Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Годы бесплодных усилий (1971-1983)


У главного тренера сборной команды СССР В.А. Николаева дела в сезоне 1971 года шли неплохо. Логичным выглядело включение в число кандидатов многих футболистов команды-чемпиона страны. В январе-феврале в контрольных матчах в Болгарии, Перу, Мексике и Сальвадоре в футболках сборной играли вратарь Шмуц, защитники Истомин, Шестернев, Капличный, Плахетко, хавбеки Долгов, Федотов, форварды Копейкин, Дударенко. Весной в число кандидатов добавился Уткин. Правда, в официальных отборочных матчах к ЧЕ-72 на поле выходили четверо: Шестернев, Федотов, Капличный и Истомин.

Несмотря на то, что большинство игроков клуба находились фактически весь год под присмотром В.А. Николаева, сезон команда провалила. Первый сбор в январе в Болгарии армейцы проводили без «сборников» и старшего тренера. С командой работали А.И. Мамыкин и В.П. Шпынов, помогавший Николаеву еще в Хабаровске. Перед началом подготовительного периода из команды ушли А. Масляев, В. Старков, А. Самсонов. Закончил играть Д. Багрич. После предсезонных сборов покинул команду В. Афонин. 
Из зачисленных отметим туляков — форварда Владимира Дорофеева и центрального защитника Владимира Бабенко и нападающего из СКА (Чита) Владимира Оглоблина. 
Не очень удачно сложились дела у армейцев Москвы и в розыгрыше Кубка европейских чемпионов. В первом раунде их соперником была турецкая команда «Галатасарай». В Стамбуле армейцы, благодаря голу Копейкина, сыграли вничью, а в ответной игре дома не оставили туркам ни шанса — 3:0 (Дорофеев — дважды, Оглоблин). В следующем круге соперник достался посерьезнее — «Стандард» (Льеж, Бельгия). В Москве единственный победный гол записал на свой счет Копейкин. В Льеже — 0:2. 

Финиш XXXIII чемпионата СССР застал ЦСКА на двенадцатом месте. В последних семи турах армейцы не победили ни разу, и лишь ничья в последней игре с «Карпатами» спасла команду от вылета из высшей лиги. 

Трагикомический случай произошел 17 апреля в домашней игре с «Араратом». Вратарь Л. Шмуц, пытаясь выбросить мяч рукой в поле, сильно размахнулся, мяч по инерции сорвался с кисти руки и влетел в ворота. ЦСКА проиграл — 0:1. Психологический срыв у вратаря был настолько серьезен, что в этом сезоне он уже в воротах не появился, да и позже в свою прежнюю силу не заиграл. Больше всех мячей в команде забил, как и год назад, Копейкин, но теперь их было вдвое меньше — 8.

Заслуги в сборной дали армейцам четыре почетных места среди 33 лучших футболистов сезона. Первыми номерами были названы Альберт Шестернев и Владимир Федотов, вторыми — Юрий Истомин и Борис Копейкин. Команда получила приз «Честь флага» за наибольшее представительство в национальной сборной страны. 

Год 1972-й. Несмотря на успешную работу В.А. Николаева со сборной командой страны, министр обороны А.А. Гречко потребовал освободить старшего тренера команды ЦСКА от работы со сборной. В межсезонье тяжелую операцию на колене перенес Альберт Шестернев. Спустя время, понадобившееся на лечение и восстановление, капитан начал усиленно готовиться к сезону. Но, по признанию медиков, их меры сильно запоздали. Вернуться на поле Шестерневу было не суждено. Вратарь Ю. Пшеничников вернулся в ташкентский «Пахтакор», защитник В. Войтенко — в «Уралмаш», нападающий В. Оглоблин перешел в «Сибиряк» (Братск). В ЦСКА пришли центральный защитник из киевского СКА Виктор Звягинцев, защитник Григорий Янец из московского «Торпедо», хавбек Фарид Хисамутдинов из алма-атинского «Кайрата» и нападающий Вильгельм Теллингер из львовского СКА. 

Команда готовилась к сезону, как обычно, в Сухуми. В ходе тренировочных игр и матчей на Кубок СССР определился основной состав: вратарь — В. Астаповский, защита — Ю. Истомин, В. Бабенко, В. Звягинцев, В. Капличный, Г. Янец, полузащита — Ф. Хисамутдинов, В. Федотов, В. Поликарпов, Н. Долгов, В. Уткин, А. Кузнецов, нападение — В. Дорофеев, Б. Копейкин, В. Теллингер, В. Дударенко. 

Стартовали армейцы резво и после десяти матчей занимали второе место, уступая очко ворошиловградской «Заре». Но финиш первого круга команде не удался — она не удержалась в тройке. Второй круг они начали с победы над лидером — «Зарей», продолжив победную серию еще шестью выигрышами. И вновь армейцев подвел слабый финиш: в семи играх — пять очков. 

Армейцы закончили чемпионат на пятом месте, набрав 34 очка из 60; мячи — 37:33. В. Поликарпов, В. Дорофеев и В. Теллингер забили по 6 мячей. 

В сборной, которая под руководством А.С. Пономарева стала серебряным призером чемпионата Европы, участвовала в футбольном турнире ХХ Олимпийских игр в Мюнхене и в отборочных матчах к Х чемпионату мира играли Капличный, Истомин, Копейкин, Федотов. 

В списке «33 лучших» под № 1 — В. Капличный и В. Федотов, под № 2 — Ю. Истомин, под № 3 — В. Звягинцев. Приз журнала «Смена» получил В. Теллингер. 

В регламент XXXV чемпионата страны было внесено существенное изменение — отмена ничьих, как преподносили его в прессе, направленное на обострение борьбы и исключение договорных матчей. Теперь, чтобы определить победителя в ничейной игре, участники должны были по окончании основного времени пробивать по пять 11-метровых ударов. Победителю «по пенальти» присуждалось одно очко, проигравшему — ноль.

Из команды убыли в свои прежние клубы В. Звягинцев, В. Фролов и Г. Янец. Покинули армейский коллектив Н. Долгов и В. Жигунов. В ЦСКА пришел нападающий Александр Козловских из Перми.

Как обычно, московские армейцы неплохо играли в первой половине сезона и даже ряд туров делили первое-четвертое места с другими участниками. Но потом у них наступил спад в игре, и в июле команду принял Владимир Михайлович Агапов. Помощниками его стали заслуженные мастера спорта Алексей Григорьевич Гринин и Альберт Алексеевич Шестернев. 

В итоговой таблице чемпионата армейцы заняли десятое место. В их активе было 25 очков (10 побед, 5 выигрышей по пенальти, 4 поражения по пенальти, 11 поражений); мячи — 33:36. Лучший бомбардир — В. Дорофеев (9 мячей).

В списке «33 лучших» — двое: В. Капличный и В. Федотов (оба под № 1). Они же участники матчей сборной команды СССР, в том числе отборочного цикла к чемпионату мира. 

В следующем сезоне команда выступила еще хуже, заняв 13-е место. От «командировки» в первую лигу их спасли дополнительные показатели, которые у армейцев оказались лучше, чем у «Зари» и «Кайрата». Не улучшили игру команды пришедшие опытные игроки: Сергей Морозов из луганской «Зари», москвичи Виктор Папаев из «Спартака» и Юрий Смирнов из «Торпедо». Из команды ушли Ф. Хисамутдинов, В. Кисляков (оба — в «Кайрат»), В. Калашников (в «Волгу», Калинин). Армейцы набрали в 30 играх 26 очков при соотношении мячей — 28:33. В. Федотов и Ю. Смирнов забили по 5 мячей.

Только защитник Никита Высоких, дебютировавший в этом сезоне, представлял команду ЦСКА в списке «33 лучших» под № 3. Он же получил приз журнала «Смена». В сборной, руководимой К.И. Бесковым, играли В. Капличный и В. Федотов.

Накануне сезона 1975 года команду принял великий хоккейный тренер Анатолий Владимирович Тарасов. Но свой хоккейный гений перенести на футбол ему не удалось. Итоги первенства оказались точно такими же, как и год назад. Тарасов освободил из команды В. Бабенко (выбыл в СКА, Ростов), В. Папаева (в «Спартак», Москва), В. Дударенко (в СК «Луцк»), А. Козловских (в «Локомотив», Москва). Закончил играть

Ю. Истомин, уехал в ГСВГ М. Плахетко. Уже в ходе чемпионата в столичный «Локомотив» ушел Ю. Смирнов.

Последним в ЦСКА этот сезон стал и для старожила команды Владимира Поликарпова, сыгравшего в ее составе за двенадцать лет 342 матча, в которых он забил 76 мячей. Поликарпов также уехал в команду ГСВГ.

Для московского мальчишки Володи Поликарпова футбол начинался где-то в начале 50-х, в бесконечных сражениях на пустырях Марьиной Рощи. Как большинство сверстников с московских окраин, он был «разносторонним спортсменом». Рос быстро, поэтому неудивительно, что к четырнадцати годам оказался в одной из групп школы ЦСКА по баскетболу, где прозанимался два года. Но, видно, не зря говорят, что от судьбы не уйдешь. В 1959-м баскетбольный тренер армейских мальчишек Ю.И. Бирюков отвел 16-летнего Владимира к своему футбольному коллеге А.Г. Гринину, последнему капитану легендарных «лейтенантов».

«В то время возраст такой роли не играл. Да и «дворовая школа» дала мне очень много, — вспоминал В.И. Поликарпов. — «Физика» была, что называется, на уровне; может, не все благополучно обстояло с технической подготовкой. 
В 1961 году команду принял Бесков и начал просматривать молодежь. «Подошли» Альберт Шестернев и Владимир Федотов, а я весь сезон провел в дубле, и лишь осенью меня взяли в турне по Индии. В том же году я сыграл за юношескую сборную на турнирах в Чехословакии и Италии (в Сан-Ремо). Продолжал играть в «юношах» и в 62-м. В турнире УЕФА — неофициальном первенстве Европы выступили, правда, неудачно — второе место в группе, но после возвращения оттуда едем в Ереван, где меня неожиданно ставят в основной состав. Бесков делал общую установку, а мной лично занимался второй тренер Владимир Николаевич Сучков. «Не волнуйся, Володя, — говорит, — все будет в порядке». Конечно, когда выходил на поле, коленки дрожали, но только до первого касания мяча. И в самом начале матча (2 мая 1962 года, первый матч сезона. — Ред.) я после паса Кирилла Доронина забиваю гол. Мы выигрываем встречу — 1:0. Как писали в газетах, шла 100-я секунда матча. Хорошо, что первая моя игра проходила не дома. На выезде — лучше. Свои не видят, и, естественно, меньше волнений. Вышел я, помню, под номером 8, а потом постоянной стала «десятка». С этим номером и играл до 73-го года.

Начинал я как полусредний нападающий и лишь с переходом к системе 4-2-4 окончательно оформился как хавбек. В первом сезоне рядом играл Виктор Дородных, техничный футболист, но он больше тяготел к игре в обороне. Николай Маношин — игрок организационного плана, меньше подключался к атакам, хорошо выполнял функции «диспетчера». Ну, а я играл больше с акцентом на атаку, поскольку владел таким ценным качеством, как чувство голевого момента. Естественно, отходил и в свою зону, но с отбором у меня не все получалось, поэтому предпочитал играть впереди. Лучше всего у нас выходило с Володей Федотовым. Мы понимали друг друга с полуслова. И «стеночка» получалась, и «скрещивание» проходило, и даже «двойную стенку» сделать могли. Можно сказать, с закрытыми глазами все получалось.

С 1963 года, при В.Д. Соловьеве, я начал бить одиннадцатиметровые штрафные удары. Я по характеру спокойный, мне все равно, какой счет — 1:0 или 0:1. Конечно, при счете 3:0 пенальти бить — совсем другое дело. Некоторые в игре так заводятся, что не могут быть хладнокровными. У меня получалось лучше, видимо, из-за моего спокойного душевного состояния. И при Николаеве я пробивал пенальти, а иногда — Федотов. В 1967-1968 годах бил Тарас Шулятицкий. А вот Борис Казаков близко к «точке» не подходил: «Ну вас с вашими пенальти!». Я дружил с ним. Прирожденный форвард: хорошо головой играл, и дальний удар был поставлен. Если бы с Шапошниковым не поссорился, то у нас бы надолго остался.

Но у меня бывали случаи, когда и я не забивал пенальти. Раза два или три. Один такой промах произошел в игре с киевским «Динамо» в 1972 году в Лужниках при счете 0:2. Попал в боковую стойку, почти в крестовину. Мяч отбросили на правый фланг, а там его Борис Копейкин подхватил и обратно в штрафную мне переправил. Тут уж я не промахнулся. После перерыва Вильгельм Теллингер слева подал, и я головой второй мяч забил. А потом он сам третий, победный провел в ворота Евгения Рудакова. Игра хорошая получилась для зрителей. А это — главное: для них и играешь».

Он вышел на поле в составе ЦСКА в последний раз 2 мая 1974 года, день в день ровно через 12 лет после дебюта. А еще через двадцать лет Владимира Поликарпова не стало.

Из тех, кого пригласил Тарасов, стабильно появлялись в составе защитник Александр Андрющенко из львовских «Карпат», нападающий Юрий Чесноков из «Локомотива» (Москва) и защитник Николай Худиев из московского «Торпедо». Армейцы, как уже отмечалось, остались на прошлогоднем 13-м месте. Лучшим бомбардиром после долгого перерыва стал с 13 голами Б. Копейкин, включенный, как и В. Астаповский, в список «33 лучших» (оба — под № 2). 

Относительно удачно дебютировали в составе Ю. Чесноков и воспитанник ЦСКА полузащитник Павел Коваль, ставший очередным лауреатом «Смены». 

В последнем для сборной СССР матче сезона (29 ноября) со сборной Румынии в ее составе дебютировал вратарь армейцев В. Астаповский. 

В Ростов ушел А. Андрющенко, в московское «Торпедо» — Н. Худиев. За СКА (Киев) с середины 1976 года стал выступать Леонид Шмуц. В следующем году распрощались с командой еще двое из состава чемпионов 1970 года: В. Уткин уехал в команду «Волга» (Калинин), а А. Кузнецов — в тульский «Машиностроитель». Перешли в ростовский СКА Г. Антонов и В. Теллингер, в смоленскую «Искру» — В. Бабенко. Сезон 1975 года был последним для Владимира Федотова и Владимира Капличного. 

Владимир Григорьевич Федотов в одной из публикаций конца 80-х годов вспоминал: «Скорее всего, специфика ЦСКА не позволяла из-за постоянных изменений в руководстве и составе команды стабилизировать и поставить игру в целом и каждого футболиста в отдельности. Для достижения высоких целей необходима группа талантливых игроков, которые длительное время играют в одном составе. В ЦСКА начала 60-х годов такая группа была малочисленной. В 1961 году пришли мы с Альбертом Шестерневым, годом позже — Владимир Поликарпов и Владимир Пономарев, чуть позже — Ионас Баужа. Сюда же следует отнести и более опытных Дмитрия Багрича и Виктора Дородных. Эти футболисты и определяли лицо команды. При этом линии нападения, где я играл, повезло меньше. Каждый год мои партнеры менялись. В 1961-1962 годах рядом играли Мамыкин, Стрешний и Апухтин, в 1963-1964 — Каштанов, Басалик и Денисов, в 1965 — Казаков, Шиманович, в 1966 — Варга, Секеч, Грещак. И так почти каждый сезон, что не придавало игре стабильности. В такой обстановке трудно проявить свои индивидуальные качества, которые сами по себе очень ценны, но эффективность их возможна лишь при помощи партнеров. 

Как раз к 1964 году я и мои товарищи получили соответствующую «обкатку». Сочетание молодых игроков с более опытными дало свои плоды. А в передней линии мы удачно взаимодействовали с Николаем Маношиным и с пришедшим позже Борисом Казаковым. В начале того сезона игра команды не впечатляла. Перемены в составе были весьма частыми. У нас было три равноценных состава. В это время в ЦСКА проходила службу большая группа игроков из «Торпедо» и «Спартака», особенно в линии нападения. Этим и объясняется низкая результативность команды — семь мячей в десяти матчах, да из них два соперники забили в свои ворота. Только когда с появлением Бориса Казакова стабилизировался состав, резко изменилось положение в линии нападения. Борис занял место в центре впереди, а я стал играть с отходом в глубину поля. У нас образовался результативный тандем. К этому времени здорово прибавил в игре и Владимир Поликарпов, взаимодействие с которым достигло понимания с первого взгляда».

В сезоне 1964 года, начиная с 15 июля, ЦСКА провел беспроигрышную серию из девяти матчей, в числе которых три крупные победы: над «Шинником» — 10:2, тбилисским «Динамо» (будущим чемпионом) — 4:1 и кутаисским «Торпедо» — 4:0. После этих игр личный счет Владимира Федотова составил 8 голов, в числе которых «четырехгранный» хет-трик, или, как принято сейчас говорить, «покер», в рекордном матче с «Шинником». До конца чемпионата Федотов забил еще восемь мячей, что позволило ему обогнать всех претендентов на приз «Труда».

К работе с командой вместо А.В. Тарасова приступил Алексей Иванович Мамыкин, помогал ему Валентин Борисович Бубукин, а начальником команды стал Николай Алексеевич Маношин.

В двух однокруговых блицчемпионатах 1976 года армейцы показали почти абсолютно равные результаты: 7-е место, 15 очков, по 5 побед, ничьих и поражений, по 16 пропущенных мячей, и только забили весной 20, а осенью на мяч больше. 

Борис Копейкин дважды в сезоне стал лучшим бомбардиром не только в своей команде, но и среди всех столичных голеадоров. Его достижения — весной и осенью соответственно — 6 и 8 голов. Наградой стал приз газеты «Вечерняя Москва» для лучшего столичного бомбардира сезона. 

Посредственные результаты клуба не помешали пятерым армейцам занять достойные места в списке «33 лучших». Вратарь Владимир Астаповский, признанный лучшим футболистом страны и лучшим вратарем сезона, и центральный защитник Сергей Ольшанский получили первые номера, другой центральный защитник Василий Швецов и центральный полузащитник Александр Тарханов стали вторыми, а правый крайний нападающий Юрий Чесноков — третьим. 

Главный тренер сборной, готовившейся к монреальскому олимпийскому турниру, В.В. Лобановский в начале сезона привлекал в команду Л. Назаренко, позже к нему присоединились В. Астаповский и Ю. Саух. Осенью сборной руководили сначала Н.П. Симонян, потом В.А. Николаев. В этом составе играли С. Ольшанский, А. Тарханов, Ю. Чесноков, к тренировочным играм привлекались также вратари В. Астаповский и В. Радаев и защитник В. Швецов. 

В 1977 году первую победу армейцы одержали только в десятой игре, 22 июня в Днепропетровске. К этому времени главным тренером снова был Всеволод Михайлович Бобров. К его приходу в активе команды было два очка из восьми возможных при соотношении мячей — 2:7. С ходу радикально изменить положение Боброву не удалось — 14-е место из 16 участников. Но главное, что он сделал, команда перестала быть безразличной к игре, к результату. Это и стало спасением от вылета в первую лигу. 
Лучшим бомбардиром ЦСКА и всех столичных команд с 12 голами впервые стал Юрий Чесноков, получивший приз газеты «Вечерняя Москва».

 
В весенних матчах сборной участвовали В. Астаповский, С. Ольшанский и А. Тарханов. Осенью в ее составе вновь появился Ю. Чесноков. Он же — единственный армеец, включенный под № 1 в список «33 лучших» за 1977 год.

 
Через основной состав за три чемпионата (1976-1977) прошли 34 футболиста. Большинство матчей сыграли: вратарь Владимир Астаповский, защитники Сергей Ольшанский и Василий Швецов, пришедший из минского «Динамо», Никита Высоких, Юрий Саух (СКА, Ростов) и Александр Колповский (СКА, Хабаровск), Леонид Николаенко (1977 г. из СКА, Одесса), Владимир Григорьев (1977 г. из СКА, Киев), Борис Кузнецов (1977 г.), Владимир Бычек (1977 г. из СКА, Хабаровск), полузащитники Сергей Морозов, Юрий Пантелеев (из ярославского «Шинника»), Александр Кузнецов (1976 г.), Геннадий Антонов (1976 г. из СКА, Ростов-на-Дону), львовянин из команды ГСВГ Евгений Дулык, нападающие Борис Копейкин, Юрий Чесноков, Вадим Никонов, ростовчанин Леонид Назаренко, Александр Тарханов (1977 г. из СКА, Хабаровск). Остальные новички в команде надолго не задержались и вернулись в свои прежние клубы.

В 1978 году В.М. Бобров вывел команду на шестое место в чемпионате страны. Перед сезоном команду покинули Б. Копейкин (команда Южной группы войск), В. Радаев (ростовский СКА, потом - ГСВГ), С. Морозов (поступил в Высшую школу тренеров) и ряд других футболистов.

Им на смену пришли форвард Назар Петросян из «Арарата», москвичи — нападающий Алексей Беленков из «Торпедо», вратарь Валерий Новиков и защитник Евгений Александров из «Локомотива», а также полузащитник Анатолий Коробочка из симферопольской «Таврии» и еще один нападающий Александр Погорелов, выступавший за «Памир» (Душанбе) и одесский «Черноморец». 

Армейские футболисты в этом чемпионате смогли одержать победы почти над всеми соперниками, кроме двух первых призеров — тбилисских и киевских динамовцев и бакинского «Нефтчи». Но при этом атака команды, несмотря на опыт Беленкова (8 голов), Чеснокова (7), Погорелова (4), Назаренко (3), Тарханова (2), напористость Петросяна (5), выглядела не слишком убедительно. Еще слабее сыграли вратари. Астаповский и молодой Новиков провели по 15 матчей и пропустили соответственно 15 и 24 мяча. И, тем не менее, В.М. Бобров и его помощники В.М. Агапов и В.А. Капличный надеялись в будущем серьезно улучшить игру команды. 

Снова в списке «33 лучших» значился один армеец — А. Тарханов (№ 3). В сборной СССР под руководством Н.П. Симоняна регулярно выходил на поле Ю. Чесноков, а в одном из товарищеских матчей в воротах главной команды дебютировал Валерий Новиков. 

Однако к концу сезона в армейском коллективе начались разногласия. Нарушились контакты и в тренерском штабе. Осенью Агапова и Капличного заменил Ю.П. Пшеничников. А по окончании сезона уволили и Боброва. Председатель Спорткомитета Министерства обороны Н. Шашков направил его тренером в футбольную школу ЦСКА. 
Всеволод Михайлович очень тяжело переживал увольнение. Летом 1979-го после очередного сердечного приступа он скончался.

К следующему чемпионату армейцев поручили готовить С.И. Шапошникову, который отпустил из команды Е. Александрова и Б. Кузнецова (в московский «Локомотив») и группу молодых игроков. Позднее в Одессу вернулся А. Погорелов. Форму ЦСКА надели Юрий Аджем из симферопольской «Таврии» и Сергей Пасечник из СКА (Львов). Старшему тренеру помогали Валентин Борисович Бубукин и Владимир Григорьевич Федотов. 

Команда выступала неровно. Победы чередовались с поражениями. Заняв 8-е место, армейцы забили 46 мячей, столько же и пропустили. Сделав два хет-трика, лучшим бомбардиром вновь стал Ю. Чесноков (16 голов). В сборной у Н.П. Симоняна играли Ю. Чесноков и дебютант Ю. Аджем, а вот сменивший его осенью К.И. Бесков армейцев в свою команду не приглашал. Впервые в число 33 лучших футболистов страны не включили ни одного представителя ЦСКА. 

Отличились дублеры армейцев, завоевавшие первое место в своем всесоюзном турнире. В их составе выступали: вратари Г. Горбунов и В. Новиков; защитники В. Григорьев, А. Горюхов, С. Пасечник, Л. Николаенко, П. Нестеров; полузащитники В. Кухлевский, В. Михалькевич, И. Суровикин, А. Кодылев; нападающие С. Маликов, О. Аханов и другие. 
В следующем сезоне команду ЦСКА возглавил Олег Петрович Базилевич. Он пробыл в этой должности до осени 1982 года. 

От состава 1979 года в течение всего периода работы О.П. Базилевича в команде оставались Валерий Новиков, Александр Тарханов, Василий Швецов, Юрий Чесноков, Юрий Аджем, Павел Нестеров и в дубле — Сергей Пасечник. От зачисленных в 1980-м — Валерий Глушаков, Виктор Колядко и Николай Булгаков, от призыва 1981-го — Валентин Кобыща, Вагиз Хидиятуллин и первый из будущей садыринской золотой команды Дмитрий Галямин. 

В последний год работы Базилевич принял в команду вратаря Юрия Шишкина, полузащитника Виктора Самохина и нападающего Геннадия Штромбергера. Остальные новобранцы через год-другой выбыли. Ранее команду покинули: в 1980-м — Л. Назаренко и С. Ольшанский (закончили выступления), И. Бычков, Ю. Саух, А. Колповский, В. Григорьев, Л. Николаенко, В. Кухлевский и др.; в 1981-м — В. Астаповский, А. Коробочка, Н. Петросян, А. Беленков, П. Нестеров и др.; в 1982-м — Е. Дулык, Н. Высоких.

Вратарь с торпедного катера

В 1976 году на Олимпийских играх в Монреале сборная команда СССР стала бронзовым призером. Голкипер ЦСКА и сборной Владимир Астаповский в том сезоне был назван лучшим вратарем и лучшим футболистом страны. 

Факты его футбольной биографии: 

226 матчей в чемпионатах СССР (все — за ЦСКА); 
2 раза в списке «33 лучших» (один раз — под № 1); 
9 игр за первую сборную СССР; 
2 игры за олимпийскую сборную.

Отец Владимира играл в Брянске за заводскую команду. Дома лежали бутсы, форма. Эти предметы были как бы частью жизни семьи. Как и все мальчишки, Володя гонял на улице мяч. И однажды его увидел сосед, игравший за брянское «Динамо» по классу «Б». Увидел и отвел в динамовскую школу.

Потом он поступил в бакинскую «мореходку». Там была футбольная команда, в воротах которой его увидел тогдашний тренер «Нефтяника» Артем Фальян и пригласил в молодежную команду. Успел он немного поиграть за дубль, а в 1965-м его призвали на флот.

Служил Владимир на торпедном катере рулевым. В бригаде торпедных катеров футбольной команды не было. Но в Севастополе базировалась команда Спортивного клуба Черноморского флота, которую тренировал Михаил Иванович Ермолаев, бывший центральный защитник и капитан московских армейцев. Он и пригласил молодого вратаря в команду моряков-черноморцев, а через два с половиной года так отрекомендовал его в ЦСКА В.М. Боброву: «Вот, я нашел тебе вратаря ростом два метра, рукой выбрасывает мяч за центр поля». Бобров ответил: «Пусть приезжает, посмотрим».

В январе 1969 года он начал готовиться к сезону в ЦСКА. А в команде тогда было пять (!) вратарей: Пшеничников, Шмуц, Кудасов, Когут и Астаповский. Как вспоминал Владимир, ничего особенного ему «не светило». Но потом пошла работа, и в конце 69-го он прочно встал в ворота.

Ему очень нравилась морская форма. У спортсменов-армейцев это не было принято: весь ЦСКА ходил в «сухопутной» — общевойсковой. В декабре 1969-го, когда команду представляли замминистра обороны маршалу Соколову, тот, увидев «моряка», приказал: «Переодеть!». Астаповский ответил: «Переоденете в «сапоги» — уйду из футбола!» — «Ладно, — сказал маршал, — носи морскую». Так до самого конца службы он и ходил только в черной морской форме.

«Всеволод Михайлович любил побить по воротам, а я любил попрыгать, — вспоминает Владимир Астаповский. — Вот он со мной постоянно и занимался, бил «по заказу». Он забивает — я злюсь, «завожусь», он — тоже. Ну и другие со мной много занимались — Шестернев, Мамыкин. Удары у них были поставленные.

Потом команду принял Валентин Александрович Николаев. В 1970 году, когда мы стали чемпионами, приехал в Москву Корольков, тренер «Пахтакора», и стал звать к себе: «У вас четыре вратаря, что тебя здесь держит? Квартиры нет, живешь в пансионате…», ну и так далее. «Я, — говорю, — лично не против, но у меня есть тренер. Если он отпустит — ради Бога, нет — извините». Корольков пошел к Николаеву, выходит: «Не отпускает». И в следующем году я уже был стопроцентно основным вратарем. Кроме того, Николаев буквально заставил меня поступить в институт, и высшее образование я получил только благодаря ему.

А когда пришел Тарасов, тут вообще приходилось работать как ломовой лошади. У Тарасова ведь просто: если ты не работаешь, значит, не играешь. Он педагог был уникальный, «заводить» умел ребят великолепно. Никогда при других о тебе ничего плохого не скажет, зато один на один мокрого места не оставит, выскажет все, что о тебе думает».

Тогдашний капитан армейцев Сергей Ольшанский как-то вспоминал, что, если во время тренировки в Архангельском за воротами Астаповского стояла тамошняя повариха, забить ему было невозможно.

«В воротах я всегда «заводился» сам, — продолжает рассказ Астаповский. — Особенно, если «на компот» или там на шампанское спорили. И, правда, забить мне тогда было непросто. Или когда чувствовал, что за воротами стоит понимающий человек, специалист, который увидит ошибку и укажет — Яшин или Алексей Петрович Хомич. Эти два великих вратаря мне многое дали. При них я старался брать все, что летело. Лев Иванович говорил: «Ты прыгни. Ну, сейчас ты этот мяч не достал. Завтра ты его достанешь». 
Я свои голы помнил долго. «Там бы мне сделать полшага, там выйти вперед». И эти «прокручивания в голове» тоже необходимая вратарю вещь. Своих ошибок повторять нельзя».

Если пятое место в 1980 году позволяло на что-то надеяться, то следующий сезон и шестое место более разочаровали, нежели подогрели былые надежды. Виной тому были блеклая игра, текучесть состава, отсутствие у большинства футболистов желания показать все свое умение. Как результат — досрочная передача поста главного тренера от Базилевича Альберту Алексеевичу Шестерневу, последовавшая в сентябре 1982 года. 
Вряд ли руководители армейского спорта, футбольная общественность, болельщики ждали серьезных перемен к лучшему после назначения А.А. Шестернева. Уж слишком привычным — серым, безликим стал за последние годы футбол в исполнении команды московских армейцев. Тем не менее с последнего, 18-го места Шестернев «вытащил» армейцев на спасительное 15-е.

В 1980 году лучшим бомбардиром стал А. Тарханов — 14 голов в 34 матчах; в 1981-м — Ю. Чесноков — 9 (30); в 1982-м — вновь А. Тарханов — 16 (33). 

Теперь о списке «33 лучших». 
1980 год. Под № 3 в списке двое армейцев — центральный защитник Василий Швецов и центральный полузащитник Александр Тарханов. 
1981 год. Единственный в списке — «новоармеец» В. Хидиятуллин (№ 3 в номинации «левые центральные защитники»).

1982 год. Опять представительство минимальное: А. Тарханов — № 3 среди центральных нападающих. 

Перед сезоном 1983 года из ЦСКА выбыли И. Пономарев (в «Нефтчи»), О. Таран (в «Днепр»), В. Швецов (в команду ЮГВ), В. Хидиятуллин (в СКА — «Карпаты»). 
Вернулся в команду после трехлетнего пребывания в московском «Локомотиве» Борис Кузнецов, оттуда же пришел защитник Евгений Дрожжин, из смоленской «Искры» возвратился воспитанник армейской школы Валерий Плотников, зачислен был воспитанник столичного клуба «Динамо» Владимир Гречнев, из школы ЦСКА пришли Андрей Афанасьев и Андрей Мох.

Новый сезон армейцы начали успешно, довольно неожиданно выйдя в полуфинал Кубка СССР. Правда, в игре с харьковским «Металлистом» они уступили в дополнительное время, но игру показали по содержанию весьма неплохую. И в дальнейшем, в календарных матчах чемпионата, игра команды особой критики не вызывала, но очки давались очень трудно. Многие специалисты, анализируя тогдашнюю игру команды, указывали на разношерстность состава. Действительно, игроки в ЦСКА собрались очень разные — по опыту, по мастерству, по человеческим качествам, по порядочности, наконец. А Альберту Алексеевичу не хватало временами жесткости, чтобы собрать в единый кулак все, что было хорошего в коллективе. В команде начались распри, поползли слухи о том, что ряд ведущих футболистов «сплавляет» игры. И маршал Соколов санкционировал отставку главного тренера. На исходе сезона команду принял (в который уже раз!) С.И. Шапошников.

Армейцам вновь удалось избежать ухода в низший класс. Они заняли 12-е место. В активе 32 очка из 68 возможных, по 11 побед и поражений, 12 ничьих, из которых две оказались сверхлимитными. Забили армейцы 37 мячей (больше всех — 13 — В. Колядко), пропустили 33.

В списках 33 лучших футболистов армейский клуб представляли двое: левый защитник Н. Булгаков (№ 3) и центральный нападающий А. Тарханов (№ 2).

К играм сборной страны В.В. Лобановский привлекал А. Тарханова.