кучаев
20
Кучаев
Полузащитник
6
Сигурдссон
17
Сигурдссон
Полузащитник
2
Чалов
9
Чалов
Нападающий
2

«Гончаренко был вне связи. Все решения принимал самостоятельно». Овчинников — о работе главным тренером ЦСКА

Сергей Иванович — подробно о неделе без Виктора Михайловича.
Овчинников работает старшим тренером в ЦСКА с 2014 года. Однако прошлый сезон для него точно не был рядовым. В зимний период чемпионата России он подменял главного тренера Виктора Гончаренко, который пропустил игры с «Крыльями», «Уралом» и «Ростовом» из-за дисквалификации за оскробление судей. В них команда набрала четыре очка.

А в июне случилась всем известная история. ЦСКА после возобновления первентства влетел дома «Зениту» со счетом 0:4, и комадна осталась на неделю без главного тренера. В итоге Сергей Иванович с остальными помощниками готовил команду к игре с «Динамо» (0:0). После дерби с бело-голубыми Гончаренко вернулся на свой пост, и команда победила в трех матчах подряд с общим счетом 10:0.

Разговор с помощником главного тренера состоялся еще до старта нового сезона. Из эксклюзивного интервью Овчинникова корреспондентам Sport24 Павлу Гуревичу и Алине Матинян вы узнаете:

  • Как прошла неделя без Гончаренко и кто принимал все решения по составу на матч с «Динамо»;
  • Как отреагировали игроки на отъезд Виктора Михайловича;
  • Почему ЦСКА провалил матч с «Зенитом»;
  • Почему в ЦСКА до сих пор играет Васин, «привозящий» гол примерно через матч
  • Есть ли у игроков проблемы с психологией;
  • Почему Фернандес так и не уехал в топовый чемпионат.
— Как себя чувствуют игроки после маленького отпуска между сезонами?
— Я не назову это даже отпуском. Слишком маленький период. Игроки были хорошо готовы, все вышли живыми и здоровыми, никаких проблем в функциональном плане нет.

— Вам самим был страшен коронавирус? И как переживали его весной?
— Я не боялся, сидел дома и играл с детьми. Наверное, это был первый раз за всю профессиональную карьеру, когда я столько времени уделил своим детям. Понимаю, что больше такого периода не будет, поэтому постарался использовать его по максимуму.

— Но многие предсказывают вторую волну и предполагают, что снова будет введен режим самоизоляции.
— Я в это не верю. Даже с медицинской точки зрения это нецелесообразно, даже доктора это признали. Пока мы не получим популяционный иммунитет, эта инфекция будет жить с нами всегда. Она была и раньше.

— Но видов коронавируса много, и текущий — абсолютно новый.
— Этот вид не отличается особенной смертностью. Возможно, больше заражаемость, но ведь и тестирований проводится много. Вообще, человек должен жить без стресса. Чем больше человек стрессует, тем больше он подвержен такого рода внушаемости.

Очень жалко людей, которые так или иначе пострадали от вируса. Но от других болезней люди страдают не меньше.

— Паулино Гранеро (бывший тренер ЦСКА по физической подготовке) говорил, что в феврале на сборах он и несколько человек переболели нечто похожим по симптомам на «корону». Что тогда было?
— Я отвечу словами профессора Преображенского: «Не читайте советских газет до обеда». Ну это глупость. Если бы люди переболели, то они бы имели антитела. Но на сегодняшний день в команде ни у кого антител нет.

— Вашу семью и друзей коронавирус обошел стороной?
— К счастью, не задел. Много общался с людьми, у которых болели знакомые знакомых. Люди слышали, но сами не видели. Но потом узнавали, что у этих людей был диабет, онкология… К сожалению, эти люди уже болели.

— Контролировали игроков во время карантина?
— Да, у нас были онлайн тренировки. Но ребята и без контроля все делали. И когда футболисты вышли с карантина, нареканий не было ни к кому. Видно, что ребята действительно работали, насколько позволяла обстановка.

— Оцените прошлый сезон ЦСКА по пятибальной шкале.
— Думаю, что сыграли мы на троечку.

— Это удовлетворительно или неудовлетворительно?
— Было бы удовлетворительно, если бы мы попали в Лигу чемпионов. По мне, ЦСКА провел сезон неровно.

— Уже прошло два года после обновления состава. Как вы считаете, можно еще говорить «молодая команда» в адрес ЦСКА?
— Виктор Михайлович знает мое мнение — я не могу назвать команду «пионеротрядом», и никогда ее так не называл. Это уже опытные игроки, которые имеют за своей спиной по сто и более матчей на взрослом уровне, прошли и Лигу чемпионов, и Лигу Европы. На мой взгляд, по европейским меркам у нас уже средневозрастная команда.

— ЦСКА два года подряд занимает четвертое место, впервые в эпохе Гинера два года без медалей. Это максимум команды на текущий момент?
— Мое мнение — нет. Я предполагал, что мы будем вторыми.

— Почему тогда не получилось?
— Не удалось. Понятно, что лучшие идеи приходят слишком поздно. Когда надо принимать те или иные решения, то случаются ошибки у всех. Сейчас, задним числом стало понятнее, где именно мы ошиблись. Но этот вопрос лучше задать главному тренеру, он даст на него более четкий ответ.

— Коронавирусная пауза сбила все планы ЦСКА?
— Сложилось, как сложилось. Мы можем только предполагать. Думаю, что и весну мы начали ни шатко ни валко.

— Почему так неудачно сложилось в Лиге Европы?
— Все пошло наперекосяк со второго тайма первого матча с «Лудогорцем». В первом тайме ничего не предвещало беды. Игра была на равных, обе команды могли забить. Мы повели, Игорь выручил разочек. Мы думали, что худшее уже позади. Вышли на второй тайм и тут в наши ворота начали влетать какие-то сумасшедшие голы. Это неудача. Был совсем не наш день. После 1:5 глупо говорить о неудаче, но дальнейшие игры пошли по такому же сценарию. С «Ференцварошем» играли хорошо, но не выиграли. «Эспаньол» дома могли обыгрывать. Все могло быть иначе, но вся Лига Европы с первого матча пошла наперекосяк. Вроде и делали все правильно, и мотивация у игроков запредельная была, все хотели побеждать, но ничего не получалось.

— На что рассчитывает ЦСКА в новом сезоне?
— ЦСКА не может рассчитывать на что-то, кроме призов и титулов. Сама история клуба это подразумевает. Априори можно не озвучивать задачу. На мой взгляд, надо пытаться попасть в Лигу чемпионов, даже если не с первого места. И мы должны очень серьезно отнестись к Кубку страны. В прошлом сезоне мы тоже серьезно подошли у турниру, и матч со «Спартаком» стал украшением розыгрыша.

— Почему тогда раньше относились к нему не серьезно?
— Мы не единственный топ-клуб, который делал ротацию состава. Но мне все же режет ухо, когда говорят, что мы выставили второй состав. У нас не может быть второго состава. Даже те игроки, которые у нас играют мало, обладают достаточным уровнем, чтобы обыграть команды первой или второй лиги. Мы же обязаны давать практику всем.

— ЦСКА может на равных играть с тем же «Зенитом», у которого состав в три раза дороже, «Спартаком» с Кокориным, «Локомотивом»?
— У нас ровный, хороший состав, прекрасные футболисты. Конечно, любой тренер мечтает об усилении для ротации, для конкуренции. Если есть усиление, то остальные футболисты тоже становятся более мотивированными, им необходимо доказывать свою состоятельность. Если в этом году осуществят два-три трансфера, то будет хорошо. Хотя по мне, у нас очень хороший состав, готовый решать большие задачи.

Усиление также важно, чтобы не спасать родину совсем молодыми ребятами. Надо подводить ребят постепенно.

— Кто из нынешней молодежки в ближайшее время сможет усилить основной состав?
— Стучится в двери первой команды Тигран Аванесян. Есть интересный форвард Владислав Яковлев, на мой взгляд, у нас неплохие вратари. Конечно, если рассматривать в далекой перспективе. У нас уже в основе Тороп, моложе брать мы просто не можем. Есть еще пара перспективных футболистов, но они совсем молоденькие.

— Как отнеслись к тому, что прошлый сезон все же решили возобновить?
— Думаю, что любой футболист хотел играть, причем в любом формате — со зрителями или без, в масках или противогазах. Я тоже был рад возобновлению.

— Но при этом случился такой матч как «Сочи» — «Ростов», игры «Оренбурга». Не стоило вначале лучше продумать регламент и не доигрывать сезон?
— Согласен, что продумывать надо, прежде чем начинать. Но согласитесь, что ситуация нестандартная, и у руководителей нет подобного опыта. Ошибки были неизбежны. Трудно ответить на вопрос в форс-мажорных обстоятельствах. Думаю, что и руководители лиги, и клубы получили не самый положительный, но опыт, как выходить из таких ситуаций в дальнейшем.

— Валерий Карпин не раз возмущался, что для команд были созданы неравные условия.
— Все клубы рисковали, но так сложились обстоятельства. Понятно, что Валерий Георгиевич был недоволен. Но мне кажется, что лучше не выражать так открыто свое недовольство. Все равно продолжение чемпионата — праздник для людей. Да, пострадала твоя команда, и я очень уважаю Карпина, но он не прав, так открыто критикуя руководство лиги. Такие вопросы должны решаться внутри, не публично.

— Худший матч сезона — с «Зенитом»?
— Думаю, с «Рубином».

— Почему?
— Мы лишились шансов занять второе место. В плане стратегии, задач клуба этот матч стал катастрофой.

— Но сама игра была не такая плохая.
— Игра забудется — результат останется. Мы чудом выкарабкались, могли попасть в Лигу чемпионов. Это нельзя было упускать ни при каких обстоятельствах. И для меня как для тренера такое стало очень большим разочарованием. И я не говорю про ошибки, которые привели к такому результату. Я не сомневался, что мы попадем в Лигу Европы. Но для ребят прыжок с пятого на второе место стал бы большим эмоциональным подъемом.

— Общались после матча со Слуцким? Не предъявляли ему за такой результат?
— Конечно общались. Но это же профессиональный спорт. Я очень переживаю за Леонида Викторовича, считаю его лучшим тренером за всю историю российского футбола. Умнейший человек, интеллектуал. Это образец, к чему мне надо стремиться. Я многому у него учусь.

— В памяти болельщиков все же матч с «Зенитом» — один из худших. Почему так произошло?
— Может быть, не угадали с составом. Не очень хорошо подошли в психологическом плане. Игра в определенном плане стала переломной. Если бы мы начали хорошо, то еще до «Рубина» могли бы решить задачу. Но сложилось как сложилось.

— Нынешний «Зенит» — недосягаем?
— Хорошая команда, обладающая хорошими и топ-игроками, у них большая скамейка запасных. У них реально по ходу матча приходит усиление. Но играть с ними можно. Мы же не смогли.

— Почему в старте вышел Васин, а не Магнуссон?
— Я высоко как тренер оцениваю Хердура. Он сильный игрок, причем не только как защитник, а как системный футболист в плане начала атаки. Магнуссон — опытный, с прекрасным первым пасом, опасен на стандартах. Но Васин тоже сильный игрок с большим опытом. Выбор трудный, и, возможно, на тот конкретный матч он был сделан неправильно. Но, повторюсь, задним умом все крепки.

— Васин «привозит» в каждом втором матче. Почему он до сих пор попадает в состав команды?
— Виктор — очень сильный игрок, потенциально сильный. Еще Дик Адвокат, с которым я поработал в сборной России, оценивал Витю очень высоко. В силу разных обстоятельств, причин так происходит. Я не готов дать оценку, почему. И надо понимать такую вещь, что травмы не обошли его стороной. Они очень лимитируют как с физической стороны, так и с психологической. И здесь, мне кажется, надо искать ответ именно в психологии. Но это личное дело самого игрока. В какой-то степени, в том, что происходит, есть и наша вина.

Но не надо винить Васина во всех бедах! Мы же видим верхушку айсберга, когда игрок забивает из-под Васина, и все вздыхают. Но ведь до Васина были еще игроки, эпизоды. И в данном случае что Васин, что Карпов — это стереотипность. Все винят их. Вот возьмем «Реал». Команде забивается гол, значит, виноват Рамос?

— Но ошибки Васина слишком бросаются в глаза.
— Согласен, они определяющие для команды, броские. Но мы можем говорить об ошибках игрока, а можем попытаться приложить все силы, чтобы продлить футболисту карьеру. Я склонен ко второму варианту. Посмотрим, что из этого получится.

— Стоило отдавать Чернова в такой ситуации?
— Приоткрою маленький секрет — Никита сам хотел уйти играть, и Гончаренко не стал его удерживать. И это правильно. Ему вначале было трудно тягаться с Березуцкими, затем с другими ребятами. Это же внутреннее состояние футболиста, он сам все хорошо чувствует.

— Как оцените игру Карпова в этом сезоне?
— Я буду необъективен — он мне очень нравится. Для его возраста и его важной позиции он провел больше хороших матчей, чем плохих. Мы должны дать ему определенную квоту ошибок, чтобы получить потом высококлассного игрока. То же самое, но чуть менее применимое было с братьями Березуцкими, когда они только начинали в сборной, а я заканчивал. Помню, как их критиковали, а Газзаев продолжал в них верить. Чем все закончилось, вы сами прекрасно знаете. Поэтому мы обязаны дать ему эту квоту ошибок.

— Однако после «Зенита» он так и не вышел в старте.
— Иногда надо жалеть футболиста и не топить его полностью. В матче с «Динамо», где я был исполняющим обязанности, он не мог играть. Но даже если бы мог, я бы его не поставил. Как бы я его ни поддерживал, в матче с «Динамо» он был склонен допустить еще одну ошибку. Нужно было остановить этот снежный ком, дать молодому игроку передышку.

— Многие вспоминают момент, как 31-летний Дзюба как от стоячего убегает от Карпова. Почему так происходило?
— Это вопрос психологии. Молодые ребята склонны играть вот так. Это футбольная болезнь всех молодых игроков. Сыграй еще 10 таких эпизодов, он бы не пропустил Дзюбу. Но именно в тот момент произошло так. Думаю, Вадим сделал для себя определенные выводы, и теперь Дзюба от него не убежит.

— Вы много говорите о проблемах с психологией. Про того же Чалова столько всего сказано. Почему тогда в ЦСКА нет спортивного психолога?
— Он не нужен. Любой квалифицированный тренер, который сам проходил через все это, лучше любого психолога. Что 100 лет назад, что сейчас одни и те же ситуации. И здесь вопрос — достучишься ли ты до игрока или нет. Молодой парень всегда все отрицает — и родителей, и старших, и тренеров. Если тебе удастся убедить футболиста, что надо делать так, а не иначе, то это удача.

Вопрос психологии не так актуален, просто мы с вами сейчас разговариваем этими терминами. Если говорить про Чалова, то я не считаю, что у него есть какие-то проблемы. На мой взгляд, он даже прошлый сезон провел качественно, забил восемь голов, сделал семь-восемь передач. Он же не может каждый сезон забивать по пятнашке, ему всего 22 года.

Мог ли он выступить лучше? Да, мог. У него был период, когда не реализовывал по три-четыре момента за игру. Но он же их имел! Значит, правильно открывался, находился в правильной позиции. Разучиться забивать он не мог. Значит, вмешивались внешние факторы. Возможно, банальная неудача. Я верю в футбольного бога и знаю, что приметы работают. От удачи тоже много зависит, в том числе вся карьера.

— Год назад Федора в последний момент не отпустили в «Кристал Пэлас». Это не надломило его?
— На мой взгляд, на него это повлияло. Он жил ожиданием перехода. Любой человек в ожидании праздника на позитиве, окрылен. А потом, когда говорят, что праздник отменен, то человек впадает в уныние. Кто-то больше, кто-то меньше, зависит от характера. Это не хорошо и не плохо, все люди разные. Думаю, для него это тоже аукнулось. Я очень высоко оцениваю Чалова. Он умеет принимать нестандартные решения.

— Возвращаясь к матчу с «Зенитом». Правда, что Гончаренко в перерыве игры сказал футболистам — «Вы меня не слышите!»?
— На этот вопрос лучше ответит Виктор Михайлович. Но лично я не слышал. Я был погружен в свои определенные раздумья. Но если бы это была ярко-выраженная фраза, я бы услышал. Возможно, он ее произнес в каком-то контексте. Тренер произносит тысячи слов в перерыве.

Но из-за того, как ситуация сложилась, к этим словам прицепились. А так никто бы не обратил внимание. Я не могу сказать, что Гончаренко как-то вел себя по-другому. Мы пытались изменить ситуацию на поле. Он сделал все, что мог с профессиональной точки зрения.

— Что было после матча? Был ли какой-то диалог с тренером?
— Нет. Я просто пошел на пресс-конференцию. Это все, что я могу сказать.

— Вас удивила вся ситуация, которая происходила после матча с «Зенитом» и всю следующую неделю?
— А что именно вы имеете ввиду?

— Что прошел матч с «Зенитом», а на следующий день вы уже и.о главного тренера.
— Если бы я не был готов, то удивился бы. Но я опытный тренер, понимаю, что возможны разные ситуации, и всегда готов выручить и взять на себя такую ответственность. Принципиально для меня ничего нового не произошло. У меня была с одной стороны простая задача, а с другой — сложная. Я понимал, что я главный ненадолго. Я предполагал, что Гончаренко вернется. Поэтому спроса с меня особенного не было.

Но сложно было в том плане, что как тренер я должен был вывести ребят из того состояния, в которое они впали. И не просто вывести, а еще заложить некую базу на следующие игры. И я очень рад, что потом пошли победы. Может, прозвучит немного эгоистично, но я нормально сработал те восемь дней, что мне дали. Я не разрушил то, что было, а возможно даже улучшил. Я многое понял о себе в те дни. Например, что Клопп занимает не свое место в «Ливерпуле» (смеется). Благодарен всему штабу — с Александром Ермаковичем и Виктором Онопко мы проделали колоссальную работу, и я рад, что по всем ключевым вопросам наши мнения совпадали.

— За эти восемь дней не появилось желание поработать самостоятельно?
— Оно и не исчезало. Но когда ты находишься на своем месте, а я на своем месте на данный момент, идти куда-то в иллюзорные перспективы не вижу смысла. Что может тренер Овчинников изменить в условной команде «Икс», еще и не гранде, если у нее нет каких-то конкретных задач? Наверное, немногое.

Когда ты молодой, ты готов взяться за любую работу, у тебя много идей и бесшабашных мыслей. Ты в каком-то смысле еще игрок. А потом тебе становится неинтересно от твоей работы, если ты не видишь выхлопа. Возможно, какие-то игроки потом попадут в сборную, куда-то перейдут, но мне этого мало. Мне хочется работать с топ-клубом, но я понимаю, что шансов немного. С одной стороны, меня это расстраивает. Но я давно к жизни отношусь философски. Значит, так надо.

— Как реагировали на слухи, что вы останетесь главным до конца сезона?
— Значит, работал бы дальше. Я привык к слухам за свою карьеру и не обращаю на них внимания.

— Как ребята в команде отреагировали на отъезд Гончаренко и ваше временное назначение?
— Состояние у команды было не очень хорошее после такого крупного поражения. Оно ударило по психологии. Первые два дня было очень тяжело. И мне было тяжело, но пришлось внутри себя найти силы. Считаю, что весь тренерский штаб сработал великолепно.

Я много разговаривал с ребятами, с лидерами, не мог не учитывать их мнение относительно перспектив. Мне была нужна их честная оценка изнутри коллектива. Меня так учили, что игрок видит многие ситуации лучше, чем тренер. Считаю, что я получил необходимую информацию и воспользовался ей правильно.

Я немного наступил себе на горло. Мое кредо как тренера — футбол в стиле Клоппа, чуть бесшабашная игра с высоким прессингом.

— Матч с «Динамо» показал обратное.
— Мне пришлось выбрать из двух зол. Я понимал, что если сыграть в тот футбол, который я хочу видеть, мы проиграем. Если в другой, то есть шанс. И мы могли выиграть, забей Влашич свой момент при не самой яркой игре. С другой стороны, как правильно оценивать матч? Бердыева за неяркий футбол восхваляли, а Овчинникова ругают. Моя задача была — не проиграть. И только это позволило бы выйти из той ситуации, в которую мы попали. Без этой ничьи не было бы следующих побед.

— Все решения по составу и тактике на матч с «Динамо» принимали лично вы, не советовавшись с Гончаренко?
— Да. Виктор Михайлович был вне связи. Зато постоянно был на связи с генеральным директором Романом Бабаевым, который буквально каждый день интересовался обстановкой в команде. Важно, что в этот непростой период и председатель совета директоров Максим Орешкин, и президент Евгений Гинер проявили повышенный интерес и выразили поддержку команде и штабу. Да и в целом наш клуб отличает от многих других, что руководство всегда рядом с нами, и нет внутренних распрей. Плюс они проделывают огромную работу, и вы сейчас видите ее плоды — спонсоры, трансферы и так далее.

Алексей и Василий Березуцкие тоже активно помогали. Сейчас Василий вообще вошел в тренерский штаб. Их возвращение в новом качестве очень многое дало клубу, с их опытом и их значимостью для ЦСКА они сделают, и уже делают много положительного.

Правильные или неправильными были решения, не мне судить. Руководство доверилось мне. А ты лишь должен быть всегда готов подставить плечо, ситуации разные бывают. Естественно, я советовался еще с другими членами тренерского штаба.

— Давайте про состав. Почему вы решили впервые поставить в старте Марадишвили?
— Все началось еще с зимних сборов в Кампоаморе. Он прошел все сборы с нами, и выглядел очень сильно. Он стучался в стартовый состав всеми руками и ногами. Но в силу разных обстоятельств мы не предоставили ему такой возможности.

Я его очень высоко ценю как футболиста. И на матч с «Динамо» мне нужен был игрок в центре поля, такая собака а-ля Гаттузо. И только в нем я увидел, что он может закрыть позицию. Я с ним много общался и понял, что он готов. Таким образом, мы немного развязали руки Ване Облякову. Считаю, что это сработало. Раз Виктор Михайлович и дальше стал ставить его в старте, значит, все было правильно.

— В чем его сильные качества?
— Он показывает большой объем работы, особенно беговой. Он пробегает за матч на уровне мировых звезд, по 13 километров, показатель запредельный. Причем работа скоростная, он выигрывает до 90 процентов единоборств, это европейский уровень. Единственный минус, который я вижу на сегодняшних день — отсутствие креативности, последнего паса, создание момента для партнеров. Но давайте не забывать, сколько ему лет, у Саши Головина тоже не сразу все получалось. Игрок должен попасть в некую среду, чтобы перейти на новый уровень. Вижу его перспективы очень хорошими.

— Он сильнее Бистровича?
— Никогда публично не сравниваю футболистов. Каждый имел свой шанс. Кристиан молодец, многие матчи сыграл достойно, помог команде. Но сегодня Марадишвили выиграл конкуренцию.

— Вы также вернули в основу Щенникова.
— Передо мной была дилемма. Я решил сыграть в оборону, обезопасить свои ворота. Думал, что один гол сможем забить, имея хороших игроков впереди. Я работал с Адвокатом и Капелло, и научился у них, что иногда нужно ставить пять классических защитников. Поэтому выбор пал на Щенникова.

У него была проблема с рукой. Я долго разговаривал с ним перед матчем. И когда я понял, что он хочет сыграть и помочь, я принял решение. Георгий классно провел последнюю часть сезона. К нему нужен особенный подход, с ним надо уметь разговаривать. Он всегда требует поддержки.

— Но ведь ему уже под 30 лет.
— Не важно. Одного ты можешь мотивировать лещами, другого добрым словом, третьего полным игнорированием, четвертому рассказывать анекдоты. Это как раз к вопросу о тренере-психологе. Но только ты сам должен через это все пройти, получить ту долю ошибок, чтобы потом все знания отдавать игрокам. Мне показалось, что Щенников услышал меня.

— Первый разговор с Гончаренко был только после матча с «Динамо»?
— Он был на матче, но не заходил в раздевалку. Я знал, что он на матче, но до игры он был вне связи. Первый раз пообщались уже на базе через день после «Динамо». Он сказал, что все по делу, все правильно. Поддержал выбор состава и тактики. К следующему матчу мы провели несущественные изменения — поменяли позицию Влашича.

— Как отреагировали игроки на возвращение Виктора Михайловича?
— Это вы спросите у игроков, они лучше скажут. Но сама ситуация щекотливая, что тут скрывать. Каждый отреагировал по-своему. Иногда люди делают вещи не совсем разумные. Можно отмахнуться от человека, а можно помочь. Я считаю, что мы должны помогать, на то мы и друзья, помощники. Гончаренко хороший товарищ, готовый всегда прийти на помощь. Все мы совершаем ошибки, и это и есть жизнь.

— Кто из игроков в последнее время прогрессировал больше всех?
— Помазун. Вы видели его блестящие матчи в Лиге Европы, в Кубке.

— При этом тягаться с Акинфеевым сейчас не способен никто?
— С Акинфеевым только я мог тягаться в первую его тренировку, когда ему было 16 лет. На второй он уже был сильнее меня. Когда Игорь будет заканчиваться свою карьеру, ни один вратарь потенциально не сможет с ним сравниться. Он обладает гиперталантом, который позволяет 20 лет играть на высочайшем уровне. Любой тренер РПЛ назовет его лучшим вратарем. Когда бьют по нашим воротам, никто не пугается, а когда кричат «гол» — мы удивляемся. Самая высокая оценка игры вратаря — когда игроки и тренер не поворачивают голову во время удара.

Игорь фундаментален для ЦСКА. Он несет не только игровую, но и социальную нагрузку. Когда он закончит играть, это будет реальная потеря, которую восполнить будет невозможно, даже если взять вратаря такого же уровня. Именно его имя гипнотически действует на соперника. Это бренд. Он прям потрясающий человек и друг.

— Как тогда быть вратарям, которые за ним?
— Никак. Или уходить, или сидеть. Чепчугов сидел восемь лет, Помазун решил уйти в аренду.

— Кто еще, кроме Помазуна, прогрессировал?
— Марадишвили, Карпов. Прогресс налицо, но он начал играть только в Лиге Европы осенью. Он вышел против «Лудогорца» и сыграл, несмотря на результат, достаточно качественно. Он выиграл 97% единоборств.

— При этом продолжают говорить, что Чалов, Обляков и Ахметов перестали прогрессировать.
— Я не согласен. Есть журналисты, болельщики и профессионалы. Последние ориентируются на статистику, опыт, свои знания. Все остальные оценивают от результата. Когда мы играли в ноябре с «Крыльями Советов» и Влашич забил победный гол, это была ужасная игра. Но многие сказали: «Фантастика, просто суперигра!».

А потом сыграли с «Уралом» 1:1. Говорили, что это катастрофа, а по мне игра была хорошая. Когда проанализировали статистику, это была лучшая игра ЦСКА в сезоне по созданию моментов, общему объему работы. Топовая игра, 25 ударов нанесли!

Ахметов, Чалов и Обляков уже опытные игроки. Они давно выросли, куда им расти. Им по 22-23 года уже, это сформировавшиеся игроки. Сезон на сезон не приходится, пройти одинаково все года нельзя. Может, первый сезон был яркий, второй чуть хуже, как у Феди, но в следующем он, может, 30 забьет.

— Кучаев после травмы очень тяжело возвращается?
— У него была очень серьезная травма и то, что он вышел на свой уровень, делает ему честь. Он очень-очень много работал. Я понимал, что, может, у него ничего не получится. Но он смог. Для него это много значит.

— Фернандес — один из лидеров ЦСКА. Почему он не уехал?
— Насколько знаю, предложения были, но он сам не захотел уходить. Марио очень предан ЦСКА, ему комфортно. Есть игроки, которым комфорт дороже иллюзорных перспектив. Своя команда, свои игроки. Он чувствует себя здесь хорошо, раскрывает свои лучшие стороны. Не факт, что в другой команде он будет играть так же ярко.

— Марио все-таки выучил русский?
— Да. В команде разговаривает на русском: «здравствуйте» и «до свидания». Марио вообще не очень разговорчивый, он обходится буквально тремя словами. У нас много испаноговорящих, я говорю по-португальски. У Марио нет надобности изъясняться по-русски все время.

— У Марио было семь сотрясений мозга. Не страшно за него каждый раз, когда идет в борьбу?
— Страшно! Мы пытаемся его беречь в тренировках, но он очень самоотверженный. Для него футбол — это смысл жизни, влезает во всю борьбу. Поэтому он и Марио Фернандес.

— Этим летом в ЦСКА мог вернуться Вагнер. Обидно, что он так и не появился?
— Возможно, он бы нам помог, но руководителям виднее. Это игрок высокого уровня, вне зависимости от возраста. Мы бы нашли ему применение. Куда важнее то, что он лидер по характеру и мог бы многое дать в раздевалке и на тренировках. Как бы рядом с ним тренировались наши молодые ребята и сколько бы получили даже за полгода!

— Влашич для ЦСКА — это полкоманды?
— Открою секрет, полкоманды для ЦСКА — это Игорь Акинфеев. Никола — очень хороший, креативный футболист. У него есть минусы, которые он превращает в плюсы во время матчей.

— Это вы о чем?
— Не самая сильная его сторона — это оборона. Он хочет всегда креативить, находиться впереди с мячом. Иногда не успевая в оборону при переходе мяча он оказывается в позиции нападающего, и хорошо атакует. То есть минус превращается в плюс.

— В случае ухода Влашича игра команды развалится?
— Конечно нет. Тем более, мы его просто так не отпустим.

— Как вам Гайч?
— Он молодой пацан. Аргентинцы топовые, у них ментальность очень близка к нашей. Без интриг, прямые. Думаю, ему будет легко войти в коллектив. У нас много ребят его возраста. Что касается игровых качеств, пока оценивать рано. Понятно, что мы смотрели и остались довольны в плане перспективы, но время покажет.

— В прошлом году ввели систему VAR. Как к ней относитесь?
— Положительно, но за некоторым исключением. Некоторые вещи я бы убрал. Если эпизод доигран — все, я бы матчи не останавливал. Невозможно через пять минут отменять гол и назначать пенальти. Футбол — это эмоции. Игрок забивает гол, все радуются, а через пять минут выясняется, что гола нет. Это не спортивный принцип. Команда тут же падает, а соперник может этим воспользоваться. Футбол — это консервативная игра и судейские, игровые и тренерские ошибки составляют ее часть. Если судья не пошел сразу смотреть эпизод, отменять нельзя.

VAR смотрится глазами человека, поэтому это все условно. Хотя какие-то удары исподтишка, серьезные травмы — это все должно наказываться, пусть даже отложенным штрафом. В Англии даже до VAR после тура, если видели подобные ситуации, назначали дисквалификации.

— Есть хорошие судьи в России?
— Они все нормальные, все делают свою работу. Дело вкуса. Мне очень нравится Кирилл Левников, его манера принятия решений, а вот Сергей Лапочкин — нет. Хотя он топовый судья, с отличным понимаем правил. Журналисты спрашивают: «А почему вы не играли агрессивно?», а потому что что мы не можем. Но мы должны это уважать, это просто манера судейства. В еврокубках потом, конечно, сложно. Там другой уровень, другая интенсивность.

— Многие критикуют календарь. Как он вам?
— Не самый плохой, раз два матча мы начинаем с не топовыми командами и в Москве. Все всегда критикуют календарь, потому что всегда можно найти, что тебе в нем не нравится. Всем угодить нельзя. Календарь и календарь, он уже есть. Если хочешь решить большую задачу, веришь в себя и свою команду, должно быть все равно. Мы должны идти к цели, несмотря ни на что.

— А с точки зрения интенсивности? Всегда аргументируют, что в Англии и так играют два раза в неделю, но в России-то к этому не привыкли.
— На самом деле, они не играют два раза в неделю. Это стереотип. Когда у них добавляются Boxing Day и Кубки, они не играют все матчи основными составами.

Мы тоже можем ввести Boxing Day и играть два раза в неделю, но посмотрите: Клопп говорит, что это безумие и что он не может выхолащивать своих футболистов, Сульшер жалуется, Моуриньо говорит, что за 12 дней пять матчей сыграли. Нам же футболистов жалко. Хорошо быть «Манчестер Юнайтед», у которых 25 футболистов одинакового уровня, а какого быть условной «Уфе»?

Алина Матинян, Павел Гуревич
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить