Последние события

Матчи ПФК ЦСКА

Таблица

Бесков (1961-1962)


В 1961 году команду армейцев столицы возглавил «человек со стороны». Это был знаменитый в 40-50-е годы форвард московского «Динамо», позднее главный тренер московского «Торпедо», а с 1957 года — тренер легендарной лужниковской ФШМ, заслуженный мастер спорта Константин Иванович Бесков. Появился он в ЦСКА с подачи своего приятеля генерала П.М. Ревенко, командовавшего Сухопутными войсками. Помощником Бесков пригласил Владимира Николаевича Сучкова. Начальником команды стал заслуженный мастер спорта Владимир Николаевич Никаноров.

Полномочия дебютант получил небывалые. К тому же, человек не военный, Бесков мог без опаски в глаза любым воинским начальникам высказывать свое мнение. Для начала он потребовал коренных изменений материально-технической базы команды. В рекордно-армейские сроки было проведено приспособление части территории и сооружений санатория Министерства обороны «Архангельское» под тренировочную базу футбольной (а позже и хоккейной) команды ЦСКА. Рядом было построено вполне приемлемое по тем временам футбольное поле. Здесь без малого полвека тренировались армейцы.

К.И. Бесков начал создавать новую команду. Ушел в ростовский СКА В. Стрешний, в московский «Локомотив» — Д. Ковач, в киевское «Динамо» — Вит. Щербаков, в «Беларусь» — М. Мустыгин, в «Молдову» — Д. Дубровский, в команду г. Серпухова — Г. Силкин, Ю. Коротких, В. Агапов, в «Труд» (Тула) — В. Бровкин. После безуспешного лечения многочисленных травм перешел на тренерскую работу Ю. Беляев. Закончил выступления М. Перевалов.

Оставил новый тренер в коллективе тех, кто в той или иной степени соответствовал его игровым идеям. Это Б. Разинский, Д. Багрич, А. Мамыкин, В. Дородных, Э. Дубинский, В. Амбарцумян, Е. Журавлев, Г. Апухтин, В. Латышев, Н. Линяев, М. Ермолаев.

Вакансии заполнили опытные игроки — центральный защитник Анатолий Федотов из алматинского «Кайрата», полузащитник Юрий Ковалев из киевского «Динамо», полусредний нападающий, игрок сборной, чемпион Европы Валентин Бубукин из московского «Локомотива», левый край из московского «Торпедо» Кирилл Доронин, центр нападения Саркис Овивян из ереванского «Спартака». А также молодежь — вратари Василий Иванов («Спартак», Москва) и Станислав Кананин («Труд», Глухово), центральный защитник Альберт Шестернев (молодежная команда ЦСКА, воспитанник школы московского «Локомотива»), выпускники ФШМ — сын Григория Ивановича Федотова — Владимир, два его тезки — Романов и Фомичев. Зачислен был в штат команды и воспитанник школы ЦСКА нападающий Владимир Поликарпов. В большинстве своем они стали игроками дубля. Лишь 18-летний Федотов, выйдя 14 апреля в Ереване против «Арарата», дебютировал ярко, став на долгие годы игроком-символом ЦСКА.

Как и предыдущий, чемпионат страны-1961 проводился с предварительным этапом. Теперь из двух подгрупп по 11 команд в финальную часть выходили по пять претендентов с багажом всех набранных очков. Как и год назад, в подгруппе вместе с армейцами выступали земляки-спартаковцы и киевляне. На этом этапе ЦСКА выступал блестяще: 29 очков из 40; мячи — 55:28, и — первое место. Финальную пульку армейцы провели несколько лучше, чем в 1960-м, но до пьедестала почета опять чуть-чуть не хватило — всего двух очков.

Основной состав К.И. Бесков определил довольно скоро: в воротах — Иванов, в защите — Дубинский, Шестернев, Багрич, в средней линии — Дородных и Журавлев (Ковалев), в нападении — Апухтин, Мамыкин, Овивян (Федотов), Бубукин (Амбарцумян), Доронин. 
Отметим два дебюта футболистов, которым впоследствии суждено было стать знаковыми фигурами в истории армейского футбола.

8 мая армейцы встречались с московским «Динамо». В этой игре тяжелую травму получил один из новичков ЦСКА центральный защитник А. Федотов. Его заменил В. Дородных, а в следующей игре, состоявшейся 13 мая с «Молдовой», эту позицию занял 19-летний, мало кому известный, худой и долговязый Алик Шестернев. Занял прочно и надолго, со временем став капитаном ЦСКА и сборной страны, заслуженным мастером спорта, бронзовым призером восьмого чемпионата мира, чемпионом СССР 1970 года. Как и его знаменитый предшественник, Анатолий Башашкин, он был лучшим стоппером советского футбола на протяжении целого десятилетия.

Воспитанник ФШМ Володя Федотов уже с лета 1960 года привлекался к играм дубля ЦСКА. Бесков не форсировал карьерный рост любимого ученика. Все, чему его научили в лужниковской школе, и чем одарила его наследственность (а кроме отца, это еще известные в 40-е годы футболисты Василий, Георгий и Виктор Жарковы, родные братья матери), могло при неосторожном обращении пойти юному дарованию во вред, а то и вовсе загубить талант. Тем более что в распоряжении Константина Ивановича был мощный и результативный центрфорвард Саркис Овивян, а при необходимости на этой позиции мог сыграть и Алексей Мамыкин. В том чемпионате Федотов провел всего 12 игр за главную команду и при этом стал с 10 голами вторым по результативности вслед за Алексеем Мамыкиным (18 голов в 29 играх). Кстати, три из них юный форвард забил в том же матче с кишиневской «Молдовой».

Говоря о переменах в команде, нельзя обойти молчанием неожиданный для болельщиков уход из команды Бориса Разинского, случившийся в разгар чемпионата. У известного голкипера со многими наставниками возникали трения из-за его страстного желания поиграть в нападении. Но если прежде подобные ситуации разрешались благополучно, то теперь…

«Поехали мы на сборы в ГДР, — вспоминает Б.Д. Разинский, — и там у меня возник с тренером первый конфликт из-за того, что я немного опоздал к отбою. Этот конфликт замяли. Начал вкалывать. Бесков сам с вратарями работал. Тогда я еще не знал о непреклонности характера Константина Ивановича и все время лез со своими репликами и замечаниями. Серия мелких стычек получила логическое завершение: мне объявили, что я отчислен из команды… из-за плохого зрения.

Не то, чтобы я обиделся. Все, может быть, к лучшему, но был момент, когда у меня на душе стало тяжело. После того как я отдал клубу 10 лет, пришел человек, который меня в расцвете сил из команды, из основного состава отчислил не по причине плохой игры, а из-за того, что я якобы плохо вижу! А я после этого еще 12 лет отыграл. 

Конечно, в ЦСКА я только вратарем бы и закончил. Я вперед пошел потому, что вратарем-то себя никогда не считал. Я мальчишкой все время в нападении играл, забивал много. Это мне нравилось. Для меня примером тогда, в 40-е годы, был Бобров. А в воротах я совершенно случайно оказался.

В том гарнизоне, в Калининской области, где отец служил с 47-го по 51-й год, пока я школу не окончил, кроме спорта, заняться было нечем. Каждый вечер играли в волейбол. Молодые летчики после полетов приходили на площадку, которая там была. Весь гарнизон собирался, публики было много. Вот мы там и сражались. Полк на полк. За взрослую команду я и еще двое парней играли. Мы же там, в деревне этой, всеми видами спорта занимались: и волейболом, и футболом, и акробатикой, и другими. Но это все на любительском уровне, для себя. А когда в Москву приехал, сразу попал в волейбол. Стал играть за первый курс института физкультуры и сразу же попал в сборную Москвы, в компанию к Чеснокову, Коваленко, Лобанову, к тем, кто, потом за сборную Союза играл. 
Но футбол мне больше нравился. В Москве в первый же день побежал в Сокольники посмотреть на тренировку ЦДСА. Три часа ждал, пока они приедут. А после стоял в толпе за воротами и смотрел, как мои кумиры отрабатывали удары. И бросался, чтобы подать мяч. А они били и били. В один из моментов Никанорова уже «отработали», а Чанов по какой-то причине вышел из ворот. И мы сразу человек пять — туда. Один мяч мне в красивом прыжке удалось взять. Тогда Федотов с Аркадьевым всех остальных из ворот выставили, стали меня проверять. После записали координаты, сказали, что найдут. 
И нашли. В январе 52-го впервые ехал в армейском автобусе в Фили, на тренировку. И никому не говорил, что не вратарь я вовсе, что это все у меня от волейбола, а по природе, по пристрастию я — центр нападения. Молчал — радовался, что хоть кем-то взяли. Так в воротах и остался.

О Федотове у меня воспоминания самые теплые. Он мне много дал. Удар у него был — куда хотел, туда и бил, на какой угодно высоте. Говорит мне: «Не разбейся, милый!». И кладет мячи впритирку к штанге, я за ними сигаю на четыре метра. Вот это была индивидуальная работа!

После Олимпиады 52-го года Аркадьев поставил меня за дубль, но тут подоспел печально знаменитый разгон «команды лейтенантов», и нас распихали кого куда… Башашкин, Исаев (из ВВС. — Ред.), Перевалов и я попали в «Спартак». Здесь я впервые сыграл за основной состав. А уже на следующий год, в 1954-м, возродился ЦДСА, и мы вернулись. Вратарями были Никаноров и я, но я его уже «подпирал», и он это чувствовал. Но все же относился ко мне очень доброжелательно, помогал, поддерживал, и я ему навек благодарен.

Год спустя уже попал в сборную, затем вообще крупно повезло: поехал в Мельбурн на Олимпиаду. А говорю «повезло» потому, что много других сильных вратарей было в то время — Ивакин, Беляев, Макаров, Маслаченко, не говоря уже о Яшине…».

Разинский ушел в «Спартак». И надо было такому случиться, что первая же игра в новой команде — с ЦСКА. Закончилась она со счетом 2:1 в пользу «Спартака». После игры в тоннеле под трибунами они встретились. Вратарь не без злорадства посмотрел на своего бывшего наставника…

В традиционном списке «33 лучших» за 1961 год четверо армейцев: под № 1 — правый защитник Э. Дубинский и правый полузащитник В. Амбарцумян; под № 2 — центральный защитник А. Шестернев и левый полусредний А. Мамыкин.

В первой сборной СССР дебютировали защитники Дубинский и Шестернев, нападающие Мамыкин и Амбарцумян. За главную команду выступали также Бубукин и Апухтин.

Неблестящее выступление в финальной пульке в минувшем сезоне заставило главного тренера продолжить эксперименты с составом. Были освобождены Бубукин, Ковалев, Овивян, вратари Иванов и Востроилов, травмированный А. Федотов. После чемпионата мира в Чили надолго выбыл из строя Дубинский. Закончил играть Ермолаев. Пришли в команду вратарь из вильнюсского «Жальгириса» Ионас Баужа и защитник из Баку Вячеслав Семиглазов, нападающий Борис Орешников, вернулся из ростовского СКА Владимир Стрешний.

Продолжались и опыты по определению идеальной системы проведения чемпионата страны. На этот раз из двух подгрупп предварительного этапа в финал выходили по шесть претендентов, но теперь с очками, набранными только в играх между собой.

Армейцы выступили по уже традиционной формуле: отлично на предварительном этапе — 2-е место после киевского «Динамо» (28 очков из 40; мячи — 28:9) и, увы, блекло в финальной пульке — 4-е место (12 из 24; 11:13). Вновь, чтобы занять место на пьедестале, им не хватило двух очков. Лучшим бомбардиром стал В. Федотов — 6 голов (из 39).

Среди «33 лучших», как и год назад, четверо армейцев, все — защитники: Э. Дубинский (№ 1), А. Шестернев (№ 2), В. Семиглазов и Д. Багрич (оба — № 3).

Дебютировал в ЦСКА вчерашний дублер левый полусредний В. Поликарпов. Участниками VII чемпионата мира, проходившего в Чили, стали Э. Дубинский и А. Мамыкин. В первом же матче в подгруппе с югославами их нападающий Муич нанес тяжелейшую травму Дубинскому, который почти на год выбыл из строя. Мамыкин забил один из двух мячей уругвайцам в последней игре группового турнира.

В «международной деятельности» команды ЦСКА отметим турне по Франции, где армейцы провели три матча с «Реймсом» (0:1), «Рэсингом» (1:5) и сборной Западной Франции (0:2).

Кредит доверия у генералитета Бесков исчерпал.