Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Гинер — про Влашича, деньги, помощь Усманова и будущее Марио Фернандеса

Много интересных ответов.
После очередного заседания исполкома к журналистам вышел президент ЦСКА Евгений Гинер. Сначала Евгений Леннорович отвечал на вопросы о важных решениях, принятых сегодня, а потом рассказал и о ситуации в своём клубе на данный момент.

О лимите

— Мы выработали схему, которая будет самой удобной и лучшей. Дальше будем двигаться в этом направлении. Насколько я знаю, в мире лимита на легионеров не существует. Хотя да, есть на Украине и в Китае.

— Через сколько сезонов это поменяется?
— Принято решение на сезон-2020/21, опробуем и посмотрим, как клубы будут действовать. Я часто спорю на такие вопросы, хотя у нас в команде больше всех русских футболистов. Я мало обращаю внимание на это, но, думаю, конкуренция должна быть. Русский паспорт не должен давать приоритета — ни финансового, ни в зарплатах, ни в трансферных ценах.

— Этот лимит повысит качество легионеров, которые приезжают в РПЛ?
— Этот лимит не повысит. Нужно вводить вопрос не какое количество приедет, а какое качество. Что игрок должен играть за сборную, например.

— Решение было принято единогласно?
— Это сложный вопрос. В исполкоме из клубов – я и Галицкий. Не знаю, какие ещё клубы как проголосовали.

— Ваше отношение к лимиту?
— То, что будет слишком много россиян, – это хорошо. Если они, конечно, качественные и сильные. Я, как хозяин клуба, хочу быть конкурентным и в чемпионате, и в Лиге чемпионов или Лиге Европы. Это прославление российского футбола, но это и очки в корзину страны.

Мы не отличаемся от немцев, испанцев, французов, итальянцев. В Бразилии так называемого лимита на легионеров не существует. В такой хоккейной стране, как Канада, лимита на легионеров не существует. Хочешь — играй десятью русскими, хочешь — десятью шведами, или сколько там.

— А что касается юношеских команд?
— В юниорской лиге тоже это всё должно быть. Нельзя перегибать палку. Сейчас уехал мальчик, не мог здесь играть. Родители с видом на жительство — играть запрещено. Иностранец. Мальчишка потрясающий, думал, что он вырастет в большого футболиста. И что? Есть грань — иностранцы или люди с видом на жительство.
Я за то, чтобы в юношеской лиге иностранцы не играли никогда, только такие, которые ждут вида на жительство, гражданство. У нас гражданства нужно ждать 8 лет. Получил гражданство через 5, и что, ему 5 лет не тренироваться и не играть? Мы теряем российского игрока. Зачем? Такие вещи нужно смотреть.

У четырёхкратных чемпионов мира, немцев, никакого лимита. Испанцы — никакого лимита. Итальянцы — никакого лимита. Испанцы из третьих стран имеют право в год три человека заявить, итальянцы — одного. Десять лет собирай — играй десятью.

Почему именно 8 человек ограничение? Не 9, не 6? Не нужно ограничивать, нужно растить. Здесь вопрос в методологии детских юношеских школ. Почему у немцев нет ограничений? Потому что у них резервистов растят грамотно. Если у меня будет свой хороший игрок, я в жизни не куплю иностранца. В своё время я потратил на аргентинца Феррейру 3 с чем-то миллиона. А Юру Жиркова я купил за 300 с чем-то тысяч. И Юра был сильнее. Я только головой мог биться об стену, что идиот был. Не потому что лимит.

О расширении РПЛ, приглашении клубов из других стран и Кубке России

— Как идёт процесс по расширению РПЛ?
— Моё субъективное мнение – это надо делать обязательно. Мы играем очень мало матчей, то, что обсуждается в прессе… Вы начинаете перемывать кости, дескать, и так плохое финансовое состояние. Но вы бы хоть спросили у Александра Валерьевича Дюкова. А у нас, возможно, было бы желание пригласить какой-то белорусский клуб, казахский или армянский. Сегодня вот шотландские клубы или из Уэльса играют в АПЛ по такому типу. Это состоятельные нормальные клубы.

— Крымские клубы хотели бы видеть?
— Да мне какая разница, пожалуйста, но разве там есть состоятельный клуб?

— Ну, можно его создать, вложить деньги.
— А я думаю, что можно разогнать облака. Вы деньги вложите?

— Вполне.
— Ну вот, вы вложите деньги и сделаете шикарный крымский клуб. Мы с удовольствием возьмём этот состоятельный клуб в РПЛ, пусть он конкурирует с топ-клубами в России.

— В будущем возможно, что клубы из-за рубежа будут у нас играть?
— Мне кажется, что да. Мы хотели тогда сделать Россия-Украина, а это немного другое. Это как АПЛ, есть Великобритания, но там отдельные клубы из разных стран играют в АПЛ. Это не возврат чемпионата СССР. Правильно, если поднять два клуба из ФНЛ, то начнётся непонятно что, я согласен с этим. А здесь есть «Арарат», например, из Еревана — хороший клуб с финансовыми возможностями. Есть «Кайрат», «Астана», в Белоруссии команда… Там, где есть частные хозяева, чтобы не подтягивать бюджетные клубы. Это надо сделать не ради того, чтобы сделать, а чтобы расширить количество матчей – будет интереснее, будет лучше квалификация, а ребята с большим количеством игр будут квалифицированнее.

— Систему VAR вы обсуждали?
— А что её обсуждать? Приняли уже до этого, что надо вводить.

— А кто её будет вводить? Говорили про «Матч ТВ»…
— Кто конкретно, я не знаю, будет РФС подписывать всё. Это конкурс, нужно выбирать того, кто даст не 100 рублей, а 120.

— Конфликта интересов не будет?
— Не думаю. Значит, «Матч ТВ» будет ещё большую цену давать.

— По расширению РПЛ вы затронули финансовую тему. Но количество матчей в Кубке тоже большое…
— Я сегодня поднял вопрос о том, что, может, примем решение на этот год, что с 1/8 финала будем проводить два матча. Пока отложили этот вопрос. Может, на бюро или на следующем исполкоме примем решение. Если мы хотим повысить уровень Кубка, то надо делать именно так, а не убирать матчи. У нас есть время.

— В предстоящем сезоне будет по одной игре?
— Почему? Может, и по две. Как примем.

— Когда будет большее количество клубов, как это вместить в наш календарь?
— Неудобно отвечать вопросом на вопрос, но сколько команд в любой из лиг большой пятёрки?

— От 18 до 20.
— Шикарно. Какой там климат?

— В феврале играют…
— В Италии можно играть в феврале, а в Германии погода как в Москве. И мы должны играть, как и они. Надо сделать инфраструктуру. Мы нашли вот систему с инфокрасным обогревом, и людям при «минус 10» не так плохо, ощущается, как «минус 3». А что такое для нашего человека минус три? Абсолютно нормальная погода, она и в Европе такая. Если какой-то матч попадёт на катаклизм, снег или мороз, то можно перенести.

Когда слушаю поборников системы «весна-осень», то у меня возникает вопрос: «30 ноября 30-й тур всегда тепло, а если 30 ноября 15-й тур – то холодно?». Предположим, что холодно, но можем тогда перенести и не играть, а 30-й тур как перенесёшь? Мы все помним, как вся страна ждала, когда чистили стадион «Торпедо» перед матчем ЦСКА — «Спартак», и перенести игру нельзя. Было интересно! Возьмите себя: если вы постоянно делаете что-то, то вы лучше это делать начинаете, чем если делаете изредка?

У нас большинство команд играют 31 матч, это очень мало. А зарплатку-то платим не за 30 матчей, а как положено, особенно за красные паспорта с лимитом и со всем остальным. Да, у меня ребята играют в сборной и в еврокубках, получается больше игр. А так все клубы с удовольствием будут играть 34 матча при 18 командах, плюс Кубок, который обезличивается. Чтобы мы не посылали в Хабаровск перед Лигой чемпионов и тренер не думал: «Да пошлю я в Хабаровск молодёжь». А с двумя играми будет спокойнее.

О трансфере Влашича, Фернандесе и ЦСКА в целом

— Как состояние Дзагоева?
— Я надеюсь, что он восстановится, выйдет опять на свой уровень. Это игрок сборной России, все знают его, поэтому клуб не собирался его бросать, зная, что у него травма. У нас семейный подход ко всему.

— Тяжело было подписать Влашича?
— Нет, у нас дружеские отношения с «Эвертоном». Я считаю, что хозяин «Эвертона» тепло относится к нам, даже условия нам дал особые.

— Уйдёт ли из клуба Марио Фернандес?
— Он никуда не уходит. Мы его не продаём. Он остаётся в ЦСКА. А разговоры должны быть обязательно всегда. Каждый год появляются разговоры, что у Гинера в левом и правом кармане закончились деньги, что клуб почти развалился. В том году были разговоры, что команда поменялась, потому что нет денег.

— Остались деньги, Евгений Леннорович?
— Ну так, ещё чуть-чуть.

— У Бекао в ЦСКА обратной дороги нет?
— Почему нет? Он же у нас в аренде. Придёт он дальше или нет? Не знаю. Вопрос в другом. Сделайте анализ, что эпоха закончилась. Ребята, которым по 37, по 39 лет, — они должны уйти. Не может быть всегда одно и то же. Тренер со мной согласен. Не может 18-летний и 37-летний футболисты играть на одних скоростях, в один футбол играть. Мы поменяли всё! То же самое обсуждение было: у Гинера закончились деньги, вылетят они или в стыковых матчах сыграют.

Потом начали обсуждать, станем ли мы чемпионами или не дотянем чуть-чуть. Вы забыли про тот факт, что надо когда-то меняться и потом опять уходить в 10-15 лет. В европейских лигах зарабатывают другие деньги. У них есть возможность менять по 7-8 футболистов, покупать Неймара за 200 миллионов. Это виртуальные деньги, чтобы не платить налоги, они одного продают, другого покупают, один тренер уходит – другой приходит. У нас это должно быть эпохой, потому что у российского футбола другие заработки. Сейчас мы собрали молодую команду.

— По поводу Влашича были слухи, что Усманов как-то помог договориться. Это так?
— Да, он нам очень помог. Хозяина «Эвертона» я знал как раз через Алишера Бурхановича. Мы втроём всегда общались. Усманов – очень близкий мне человек, он всегда помогает мне во всём, что бы я ни попросил. Фархат пошёл нам навстречу.

— Какая задача стоит перед ЦСКА?
— Всегда одни и те же. Завоевать чемпионство и выйти в плей-офф еврокубков. В прошлом сезоне было тяжело, но я считаю, что команда играла хорошо, просто была совсем молодая. Неопытность прослеживалась: когда надо было подержать мяч, они рвались вперёд. Сейчас поднабрались опыта, дальше сделаем команду хорошую. Глобальная задача ЦСКА — дойти до полуфинала Лиги чемпионов. Не в этом сезоне, понятно. Но мы сделаем команду, может, ещё усилимся. У нас подрастают свои хорошие ребята.

Андрей Панков
Поделиться:
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть
Запинить