Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Первые всесоюзные (1936-1941)


С 1936 года в СССР вместо всесоюзных турниров сборных команд городов начали проводиться соревнования команд добровольных спортивных обществ профсоюзов и ведомственных спортивных обществ на первенство страны. Традиции ломаются непросто. В первом сезоне, как и прежде, было проведено два чемпионата — весенний и осенний. Соревнования проходили по двум группам — «А» и «Б». Команда ЦДКА как чемпион столицы, естественно, была включена в группу «А» (высший эшелон).

Дебют армейцев в чемпионате страны состоялся 23 мая 1936 года на стадионе ЦДКА в Сокольниках. Первый матч принес первую крупную победу. Ленинградская «Красная заря» была разгромлена — 6:2. Счет открыл на 17-й минуте Иван Митронов. Еще четыре мяча провели Шелагин, Щавелев и Рязанцев (2), а еще один, шестой, в свои ворота — ленинградец Карев. Состав ЦДКА: Сергей Леонов — Владимир Саванов, Константин Лясковский — Петр Зенкин, Константин Малинин, Евгений Никишин — Иван Митронов, Евгений Шелагин, Константин Рязанцев, Александр Щавелев, Петр Петров.

Руководство ЦДКА и Политуправления Красной Армии, видимо, решили, что лидерство армейской команды обеспечено на долгие годы вперед и, переключившись на другие виды спорта, ослабили внимание к футболистам. Из команды один за другим стали уходить большие мастера — Семичастный, Шелагин, Рязанцев. Далеко не все молодые футболисты, призванные в армию, воспринимали ЦДКА как родной клуб и играли по настроению. Не укреплялось и непосредственное руководство командой. Замечательный в прошлом защитник ОППВ-ЦДКА и сборной Москвы Павел Халкиопов совсем не обязательно должен был стать таким же удачливым тренером. Он им и не стал. В трех первых чемпионатах страны армейцы Москвы в 29 матчах одержали семь побед, дважды сыграли вничью и потерпели 20 (!) поражений при разности мячей минус 41 (40-81). Более того, осенью 1936-го и в следующем 1937 году команда оказывалась на последнем месте и должна была по спортивным показателям покидать высший эшелон. Для того чтобы сохранить лучшую команду Красной Армии «на плаву» и хоть как-то исправить ошибки армейского футбольного руководства, пришлось оба раза менять систему розыгрыша чемпионатов СССР. Сначала добавили одно место в группе «А», а в 1938-м и вовсе утроили количество команд.

В армейских «верхах» наконец поняли, что дальше будет хуже. Перед четвертым чемпионатом СССР (1938 год) команду возглавил новый тренер, знаменитый защитник сборных Москвы и СССР Михаил Осипович Рущинский. Обладая большим авторитетом в футбольных кругах, новый тренер потребовал у руководства срочного усиления команды. Накануне сезона в команде появились высококлассные игроки — Петр Щербатенко, Алексей Базовой, Андрей Протасов, Александр Абрамов.

Но, несомненно, главным событием в формировании новой команды стал приход на место левого крайнего нападающего Григория Федотова — человека, которому судьбой было предназначено навсегда стать символом армейского футбола. В первом же своем армейском сезоне Федотов стал не только лучшим бомбардиром команды, но и подлинным ее лидером.

Григорий Иванович родился, вырос и начал играть в футбол в подмосковном «текстильном городке» Глухово (позже — включен в территорию Ногинска) и оттуда пришел в команду «Металлург» столичного завода «Серп и молот», к тренеру Борису Аркадьеву. По Москве пополз слух, что у металлургов появился чудо-игрок. Причем толковали о нем не только болельщики.

«...Как-то, обмениваясь со мной мнениями о делах футбольных, — вспоминает Андрей Старостин, — один из известных футболистов упомянул имя игрока, появившегося у них в клубе «Серп и молот», назвав его «восходящей звездой». «Одним словом, талант милостию божию, — заключил он, — сходите и посмотрите». Вскоре я «пошел и посмотрел». В восторге я уходил со стадиона. Его пробудил восемнадцатилетний мальчишка из подмосковного Глухова. Всему, что он делал на поле, его не мог научить никакой тренер. Он обладал абсолютным футбольным слухом. Наставники здесь ему были не нужны. Наоборот, они могли у него научиться тому, как бить мяч, как его вести, останавливать или передавать с ходу. Какую, когда и где занять позицию во время атаки или обороны. Как продолжить, развить наступление: путем ли индивидуального вторжения или длинной передачей. Наносить ли удар с ходу или, чуть заметно обработав мяч, с ювелирной точностью отпасовать его для удара партнеру. Наблюдая в этот раз за игрой Федотова, я увидел дважды примененный им прием, который показался выполненным случайно, настолько он был сложным, чтобы считать его постоянным тактическим оружием футболиста. Он дважды, как говорят, замыкал прострельную передачу с правого фланга ударом головой, находясь в низком, лучше сказать, бреющем полете, горизонтально вытянувшись в 20-30 сантиметрах над землей. Первый мяч попал в боковую стойку. А второй влетел в сетку ворот. Это было маленькое футбольное чудо. Совершенство технического мастерства и тактического расчета. Это была демонстрация чувства футбольного ритма, учтенного в сотых долях единиц времени, пространства и движения. В то время как его партнер по команде Вадим Потапов от центра поля по правому флангу стремительно продвигался с мячом в ногах к воротам противника, Федотов синхронно двигался по левому флангу. Он точно учитывал скорость партнера, наблюдая за мячом. Кроме того, ему нужно было взвесить затраты времени Потапова на замах, дальность полета мяча и определить место стыковки с ним для нанесения удара по воротам. И что важно — не попасть при этом в положение «вне игры»! Правильное решение заключалось в одном: ударить по мячу нужно головой, находясь в горизонтальном полете вперед. И как мастерски, артистически непринужденно он исполнял этот труднейший заключительный аккорд своей небольшой футбольной симфонии! И это не было случайностью. В дальнейшем любители футбола не раз становились свидетелями подобных федотовских концовок в футбольных баталиях самого высшего уровня.

После матча я зашел в раздевалку. Мне хотелось посмотреть на любимца местных зрителей. За время игры я убедился в его уже тогда проявившемся прямо-таки магическом влиянии на настроение трибун. Как только мяч попадал к Федотову, среди зрителей начиналось оживление: «Гриша... Гриша... Гриша!..».

Так, до прихода в раздевалку, я уже знал, как его зовут. Меня заинтересовал этот человек, его манера держаться вне футбольного поля, лицо, речь, жесты. Виновника моего любопытства я увидел сидящим в углу. Он, стягивая с ног гетры и аккуратно расправляя рукой, укладывал их в небольшой чемодан. Внешне он походил на сельского паренька с простодушным выражением лица, словно только что сошедшего с картины художника-передвижника. Русые волосы с упрямым «петушком» на макушке, с небольшой падающей на лоб челкой, синие глаза, чуть утолщенный книзу нос и мягко очерченный рот с пухлыми губами делали его лицо обаятельным. Его и называли все не Григорий, не Гришка, не Гришуха, а только Гриша. Он молча, степенно складывал свои доспехи в чемодан и, уйдя в это занятие с головой, не проронил ни одного слова. Потом, взяв полотенце, неторопливой крадущейся федотовской походкой двинулся в душевую.

Ему было восемнадцать лет, а он уже заставлял на себя смотреть как на феномен. Между тем его фигура ничем феноменальным не отличалась. Среднего роста человек, с нормально развитыми ногами, с чуть заметным утолщением в коленках и с широкими, как принято говорить, медвежьими ступнями. Но что это были за ноги! «Лучшие ноги страны», — как говорил известный в то время массажист Владимир Иванович Никулин».

Результаты перестройки в команде не замедлили проявиться. ЦДКА, одержав 17 побед в 25 матчах, занял второе место в чемпионате СССР, отстав от «Спартака» на два очка. Григорий Федотов забил в 22 играх 19 мячей.

В тот год ветеран ОЛЛС-ОППВ-ЦДКА Евгений Никишин был первым из армейских футболистов удостоен звания «Заслуженный мастер спорта СССР». Успех не был случайным. В следующем, 1939 году армейцы снова оказались в призовой тройке. В нападении, на месте правого инсайда появился еще один бомбардир из «Серпа и молота» Сергей Капелькин, из «Динамо» пришел Алексей Гринин, на долгие годы застолбивший за собой правый край атаки и славу самого жесткого и непримиримого из пятерки форвардов. Закрепились в составе игроки обороны Алексей Калинин и Григорий Пинаичев. Именно с этого сезона формой армейского клуба стали красные футболки со звездой и синие трусы.

Константин Жибоедов, с воспоминаний которого мы начали наше повествование, также получил высшее спортивное звание «Заслуженный мастер спорта».

В шестом чемпионате Союза (1940 год) тренером армейцев стал Сергей Бухтеев — один из первых советских теоретиков футбола. В команду пришли вратарь Владимир Никаноров из команды Мясокомбината и правый полусредний Валентин Николаев из «Локомотива». Заслуженным мастером спорта в 1940 году стал 24-летний Григорий Федотов.

ЦДКА был в группе лидеров почти до конца, но поражения от главных соперников — динамовских команд Москвы и Тбилиси и от «Спартака» оставили армейцев за чертой призеров.

Анализируя итоги сезона, специалисты наряду с яркой игрой лидеров команды Лясковского, Виноградова, Федотова, Гринина, Капелькина — игроков сборной Москвы — отмечали слабости обороны, изъяны в физической подготовке. Несмотря на некоторое снижение результатов, нарком обороны наградил Алексея Гринина и Григория Федотова именными золотыми часами.

Перед началом сезона 1941 года команда ЦДКА получила наименование «Команда Красной Армии». Получила она и нового тренера. После нескольких первых туров С.В. Бухтеев, не нашедший общего языка с тогдашним начальником ЦДКА бригадным комиссаром Н.И. Пашой, уступил место Петру Ивановичу Ежову, тренировавшему до этого сборную Ленинграда, известному в прошлом защитнику, заслуженному мастеру спорта, игроку сборной команды страны. Начальство приняло решение, смысл которого надо было понять так: армейским спортивным коллективом может (и должен) успешно руководить только военный человек. Любому неравнодушному к армейскому спорту и, в частности, к футболу наверняка придет на память не один подобный эпизод в истории родного клуба.

Вот как описывает появление нового тренера в команде армейцев один из ее лидеров Валентин Николаев: «Деятельность в ЦДКА он начал весьма оригинально: на первой тренировке стал гонять нас в бутсах по трибунам стадиона. Как человек, что называется, с военной косточкой, он искренне верил, что именно таким способом можно развить у футболистов не только выносливость, но и другие полезные качества. Но что ни говори, а ботинки с шипами предназначены для зеленого газона и уж никак не для лазания вверх-вниз по деревянным трибунам.

Как ни пытались мы объяснить нашему наставнику, что от таких «тренировок» толку не будет, что полезнее пробежать десяток километров по лесу, где сам воздух дарит здоровье и бодрость, он был неумолим. Трудно гадать, что нового придумал бы еще Ежов, но «свои три месяца» команда потеряла».

Начавшаяся война прервала чемпионат. Участники провели по 9-10 матчей. К этому моменту армейцы с 11 очками из 18 возможных занимали шестое место. 22 июня в десятом туре они должны были играть в Киеве с местным «Динамо». Подавляющее большинство киевлян хоть и узнало о войне, увидев над городом фашистские «юнкерсы», было уверено, что все это ненадолго, что уже скоро мы «будем бить врага на его территории». Поэтому с пониманием встретило объявление по радио о том, что «сегодняшний матч на первенство СССР между командами Красной Армии и «Динамо» (Киев) переносится, а билеты будут действительны на новую дату».

Армейцы должны были начать ту игру в следующем составе: В. Никаноров, К. Лясковский, А. Калинин, А. Базовой, А. Виноградов, Г. Пинаичев, А. Гринин, В. Николаев, С. Капелькин, П. Щербатенко, Г. Федотов. Через четыре бесконечно долгих года люди пришли на первый послевоенный матч, в котором, конечно же, играли «Динамо» (Киев) — ЦДКА. У некоторых в руках были те довоенные билеты, а в глазах стояли слезы.